Транскрибация видео конференции мастеров в ИКСР 16.11.2016. Москва

Султанова Диана, Берлин; Корнилова Ирина, моск. область; Шалвашвили Гванца, Архангельск

https://iis-berlin.ru/video/kongressy-konferentsii/konferenciya-iksr-2016/

Видео 1

 Доклад Натальи Спокойной по теме: «BEMS Model для Краткосрочной Интегральной Терапии Травмы человека, организации, группы, общества» на конференции ИКСР 16.11.2016 Москва

 Я Наталья Спокойная. Тут обо мне немножко написано. Я живу уже  23 года, с октября 1993 в Берлине. Поскольку мой муж математик и, соответственно, мы уехали, поскольку не было науки, и я сейчас между двумя странами, между двумя полюсами.

У меня три специальности. Первая — математика. Вторая — теология. Я ученица отца Александра Меня, отца Георгия Чистякова, экуменического направления в церкви. И в расстановках я сразу говорю, что для меня нет православной психологии, вообще ее нет в мире, а есть христианская психология, если уж так говорить. И я все лучшее, что есть в разных конфессиях, пытаюсь объединить. И третья специальность — психолог. Соответственно, расстановщик. Вот в этом направлении. И по расстановкам я окончила в свое время ИКСР, с честью говорю. Ну а еще училась у Вебера и у стареньких заслуженных расстановщиков. И окончила здесь все, что можно: структурные, организационные. Потом меня признали расстановщиком, а потом и обучающим терапевтом в Немецком Расстановочном Обществе DGfS, сейчас еще меня признали в Infosyon, в Мировой Ассоциации Организационных Расстановщиков. Я пока еще там не обучающий терапевт, я только решила вступить. Не знаю еще, что там будет, может быть еще пока обучающим там не буду. Но, как минимум, там признана.

И, соответственно, у меня институт в Берлине по обучению системным расстановкам. Он такой достаточно молодой. И сейчас то, что я делаю — я преподаю пока программу «Как проводить системные расстановки в онлайн формате». То есть у меня это экспериментальный курс. DGFS сейчас присматривается. Статья на немецком языке на эту тему уже вышла и речь идет о том, что можно в онлайн формате проводить системные расстановки. Я это установила тоже феноменологически, экспериментально. Вот уже третий у меня поток сейчас студентов. Маленькие, очень группы, 3-5 человек, потому что там, во-первых, техника не позволяет, а, во-вторых, это серьезная работа и мне там надо личный контакт с каждым из студентов. Я думала, что это для опытных расстановщиков, но ко мне и новички приходят. Если новички, то, конечно, это два года. Если человек хочет сертифицироваться у немцев, то это 2 года обучения, 8 модулей, соответственно. А если человек уже закончил, то можно просто онлайн и тогда будет у него сертификат онлайн расстановщика. Надеюсь, что уже от Немецкого Общества ну, как минимум от моего института пока. Ну и, соответственно, я еще поскольку очень много занималась травмой и очень много травмой сексуального насилия, у меня еще образование — системный сексуальный терапевт, тоже у немцев, ну и еще всякие образования по психологии. Чего только нет, даже перечислять не буду.

Вот вчера мне привезли, спасибо большое, мою книжку новую. Всем покажу. Здесь собран мой опыт за это время. Хотя сейчас уже что-то еще появляется. Вот буквально совсем недавно вышла, она совсем свежая, только что написала. И сюда вошли практически все последние наработки. Она называется «Краткосрочная интегральная терапия травмы». А дальше пойдет речь, соответственно, «…человека, семьи, организации, группы, общества». Ну что? Поехали дальше!

Я очень быстро буду идти, потому что времени мало и мне хочется успеть всю теорию для того, чтобы на мастер-классе мы занялись практикой, т. е. применением. И еще, если будет желание, я подумала, что, наверное, практика — это значит я почти не буду говорить, я буду комментировать расстановки, но может быть, если народ захочет, мы сделаем упражнения тем, кто хочет. На то, что я расскажу. Наверное, имеет смысл. Поэтому по времени я очень-очень буду стараться компактно, чтобы нам сейчас успеть.

Сразу говорю, что  в том, о чем сейчас идет речь, главное — это расстановки. Но поскольку речь о тяжелой травме, расстановка делает слишком большие шаги, то есть речь идет о том, чтобы работать интегрально, то есть интегрировать и другие методы психотерапии, и духовно-ориентированный подход и вообще различные науки другие, не только психологию, для того, чтобы работать с травмой.

Почему вообще я этим занялась? Стандартные методы работы с травмой, особенно те, что я у немцев видела — все замечательно, надежно, полгода ищем безопасное место. В расстановке Урсула тоже искала безопасное место, но это где-то полчаса, минут сорок в расстановке, иногда час уходит на то, чтобы найти это место. Но это уже я считаю краткосрочно.

Из зала (мужчина): Чуть-чуть поменьше, чем полгода.

Н.С.: Нет. В расстановке Урсулы нет. Но я говорю о травматерапии в Германии. Они очень долго ищут безопасное место для Клиента, и только потом идет конфронтация с травмой. При нашей российской действительности, когда страховка медицинская не платит, ну кроме отдельных случаев, но и там, когда платит. Понимаете, у человека сил уже нету на эту терапию годами ходить, хоть в Германии страховка психоаналитикам платит и поведенческим терапевтам. Соответственно, год ходишь — 5% успеха, увы. Но здесь еще человек должен платить, а он обычно не имеет работы в таких случаях. Понимаете, да? То есть безнадежность, иначе я бы этим не занялась, наверное. Клиент длительное время не замечает прогресса, потому что маленькие очень шаги и, соответственно, в результате часто еще идет ретравматизация, то есть ухудшение состояния, он перестает верить в то, что вообще что-то еще можно.

Реально, как я поняла, я могу только помочь, когда я отказываюсь от маленьких шагов и делаю сразу большой шаг в расстановке. И вопрос идет о возможности такой работы. Мой подход не сразу родился, но речь идет о том, что любая травма расщепляет. Соответственно, нужна речь о целостности личности. Я сейчас пока о психической травме говорю. То есть восстановление целостности личности, причем от Тела, Эмоций до Интеллекта и Духа. То есть я рассматриваю 4 части. Чуть позже об этом. Вот этой цели служит мой авторский метод.

Сейчас у него последнее название это «Body-Emotions-Mind-Spirit Model». Я уже интернациональное название дала. Ну и по-русски оно было вначале «4-частная модель Дух-Интеллект-Эмоции-Тело» для восстановления целостности личности после тяжелых травм. Методу уже более 8 лет. Я не буду говорить о Теле, Эмоциях, Интеллекте, это итак понятно. О Духе скажу два слова. Почему отказалась от модели «Дух-Душа-Тело»? Потому что если я вас сейчас спрошу, что такое душа, каждый мне скажет свое. А я в расстановке привыкла Клиента просить говорить на языке 5-летнего ребенка для того, чтобы все понимали одинаково. Иначе, когда терминами сыпят, все разное совершенно. Поэтому что такое Душа непонятно.

По физике самые низкие вибрации у Тела, потом идут Эмоции, потом Интеллект, а у Духа — самая высокая частота. Дух — это самая могущественная, таинственная сила в человеке, высшие вибрации человеческой личности. Ощущение внутренней религиозности, интуиции и все глубокие чувства, такие как любовь, сострадание, милосердие. Что-то в этом роде. Только сострадание, а не жалость. Понятно? Это разные вещи. И сильный Дух — это, когда ты точно знаешь, что надо делать. Это то, что дает тебе силы действовать даже тогда, когда тебе очень страшно и когда все против, а ты все равно знаешь, что надо и внутри спокойно делаешь.

Мне недавно задали вопрос в Facebook или где-то: «А камикадзе, они тоже живут в вере?» Ну вот у них такой дух. Да, это дух. Вопрос — их дух куда направлен. Об этом позже. Ну и, соответственно, лучший способ посмотреть — это структурная расстановка, когда мы можем взять заместителя для каждой из этих частей и плюс для личности Клиента для данного запроса. Понятно, да? То есть мы не просто берем Клиента во всех его ипостасях, а только для данного запроса. И каждая фигура находит себе место в пространстве. И по взаимному расположению мы смотрим, как повлияла данная травма на человека. Причем, когда я говорю запрос, это не значит запрос, который  Клиент сформулировал, а запрос, который был в душе, здесь воспользуюсь уже словом «душа». Понимаем, о чем речь. И ищется с помощью метода интегральной терапии травмы оптимальный для Клиента ресурс. Сейчас дальше будет подробнее.

Пример. В случае травмы динамика на примерно 70% идет по эмоциям, то есть это боль человека,  например расставание. Вот здесь на картинке Эмоции отвернуты в другую сторону и часто вообще, когда Клиент поставил части или только Эмоции, уже можно начинать работать. Потому что Эмоции смотрят в пол. Кладем фигуры и сразу идет энергия. У такого Клиента в чем проблема? Энергии нет на работе. Слишком травмированный. Он или вообще мне сказать запрос не может, или он мне сразу их много скажет: что там у него и с детьми плохо, и болезнь, и с мужем, и работы нет, и еще что-нибудь. Понимаете? Или ему только начнешь с одним запросом работать, он начинает перескакивать на другую тему, потом еще и еще.

Интеллект. Здесь на рисунке Интеллект видите какой высокий? Я коротко скажу. Интеллект — это… Вот все говорят: «Голову отключи, голову отключи!» Интеллект — очень важная вещь. Мерилин Мюррей (у меня первое психологическое образование у нее было) говорит, что просто без интеллекта мы бы не выжили. Он нас защищает от смерти. Это первое. И он большой. Вот у меня в книжечке даже есть картинка — стойкий оловянный солдатик стоит и всех защищает. И если уменьшать его искусственно или отключать — мы умрем, что нам не надо. Поэтому надо, чтобы он сам уменьшился. Если ресурсы даем, он сам уменьшается, делать ничего не надо. Хорошо, что делать ничего не надо. Только показываете — делается все само. Если очень тяжелая динамика, то надо обращаться за помощью к Интеллекту. Например, если инцест или сексуальное насилие в роду серьезное, то вот только Интеллект может. Там чувствами не пройдешь, только Интеллектом. Когда Клиент осознает, что вот это тяжелое, которое случилось — цена его жизни, иначе бы он не родился, то это осознание уже помогает получить энергию на работу. После того, что поработали, он уменьшается и занимает более гармоничную позицию.

Вот тут на слайде пример завершающей фразы при инцесте. Ко мне же верующие приходят, понимаете. Там они все: «У меня такого быть в роду не могло! Да вы что!» А в теле идет, и заместители транслируют. Ну я не борюсь с Клиентом обычно. Понимаете, тут в чем проблема? Человек приходит, допустим у него инцест у бабушки с ее отцом, прадедом. Клиентка говорит в душе или явно: “Бедная несчастная бабушка”. Я говорю: «Ты понимаешь, что, если бы у бабушки этого не было, то она бы вышла замуж за другого и тебя бы не было в живых?» Она говорит: «А я не хочу рождаться, мне не надо жить, я не хочу по такой цене жить».

И там уже я начинаю при помощи Интеллекта говорить, что бабушка то уже заплатила эту цену, уже все было. И теперь, если ты швырнешь ей в лицо эту жизнь, то зачем вообще все это было? И дальше мы говорим о предназначении. Вот здесь у нас то, что я называю духовно-ориентированный подходом. Начинаем говорить о предназначении, о том, что вот ты такой ценный, что вот эти твои предки заплатили вот такую высокую цену. Поэтому ты должен состояться в этом мире, принять у них ресурс и сделать то, что тебе нужно. И это от Интеллекта. Ничем больше. Ну немножко Дух может помочь конечно.

Из зала (мужчина): Наташ, можно вопрос сразу?

Н.С.: Да.

Из зала (мужчина): То есть и когда вы так проговариваете, то есть у Клиента потихонечку…

Н.С.: Ну вот я прям, ладно, я прочитаю. Дорогой прадедушка…

Из зала (мужчина): Нет. Я результат, то есть разговор на уровне Интеллекта сдвигает в расстановке процесс. Да? Что-то проясняется.

Н.С.: Да. Во всяком случае это единственное, что сдвигает. Я не говорю, что на 100%, хотя лично у меня на 100% сдвигал. Я предполагаю, что может быть у кого-то не сдвинет и человек скажет, ну вот у моего преподавателя была Клиентка с раком. Ей поставили отца-пьяницу и сказали: «Поклонись, он тебе жизнь дал, что бы ни было». А он там то ли бил маму, то ли и ее вплюс, не помню уже. Она сказала: «Я лучше умру, но этой сволочи я никогда не скажу спасибо за жизнь!» Все. Это ее выбор. И мы ничего не могли сделать. Понимаете? Это свобода воли, о которой вчера говорили. Но в данном случае они благодарят за жизнь по этой самой высокой цене и перед этим тяжелым, именно ценой, которую они заплатили за жизнь Клиентки, перед этим прадедом – насильником бабушки и ей самой, Клиентка склоняется с любовью и уважением.

И дальше вот еще что важно и что я им всегда объясняю. Это то, что гораздо легче жить святым. Вот гораздо легче быть праведником, такой я хороший, чистый, вообще белый и пушистый. А преступником-то очень тяжело жить. Если мы подумаем о том, что перинатальные психологи  утверждают, хотя на 100% это нельзя утверждать, но все-таки мы понимаем, что жизнь выбираем до зачатия. И человек соглашается на эту жизнь, потому что у него по роду так закручено, что кто-то должен убить. И он предок) говорит: «Пусть это буду я!» Или не убил, а изнасиловал… Вот перед кем мы склоняемся? Мы не перед насильником склоняемся, перед этим прадедом-насильником. Мы склоняемся перед тем, кто дал жизнь. И мы склоняемся перед ним в тот момент, когда он сказал: «Пусть это буду я, а не мой правнук, который ко мне пришел на терапию». Понимаете? Вот тогда имеет смысл именно перед ним в этот момент, когда он такую жизнь выбрал, склониться и поблагодарить за жизнь по этой высокой цене. Сейчас мурашки. Именно это мы можем только Интеллектом сказать, логикой.

И когда он вдумывается в смысл этих слов, а это просто факт, видно, как Интеллект уменьшается. И это тот самый замечательный момент, если это удается, когда агрессор и жертва могут друг другу посмотреть в глаза. Вот как раз в подобных историях это удается часто. И они там уже потом могут обниматься. Не всегда, но из моего опыта довольно часто.

Люди с очень тяжелыми динамиками, как правило, очень духовные, то есть, если Интеллект уже не справляется, то включается Дух. У отца Александра Меня очень тяжелое было по роду. Кто-то из его дедов или прадедов живым в кипящий котел упал и сварился. Я с его братом часто общаюсь, он рассказывает. Это может быть еще не самое страшное, что там было, но просто у людей духовных обычно по роду очень тяжелые судьбы. Из моего личного опыта самые тяжелые динамики из всех  профессий у актеров. Они поэтому играют роли. И в жизни тоже часто роли играют.

Из зала (мужчина): То есть у человека, если у него очень много тяжелого, и он, когда не может с этим соприкоснуться, он как бы уходит в высоту или он это может как-то в себя принять?

Н.С.: Нет. Я говорю с другого конца. Я говорю, что мой опыт, когда очень духовный человек — по роду оказывается, что у него очень тяжелые вещи. И поэтому я делаю вывод, понимаете? То есть я феноменологически утверждаю.И это понятно, потому что Духом можно рак исцелить, Духом можно вообще много чего изменить. У меня, например, сосед по дому. У него кровь всю поменяли, группу крови, хотя у него не рак, а какое-то другое заболевание. Свинца слишком много нахватался а работе кажется. И ему нельзя травку, овощи сырые, сырого ничего нельзя есть. У него иммунитета нет никакого, прививки нельзя делать. А он все равно там что-то копал, что-то делал, потому что он говорит: «Я не могу без работы». И он Духом победил. Год прошел, и он стал все есть и ушел от всех ограничений. То есть Духом можно очень много чего победить. Гораздо больше, чем Интеллектом.

Н.С.: Вы спросите меня: «Какое гармоничное расположение этих частей?» Например, кругом, полукругом — Клиент в серединке. Или  друг за другом, Дух всегда впереди. Клиент может с любой стороны стоять. По бокам, например. В зависимости от того, как я называю. Я могу скинуть презентацию. Запишитесь, если кому-то нужна презентация, видео, еще что-нибудь там. Вчера обещала презентацию по Системной расстановке в свете христианской психологии. Есть очень много всяких материалов, которые можно скинуть. Лучше пришлите e-mail, Skype. А еще лучше подпишитесь на сайт, на любые новости, на бесплатный материал. И тогда вы будете получать что-то новое.

Расширенные возможности работы с тяжелой травмой при ориентации на Дух. О чем речь? Формат системной расстановки позволяет рассмотреть внутренние части, в том числе на Дух. Что мы делаем? Понятно, что мы выбираем заместителя, который дает обратную связь, и что важно? Это я называю — духовно-ориентированный подход, духовно-ориентированная расстановка. Как хотите называйте. Так как я ставлю Дух, то понятно, что он должен ориентироваться на что-то Высшее. Поэтому я Клиента спрашиваю: «Во что веришь?» Он говорит: «В Бога!» Я говорю: «Вот туда (показывает на Изображение Туринской Плащаницы и светильника в виде ангела)  направление на Волю Божью». Если он мне говорит: «В судьбу!» На судьбу! В Высшее, в Источник, что хотите, терминология Клиента. То есть направление на Волю того, что для человека имеет смысл как его Высшие Ценности. Вы спросите, а если кто говорит: «Я совсем ни во что не верю!» Мне такие ни разу не встречались. У меня были очень тяжелые случаи, когда человек приходил и говорил: «Я верю в энергию!» А я его спрашивала: «Энергия — это личность?» Он говорит: «Нет». Я говорю: «У энергии есть источник?» Он говорит: «Не знаю». Вот это были самые тяжелые случаи. При этом ещё и работа была в онлайн формате.

А другая Клиентка верила во Вселенную. Я спросила, личность ли Вселенная, т. е. есть ли у нее Воля. Выясняли, выясняли, выяснили, что все-таки личность. То есть я Дух всегда ориентирую на Волю Высшего. Если клиент ни во что не верит, можно поставить Жизнь. Мой опыт опять феноменологический. Жизнь и Воля Божья или Воля Высшего — это всегда в ту же сторону. В общем это понятно? Можно сказать, что туда (направление на Высшее) — в Жизнь, значит в противоположном направлении —  в Смерть.

И вот ко мне приходят верующие: в церковь ходят, читают молитвы, посты соблюдают… и их Дух разворачивается на 180 градусов туда, в Смерть. Это почему? Они говорят: “Я вообще такой праведный! Почему мой Дух смотрит не на Бога?” Знаете, это надо видеть, когда я его спрашивала.

Н.С.: «Ты как веришь? Как молишься? Ты чувствуешь, что тебе Бог отвечает на твои молитвы, твои просьбы?»
Клиент: “Разве я могу слышать Бога? Я такой ничтожный человек…”
Н.С.: А как ты узнаешь, что поступаешь правильно?

Клиент: Я у батюшки спрошу.

Н.С.: А если батюшка заболеет и другой батюшка другое скажет, ты что будешь делать?
Клиент в замешательстве. А его Дух постепенно разворачивается в сторону Воли Бога. И я ему ещё раз говорю, что нужно себя слушать, Бога в себе. И научиться себе доверять.

И постепенно Клиент что-то начинает вдруг осознавать, его Дух поворачивается постепенно к Воле Бога, и он сам это видит.  И это очень эффективно. Всего за 5 минут человек меняет парадигму. Поэтому я ориентирую Поле расстановки на Высшие Ценности клиента. Терминологию задает Клиент. Я его только спрашиваю. И после введения фигуры Духа и подобной ориентации Поля и фигуры Духа клиента сразу становится ясно, о чем речь и вообще куда человек смотрит: в жизнь или в смерть. И какие части где стоят и куда сориентированы. Это тоже важно, но ориентация Духа важнее всего.

А дальше, если у нас запрос, что мы делаем? Я сразу говорю Клиенту: «Выбери четыре части и фокус твоей личности». В онлайн формате я работаю с предметами в комнате. Это отдельный формат. И мы очень быстро видим, что сейчас происходит, как травма повлияла. Клиенту, как правило, трудно сформулировать запрос. Я сейчас в память о Михаиле Блюменштейне скажу. Я не знаю, что случилось, но он недавно умер. Видимо 11 ноября. Я Клиента прошу сформулировать запрос только так, как нас учил Михаэль: “Что я должен сделать для того, чтобы…” Дальше он должен сказать свою цель, потому что это экономит мое время, его деньги и, соответственно, сразу энергия идет.

Но он часто говорит много запросов или вообще ничего сказать не может. Когда не может, вот эти части помогают. Я могу выбрать максимум три варианта запроса. И дальше что я делаю? Я ввожу Фигуру Хорошего Решения для данного запроса. Тут же прошу все Части взять ресурс у этой Фигуры и переместиться. Они перемещаются, я сразу вижу, что у меня будет в конце расстановки. Какая целостность. Я сравниваю эти три варианта запроса. И дальше все совершенно математически. Я выбираю тот запрос, который дает большую целостность.

Какие преимущества? Во-первых, Клиент с интересом смотрит, а что у меня там за части. Он сразу выходит из травмы, поскольку появляется интерес.  А где интерес, там энергия. И за короткий промежуток времени я могу выбрать оптимальный вариант работы. Из моего 8-летнего опыта работы: при таком подходе мы работаем оптимально. Клиент получает максимально возможную целостность. т. е. максимальный ресурс в этой расстановке. И тогда ему гораздо проще интегрировать полученный ресурс и решение в жизнь. Мы можем сделать прекрасную расстановку, но Клиент уходит, и ничего в его жизни не меняется. Потому что трудно принять.

Еще опасность сделать расстановку при тяжелой травме, потому что в ней слишком большой шаг. У меня был Клиент с раком простаты, которому сделали первую расстановку. Дед служил в аппарате Сталина, жертв приняли. Второй дед сделал инцест со своей дочерью. И Клиент это сначала принял, и сразу уменьшилась опухоль. Его лечащий врач прибежала посмотреть на мои расстановки — что это такое. И потом он отошел через некоторое время, перестал ходить на группы. Он так и ничего не сказал, но я же чувствую. Для меня это был знак, что слишком большие шаги сделали. Для меня это был отрицательный результат. Но сейчас вот прошло сколько? С 2010-го шесть лет. Вот ему только что сделали операцию, а оказалось, что у него не рак, а опухоль переродилась в доброкачественную, он написал мне. Вот так. То есть результат хороший, но я его здесь, в презентации, как отрицательный упоминаю. В книжке он как отрицательный идет.

Во всяком случае я поняла, что слишком большой шаг — плохо. Поэтому я тестирую и тогда Клиенту интегрирую. Понимаете, я математик. Это что значит? Что мы берем тот запрос, который дает наибольшую целостность. То есть короче мы берем максимальный ресурс. Понятно, да? Максимальный ресурс — большая целостность. Значит его легче всего принять в жизнь. Понятно? Все понятно? Идем дальше.

Ещё пример, один из последних. Это работа с так называемой черной магией. То есть там очень серьезная была, действительно очень крутая «черная магия». И вот у меня новый формат работы как раз с такой магией. Я его тоже покажу, если успею. Но сначала пример работы в духовно-ориентированном интегральном подходе. Почему я этот пример беру первым? Потому что у меня Клиентка из США, ей 36 лет. Она перинатальный психолог, врач. Две дочери —  18 и 6. Второй брак, муж из Индии. Недавно переехала с семьей из России к мужу в Штаты и на момент расстановки у нее беременность 13 недель. Вот такая история. И она о ходе и результате расстановки написала как  психолог достаточно грамотно. Ее отзыв стоит на сайте IIS.

Расстановка была сразу по трем запросам. Это у меня такой формат —  Интегральная расстановка. Когда человек говорит в запросе все важное, все существенные проблемы, а мы идем и по маме, и по папе. Это порядка 10%, максимум —15% Клиентов выдерживает. Потому что это очень тяжелая работа. Она выдержала. Причем это было еще все в онлайн формате. Она в США, а я в Берлине. Для интегральной расстановки нужны особые методы, но из моего опыта это можно делать. Там фокус в том, что мама и папа друг друга не случайно притягивают. На самом деле у них в Системах где-то на каком-то уровне похожие вещи. И поэтому можно идти туда, где как бы сходится и то, и другое. Понимаете? Можно одновременно идти в расстановке и по маме, и по папе. Это мой опыт, но это отдельный жанр, это в книжке есть.

Итак. Запрос №1. Что я могу сделать, чтобы моя старшая дочь вышла из болота.

Болото — это она в течение 11 месяцев после переезда в Америку не выходит на улицу и ничем не интересуется. Это вот она под номером 1 поставила. Дочери, соответственно, уже 18 лет, но тем не менее это запрос мамы, т.к. она на эту тему переживает.

Запрос №2. Что я могу делать, чтобы не терять энергию во время близости с мужем?

С первым мужем было все в порядке, а вот с этим она теряет энергию.

Запрос №3. Хочу разобраться со своим рациональным ужасом, который живет во мне уже много лет, буквально сковывает меня, проявляясь в виде ночных панических атак.

Вот такие три запроса. Совершенно из разных сфер. Поначалу я выбирала один запрос с помощью тестирования с частями.

Ну и дальше она пишет в своем отзыве на сайт:

“Расстановка началась с диагностики моей целостности. Что было для меня новым. Посмотрели на эти 4 части. Дух оказался аж на двух головах. То есть одна в жизнь смотрела, а другая смерть. (У нас часто бывает такое раздвоение). И в обеих головах не было энергии”.

Это ее слова. Я тут очень много пропускаю: мы делали первую расстановку 4 часа. Группу замучила, дольше было нельзя. Я чувствовала, что мы не доделали. Мы откопали каких-то женщин, которые делали тайно аборты от богатых мужчин. Это культура была мусульманская и там нельзя было это показывать. Мужчины платили тайным акушеркам, и они скрывали аборты от всех. У Клиентки кто-то там из ее предков был из этих акушерок, на эти деньги она кормила своих детей. То есть она так выжила. Мы все это приняли, все сделали за 4 часа расстановки. Онлайн в специальной программе работали. Так вдвое-втрое дольше получается, чем в обычном режиме, потому что там пока поставишь себя, пока вчувствуешься, пока предмет, пока заместителя выслушаешь, сравнишь со своими ощущениями… Понимаете, это все очень долго длится.

Понимаете, в таких случаях очень важна безопасность. Я безопасность отслеживаю по тому, как я себя чувствую после расстановки, а также Клиент и группа. А в группе начались непонятные динамики: кто-то какой-то документ потерял, кто-то с подружкой поссорился. Знаете, такие мелкие пакости вроде бы. И у меня похожие вещи. В группе 4-5 человек было всего, и у двоих или троих странности происходили. Я поняла, что надо собирать группу и работать дальше. Я написала Клиентке: “Вот такая ситуация, я вижу, что мы не завершили, но тогда больше не могли работать. Хочешь не хочешь, я группу все равно соберу, потому что мне нужно всех вывести из ролей, посмотреть, о чем речь. Хочешь дальше работать?– Пожалуйста, можем тебе сделать. Нет? — Значит, как есть, потому что это моя ответственность, я должна довести до безопасного конца”

Она сказала: «Хочу». И у меня примерно через 40 минут второй расстановки возник вопрос: «Чем тебя страшит Индия?» Я не знаю, откуда у меня в голове такой вопрос возник. Но я нашла в себе мужество его озвучить. И вот в этот момент, когда я ее спросила, я поняла, что эта та самая презентность мне помогла, которой нас на мастер-курсе 3 года Хантер Бомон и его команда учили. Для меня расстановки — совершенно потрясающая штука, потому что приходит та информация, о которой я бы в жизни никогда не подумала. Для меня лично глупо было спрашивать клиентку, влюбленную в Индию, чем та ее страшит.

В чем для меня чудо расстановки? В первую очередь, как нас собирает Поле расстановки. Например, у меня на очередном курсе собирается группа из четырех студенток. И оказывается, что из них трое — приемные мамы. Понимаете? Какая вероятность? Я же математик. Нас осознанно Источник Поля собирает на расстановку. Безусловно.

Продолжаю тему Индии. Клиентка пишет в отзыве:

“Для меня это непонятно, откуда страх вообще может взяться, потому что Индия меня никогда не пугала. Я очень люблю Индию, муж у меня индиец. Но вдруг у меня эта картина мелькнула (у меня есть похожая картинка в моей книге, правда черно-белая): женщина входит на костер и погибает рядом с уже умершим мужем. Это ритуал Сати в Индии, что женщина должна вместе с мужем погибнуть… Хотя мне кажется, редко женщины делали это добровольно… И там дальше образ был, что я маленькая девочка, которая видит, что мама умирает, понимает, что, во-первых, папа умер, а еще мама тоже умирает. А еще в плюс меня тоже может ждать эта участь, если я буду женой. И там вот все вместе в этот клубок сплетается”.

И это буквально через 35-40 минут от начала расстановки. Полностью этот катарсис, и сразу все встало на свои места. Дальше уже все пошло просто как по маслу, включая разрешающие фразы.

Причем мы проверяли ее заместителя в том числе и в теле, и все сошлось. Конечно, это фантазии, сказки, но тем не менее. И вот она пишет:

Я возможно из лояльности к тем женщинам не позволяла себе жить счастливо с мужчинами. Это было истинной причиной моего ужаса, который сковывал меня… Подтверждением, что мы нашли истинную причину, были мои записи, которые я делала до расстановки в моменты панического ужаса. Я использовала технику автоматического письма и записывала, что первым приходило в голову. Из старых записей: Я молодая женщина, которая боится погибнуть от физического насилия, испытывает сильный ужас перед невыносимыми физическими страданиями, медленной и мучительной смертью. Вот так. Уж какая там смерть медленная не знаю, на костре вроде не медленная. Но это ее. И я, собственно, туда не лезу. И вот завершающим было, что обе головы Духа засветились энергией, обратились в сторону Жизни. Это как будто то, что я вижу внешне”.

Ну и дальше она говорит:

“Все это Предстояло осознать моему  современному интеллекту, поверить в то, что открылось и работать на принятие«.

Ну и спасибо моему заместителю и т.д. Вторая расстановка чуть меньше двух часов длилась. И вот 2+4 часа, то есть 6 часов длились обе расстановки.

И какие изменения после? Собственно, мне нужны факты. Я так не верю. То, что стоит в отзыве на сайте (сейчас уже прошел год или полтора с тех пор):

“Отреагировали все члены семьи. Старшая дочь встрепенулась. Стала вставать рано утром. До расстановки она спала днем, а ночью бодрствовала. И взялась за подготовку к экзаменационным тестам”.

А потом она приехала в Россию. У нее там парень, у нее там совсем другая жизнь пошла.

“Я перестала бояться ночей и панических атак, так как поняла их причину”. Уже несколько месяцев не было панических атак. Сейчас я уже, наверное, полгода или год не контактировала, но во всяком случае тогда вот так. «В момент близости ставила женщин рода за спину». Ну это была моя рекомендация. «Просила поддержки и самое главное — осознавала, что не погибну. Это помогало расслабиться и вместо потери энергии, наполниться». Она говорит, что поменялась с мужем местами. Что она наполнялась энергией, теперь он начал терять. Ну у него там еще был завален дом старым хламом, там много всего было в этой расстановке. Вот. Ну и говорит, что: «Надо системе время перестроиться. Но я во всяком случае могу спать спокойно и мои отношения с мужем стали более доверительными. Это уже большой шаг в совместной жизни». Этот отзыв можно на сайте посмотреть.

Н.С.: Давайте-ка я расскажу о расстановке, в которой работала со свежей травмой. Это интересно, потому что первый раз у меня такой случай. Не знала можно или нельзя. Мне привели девочку 14 лет на 16-й день после группового изнасилования. Бабушка привезла ее из Калмыкии. Она была сиделкой у моей крестной, у которой я жила какое-то время, приехала на несколько дней. И вот она ее ко мне привела. 14 лет, трое мужчин-насильников. Держали в течение суток, потом хотели убить. Они говорят: “Маме скажешь?” Она отвечает: “Скажу!” Они: “Маме не скажешь?” Она: “Скажу”. Такая девчонка упорная. И вот говорят: “Мы тебя убьем!” Потом они напились, и она как-то убежала. Ей повезло очень. И бабушка ее привезла.

Н.С.: Понимаете, она приходит, глаз не поднимает. Стоит головой в пол. Не разговаривает. Понятно.  Тут, собственно, ничего не надо объяснять. Что я могу сделать? Вот она села. Что я с ней сделаю? Естественно, я пошла в сказку. Еще Мерилин Мюррей, у которой я училась, немножко мне помогла. Я ей говорю: “Ну что? На тебе табличка висит: я — зайчик. Меня можно съесть. Волки, давайте ешьте! Что нам надо сделать? Табличку снять. Иначе будет опять”. Ну вот так вот со сказочкой начали… и пошли. Знаете, эта расстановка была часа два. Это тоже долго для обычной, не онлайн, расстановки. Не поверите, она в конце благодарила насильников, потому что она поняла, что если бы этого не было, с ней бы еще что похуже случилось, у нее заболевание какое-то по бабушке по той самой было. В результате этой истории его и обнаружили вовремя. Это серьезно. То есть она поняла, почему это с ней было. Человек понимает причину, начинает благодарить. Я обычно все пишу на видео, тут я не писала, потому что у меня рука не поднялась. И мы записали через день после этой расстановки с ней интервью. Бабушка ее попросила меня быть ее крестной. Потом была особая история. Там бабушка  буддистка, и она сначала просила быть крестной, что странно. Но очень ко мне прониклась. Я даже отца Глеба Якунина, еще живого в то время, просила домой приехать крестить, потому что все знакомые в Москве батюшки были в отпуске. Но потом отдельная история случилась. Потому что не все так просто. Но она дала интервью. Она и группа. У всех интервью взяла по кругу через день после этого. Стоит у меня на сайте. Так что можно посмотреть. Короче вывод, что можно и со свежей травмой так работать. Определенным образом, естественно.

Всегда, когда очень тяжелая травма, там не все так просто. Вот с этой девочкой 14-летней история вышла, что бабушка потом передумала ее крестить, и девчонка от нее сбежала. Она же ее запирала на ключ в Москве. А девочка была  свободолюбивая. Меня обвинили потом в том, что я девочку на органы украла. В общем мне на следующий день надо было вылетать. А меня в милицию потащили. И я чудом выкрутилась. Это отдельная история.

А дальше что обещала — о травмах сексуального насилия. А потом, если успеем, то надеюсь, что о работе с черной магией успею, потому что это самая интересная работа.

У меня семинар в Майнце был для региональной группы DGFS земли Rheinland-Pfalz. Тема — расстановка тяжелой травмы. Немецкая клиентка Е., 60 лет, одна из руководительниц этой региональной группы DGFS. Запрос — развелась с мужем, хочу мужчину. То есть там все совершенно стандартно. Я накануне  приехала, и мы с ней в кулуарах работали. Она не хотела это светить. Запрос — найти мужчину-партнера. Она сразу сказала, что она для мужчин, в том числе для мужа, была мамой.

Начали работать по моей авторской методике. И вот три заместителя и я. Так что я по нескольким ролям “скакала”. Вот я, когда стала фокусом, я сразу говорю: “Мне 5 лет. Что у тебя в 5 лет?” Она: “Не помню”. Эмоции сразу легли. От эмоций обнаружились две динамики — одна по бабушке, а вторая по Е. В детстве бабушка потеряла трех сыновей. Одного из близнецов при рождении. Второго кажется в войну. А третьего от болезни около 40. А Е. вслед за ней теряет двух взрослых дочерей. И мы с этим поработали. Тут включилась программа — “я не лучше тебя”. Только она сохранила мальчика для бабушки, а потеряла девочек. Я так трактовала в расстановке. Когда в расстановку включили бабушку, она легла рядом с Эмоциями. Эмоции встали после поклона и произнесения разрешающих фраз: “Спасибо, дорогая бабушка!”. Это одна часть Эмоций расстановки.

А вторая часть — вот эта маленькая девочка в другой части Эмоций. На самом деле встала только часть Эмоций.  И вот я уже встав в роль второй части Эмоций чувствую, что мне опять 5 лет. Но Е. ничего не вспомнила. Вспомнила историю про свои 6 лет. Замечу, что в Германии в 6 лет дети в школу или в подготовительный класс идут. Она для папы всегда была принцессой. Так вот, она вспомнила, что в 6 лет,  когда она начала  писать, то нечаянно чернильное пятно на стену поставила и папа ее очень жестоко избил. И она не понимала, как такое может быть. Папа всю жизнь был такой добрый. И тут вдруг такое… И она очень грустно сказала, что с тех пор она перестала быть для папы принцессой.

И опять я ей говорю: “Я чувствую, что мне 5 лет, а не 6”. И более того, в этот момент я почувствовала, что мне 5 лет и меня сексуально насилуют. Естественно, я сразу подумала, что может я с ума сошла. Но опыт работы с подобными вещами у меня большой, и я беру себя в руки. И молчу, потому что я понимаю, что Клиентке такие вещи говорить нельзя.

Интеллект опять стоял стойким оловянным солдатиком. Очень высокий. К Эмоциям никого не подпускал вообще. Это к слову. Все это я почувствовала, и в какой-то момент я посмотрела на стоящий рядом стул. И вижу, что там для меня нечто очень важное лежит, как бы заместитель части Е. А там какая-то ленточка скрученная. Опять-таки очень все странно. И я ей просто говорю, как вижу: “Смотри. Вот тут я не знаю, что, но посмотри сюда. Что тут такое важное для тебя лежит”. И в этот момент она туда взглянула.

Это надо было видеть! Она не могла секунд 20 оторвать взгляд. Я смотрю — лицо ее меняется: она бледнеет… И потом шепчет: “Точно! В 5 лет я же в больнице лежала. У меня была операция на горле”. Так она радостно вспомнила, что в 5 лет наконец что-то было. И потом вдруг меняется в лице, становится совершенно бледной, потом просто синей и говорит: “Меня тогда там санитар изнасиловал. Высокий, в белом халате…”. Вот так хоть стой, хоть падай. То есть она вспоминает в 60 лет, что ее в 5 лет изнасиловал санитар в больнице.

Там действительно все были потрясены, потому что через 30-40 минут терапии мы вышли на это. И только благодаря моей 4-х частной Модели BEMS-Model (Body-Emotions-Mind-Spirit). Я думаю иначе бы мы точно не вышли. Тут понимаете, что важно? Е. сама сказала, что только сейчас поняла, почему она для папы в этот момент перестала быть принцессой. Очень грустно она сказала, что с тех пор чувствовала себя грязной, испачканной. И наверное папа это тоже почувствовал и начал ее бить. Все это она осознала в результате расстановки. И такие чудеса что нередко случаются в расстановках.

Несколько разрешающих фраз, поклоны. Е. поблагодарила судьбу, Бога, агрессора, понимая, что, если бы не было этой истории, она бы вышла замуж за другого. Не было бы ее детей. И на следующий день она перед семинаром сказала, что к ней вернулось так давно утраченное чувство целостности, радости и полноты жизни. И она привыкает к новому состоянию. Вот такой HAPPY END. А дальше в сентябре 2015 она позвонила и сказала, что чувствует себя хорошо и уверенно, почти исчезло чувство беспричинного стыда. Ощущает себя гораздо более женственно. Наблюдает изменения в теле: стала более расслаблена, исчезли гинекологические проблемы, потеплело в груди, ранее замороженная детская часть воскресла к жизни. И появилась радость, легкость и внимание мужчин. А 3 месяца назад она сказала, что нашла себе хорошего партнера, совершенно с ним счастлива и даже подумывает о замужестве. Вот так. Это уже год назад было, в сентябре 2015-го.

Потом тоже была история. Потому что после того, что мы сделали расстановку, она вдруг едет к одной немецкой известной  расстановщице, которая регрессионные расстановки делает. Я такими вещами не занимаюсь. И она мне потом звонит и говорит: “Ты знаешь! Мы там с ней разобрались. Ну ведь это только общество осуждает, он же мне ничего плохого не сделал. Он же мне хотел как лучше”. Ну я так с ней мягонько поговорила, еще на немецком языке это все. Как Клиент лоялен, Понимаете? Вот она, лояльность наша. “Ничего плохого не сделал! Он же хотел как лучше! Он мне хотел удовольствие доставить”. Вот такие слова. Хоть стой, хоть падай. Это вот к вопросу о лояльности и насколько она сильна.

Теперь про черную магию, это очень интересная работа. Совсем недавно… Интересно?

Из зала (женщина): А можно акцент именно на тему нашу? Вот вы рассказываете об этих историях.

Н.С.: Тема наша была о травме. И тут как раз травма сексуального насилия в 5 лет.

Из зала (женщина): То есть эти все эти случаи, о которых вы рассказывали, они все были сделаны вот в формате, о котором мы говорим?

Н.С: Да. Я рассказываю в том формате и привожу примеры. В данном случае тема была у нас сегодняшняя о том, как работать в этом формате — «Скрытые травмы сексуального насилия». Вот я конкретно рассказала. Могу еще рассказать. У меня еще буквально позавчера была…

Из зала (женщина): А вы можете сделать акцент именно вот на то, что может быть разворачивалось как-то в расстановке? Потому что это очень схематично. Я, например…

Н.С.: Будет мастер-класс. Я там покажу. Главное, что относилось к этой истории, я рассказала очень подробно.Я вам могу еще один пример привести. Ну как группа. Не хотите черной магии, не расскажу.

Зал: Хотим, хотим.

Н.С.: Ну я тогда очень коротко на ваш вопрос отвечу. Потому что время у нас через 10 минут заканчивается. А я еще работу с травмой организации хочу показать.

Из зала (женщина): Нет. Я имею в виду, чтобы вашем рассказе чтобы звучали акценты на то, что такого особенного вскрывается вот в этих расстановках.

Н.С.: Еще раз говорю, что когда начинаем работать с этой Моделью, когда мы смотрим на целостность на уровне четырех вот этих архетипических частей, условно говоря, то есть у нас возникает ясность вместо тумана. Об этом я еще скажу. Я могу сказать, что я работала вот буквально позавчера, в воскресенье, с женщиной, которая пришла, у нее тоже было несколько запросов. У нее сны. Она одна воспитывает дочь, а с мужем развод. И дочка, когда в школу надо собираться, когда бы ни встали, хоть за 2 часа, она замедляется и всегда опаздывает в школу. И она на работу опаздывает, и ее уже трясет, что она не может жить нормально. У меня все клиенты имеют полноценное задание до расстановки — запрос сформулировать. И она мне много чего формулировала. В частности, что ее всегда все бросают. Мама бросила на бабушку, 4 года она с бабушкой жила. Потом мужчины бросали и так далее. Так вот мы с ней в  индивидуальном формате работали. И девочка еще в коридоре сидела, которая не хотела разговаривать ни с кем разговаривать. Работали с двумя темами. Она сказала, что меня все бросают, потому что у меня сестра заболела желтухой. А бабушка инфекционист, врач главный в городе, и она оставила меня с сестрой жить на 4 года с собой вместо родителей. А ее еще на 5-й год, потому что сестра поступила в институт, а клиентке сказали, что она будет мешать. И у нее была жуткая обида на всех.

Так вот, мы с ней вышли буквально совершенно случайно на травму, когда я только Дух ее поставила. Она, когда пошла на танцы в районе 15-16 лет, то учитель танцев ее и других девочек, извините, заставлял делать минет. И все не рассказывали маме, потому что очень хотели танцевать. И он им еще и угрожал. И она об этом вспомнила только в расстановке. Сама удивлялась. как она могла об этом забыть. Она мне говорила, что у нее был первый мужчина, когда она поступила в МГУ, который ее бросил, потому что видимо считал, что он ей не ровня. И дальше она мне рассказывала там о 3-4 мужчинах. И когда мы начали с первым работать, и я только Дух поставила, у меня вопрос возник. Я говорю: “А это твой первый мужчина был, который тебя в университете бросил?” Она начала так: “Да”. А потом: “Ой…”

И вот понимаете, она вспомнила такое…. Опять-таки я не могу вам сказать как. Но я знаю, что когда я ставлю 4 части, то происходит чудо. Можете попробовать, если хотите. В книжке написано подробнее. Вот то, что могу сказать.

Потому что я не могу вам дать рецепт. Знаете, для каждого конкретного случая делаю каждый раз по-своему.

Из зала: Спасибо, спасибо, продолжайте.

Н.С.: Вот Андрей Механтьев, который у вас здесь сейчас преподаватель. Он был моим студентом онлайн в течение года. Он тоже пишет о моей модели. Вот его фразу я даже в книжке процитировала, что “полный туман до расстановки. Очень тяжело. Ставишь 4 части — появляется ясность и сразу энергия приходит”. У меня уже много учеников и коллег начинают использовать эту модель. Понимаете, это достаточно просто можно использовать в работе.

Из зала: Важно, чтобы это прозвучало здесь.

Н.С.: Спасибо большое. Да. По времени, сами видите, мы позже начали. Я просила полтора часа, а дали час. Ну спасибо, что час дали. Тогда о работе с черной магией коротко совсем скажу.

Анамнез. Клиентка, 34 года, не замужем. Сыну 5 лет. У нее была собственная фирма по недвижимости. Осенью 2015 встретила мужчину 47 лет из США, он полицейский. Краткосрочный роман 4 дня. Потом переписка и звонки. И дальше вот опять, информация с ее слов. Что он производил воздействие на расстоянии, бестелесно приходил к ней, писал послания ее рукой, передавал очень яркие сексуальные ощущения так, что одеяло сантиметров на 15 летало над кроватью. Ну я знаю, что такое возможно, но я молчу. Вот ее

слова. И дальше постепенно он подавляет ее волю своей, говорит: “Ты принадлежишь мне! Ты и после смерти будешь мне принадлежать!”

И вот однажды она ему сказала что-то, что ему не понравилось. И в ту же ночь она говорит, что появилась сильнейшая боль в районе яичников и месяц не останавливалось кровотечение. Я говорю: “И почему к врачу не пошла?” Она: “А я боялась, а что я ему скажу?”

Я ей: “Ну и что? Ничего не скажешь!”

Дальше потеря сил, страх, беспомощность, угроза и психологическое давление в письмах от него, сложности с работой, с квартирой, она теряет бизнес, теряет все. Потом она на тета-хилинг едет. Сразу после него попадает в психушку на две недели. К вопросу о тета-хилинге в русском исполнении. Потом сидит уже на медикаментах, выписалась под свою ответственность. И через некоторое время, в июне, она обращается ко мне за помощью. В общем несколько месяцев прошло. Говорит, что в критическом состоянии, постоянный страх, отчаяние вплоть до мыслей о самоубийстве. Такая вот история. Вот у меня даже картинка тут соответствующая. Работа проводилась интегрально, очень осторожно, в онлайн формате. Без участия группы. И вообще ночью, потому что она говорила, что ей срочно надо. Ну и системная расстановка в сочетании с “BEMS Model”, телесно-ориентированной, сказкотерапией, там чего только не было!

Цель терапии — вернуть энергию, способность креативно мыслить. Со слов Клиентки он внедрился в ее мозг, не давая возможности ясно мыслить. И вот тут как раз с помощью моей “BEMS Model” за 3 часа этой работы удалось посмотреть, что фактически случилось и как обстоят дела.

Начали с диагностики. Вот здесь я вам сейчас подробно скажу. Это немножко другая травма, но ладно. Тело стоит и смотрит в пол. Эмоции — самая здоровая часть была. Стояла ровно, выше Тела, смотрят на волю Творца, хотят сладенького. И вопрос Клиентке: “Это о чем?” В смысле почему сладенького хотят. Она говорит: “Это надежда”. Интеллект маленький, полусогнутый, опирается на Эмоции, как на палочку. Свои функции выполняет на автомате.

И вот она говорит: “У меня что-то произошло с моим Интеллектом. Я всегда креативно мыслила и были нестандартные решения”. А сейчас у нее и запрос был, что Интеллект всегда кипел, а сейчас она как будто потеряла все свои способности. Запрос: “Я хочу вернуть Интеллект с Духом”. То есть в данном случае видно, что Интеллект не выполняет защитную функцию. Это к вопросу о “черном магическом воздействии”, потому что я все-таки из науки человек.

Здесь видно, что ситуация с агрессором травмировала в большей мере именно Интеллект. Почему я об этом рассказываю? Это новый опыт для меня был, очень интересный. Это очень опасный симптом вплоть до угрозы жизни, потому что Интеллект жизнь спасает, а тут его нет практически. Если мы такую диагностику делаем, видим, что Интеллект маленький и недееспособный, то это скорее всего указывает на серьезные психические проблемы. Это я очень осторожно говорю.

Дух опирается на Эмоции и периодически быстро вращается против часовой стрелки вокруг своей оси, что говорит о его временной потери связи с Творцом. То есть он находит эту связь и быстро ее теряет. Я просто говорю о конкретной динамике сейчас. На вопрос “Почему Дух связь с Творцом теряет?”, она ответила: «Бог посылает слишком много тяжелого. Поэтому я смотрю на него и теряю связь».

Задача терапевта — перевести фокус, внимание Клиента с проблемы на себя. Для этого я применила классическое обращение при работе с динамикой Жертва-Агрессор. Привела Клиентку в первичные чувства, попросила посмотреть мне в глаза, не думать сразу отвечать на вопрос, зачем она все это к себе притянула. И на что и на кого этот симптом, эта проблема показывает. И поблагодарить агрессора за то, что он ей на это все показывал. Такой неожиданный оборот, но помогает всегда.

У нее сначала сопротивление, понятное дело, но потом она послушалась, попыталась поблагодарить. Разрешающая фраза была: “Привет, N. Я тебя вижу, ты еще очень близко от меня. Ты вытягиваешь из меня жизнь каплю за каплей. И тем не менее я говорю тебе спасибо, потому что ты мне даешь знак, что я притягиваю к себе смерть и все тяжелое. И когда я выбирала жизнь, то я зачем-то выбрала именно так”. Вот это Интеллект так говорит, ее логика: “Это я сама тебя притянула”. Выдох у нее в этот момент был, когда она сказала: “Я тебя сама притянула. Я настолько себя не люблю, что притягиваю к себе эту нечисть, всю эту жуть, весь этот адский огонь”. Это ее слова; “Спасибо, что ты мне на все это показываешь. Я наконец-то увидела и услышала твой знак”. Все она это она говорит с моей помощью. И осознает это своим интеллектом. Очень важно, чтобы клиент понимал, почему он так говорит и соглашался внутренне с этими словами. И вот сразу после этих фраз: “Мне стало легче”. Я ей отвечаю: “Когда правду скажешь, то всегда сразу легче”. Там выдох был, она сама видела.

Дальше ключевая фраза всей работы: “Я отчетливо понимаю, что родилась для того, чтобы быть счастливой и для этого готова посмотреть, что случилось тяжелого в моем роду, из-за чего я должна все это нести. Спасибо тебе, мой агрессор. Наверное, это ты показываешь, что на мне лежит эта задача — посмотреть и окунуться в это тяжелое. Нырнуть в него, вынырнуть, взять оттуда весь ресурс, который мне надлежит взять и этим исполнить свое предназначение”. Вот такую фразой мы с ней произнесли. И я ее спрашиваю: “Ты действительно готова?” Она твердо говорит: “Да!” На вопрос: “А что в теле?” — она говорит: “Ощущение легкости и комфорта”. И у меня лично тоже полегчало в голове в этот момент. Обратила внимание Клиентки, что именно таким образом мы освобождаемся вот от этих самых чар. И просто озвучиваем то, что есть, получаем сразу ресурс вернуться в реальность.

Далее был стык системной расстановки, сказкотерапии, театра архетипов и других методов психотерапии, чтобы мы смогли войти в Систему Клиентки. Фактически я ей сказку рассказала. Знаете, я рассказываю сказки клиентам об их Системе, эта сказка находит отражение в теле, потом у них жизнь меняется. Так вот, сказка, что я ей в расстановке показала. Похоже ее предком был какой-то жрец, который имел много жен, проводил ритуальные жертвоприношения всех этих новорожденных детей. Соответственно, съедал мозги. Ужас, но как есть. Съедал мозг своих детей, и фактически жены имели положение наложниц, не имели прав, подвергались унижению, насилию, защитить детей не могли. Но вот одна сбежала и девочку спасла. И эта вроде как предок моей Клиентки.

Но это сказка. А дальше ощущения в теле были у Клиентки. Она сама добавляла детали в эту историю, что интересно. И поняла сразу, почему в жизни мамы было очень много абортов, а в ее собственной – сексуальное насилие в 15 лет. Кстати, про сексуальное насилие в 15 лет она сама забыла. А в моей обучающей группе моя студентка на занятии ей расстановку сделала и обнаружила это изнасилование.  И сказала это из роли. Клиентка это подтвердила, сказав, что почти забыла эту историю.

И она поняла почему. При абортах в СССР, да и позже в России тоже детям голову щипцами давили — отголоски дел этого жреца. И дальше была разрешающая фраза: “Может быть вас всех жестоко убили во время жертвоприношений, а аборты мамы в память о вашей гибели. И я потомок этого жреца, он во мне. Это та самая петля во мне, на которую…” Вот я ей сказала: “Понимаешь? Почему он к тебе прицепился? У тебя петля в тебе! И твой полицейский тебе крючок свой накинул”. И вот она понимает, что в ней эта петля. И вот она это говорит. “Что во мне петля, на которую он смог накинуть свой крючок, чтобы парализовать мою волю и мозг, и происходящее там далось к той вот древней истории, когда жрец насиловал маму, вот этого выжившего младенца, потомком которого я являюсь”. И вот дальше она делает очень глубокий поклон, благодарит за жизнь по такой цене, просит убитых младенцев стать ангелами-хранителями ее. Дает имя жрецу — Дракула. Очень важное дело дать имя в Библии. Адам дает имена животным. Дать имя — взять власть в каком-то смысле. “И похоже он был моим предком”. Вот я здесь фразы пишу конкретные, я вам скину тогда, если надо. “То есть ты жестоко убивал детей, для меня это ужасно, но я понимаю, что если бы не это, то я бы не родилась!”. Вот опять цена жизни, вы понимаете?

И дальше она говорит, что: “Так как ты во мне, у меня есть эта темная энергия”. А эта женщина была очень чистая и светлая. И во мне и то, и другое. Клиентка это понимает. И дальше она говорит: “От этой большой  черноты во мне только маленькая капля, за которую я и притянула его”. Я говорю: “Вот это и есть та самая петля”. Мы нашли откуда она пришла. И вот она кланяется, ритуальный поклон с благодарностью за жизнь, все-таки предок. Опять-таки может быть все слова с добавлением “может быть” или “возможно”. Все понятно, да? Мало ли. Может мы все нафантазировали. И дальше она говорит: “Благословите меня, чтобы я не притягивала к себе злую нечисть, а отражала их. И что, если даже я потеряю квартиру…” Она говорила, что квартиру потерять очень боялась, у нее там уже по суду забирали… “То все равно у меня появились сила и мужество, терпение и любовь для того, чтобы как птица Феникс восстать из пепла и стать счастливой. И чтобы моим потомкам вместо червоточины передавались мои силы и потенциал”. Вот так она мне эти разрешающие фразы сказала.

И сразу следом: “Чувствует силу, аж сносит”. У меня тоже ощущение мощного света. Дальше мы смотрели на прародительницу рода, там тоже она очень светлая и так далее, и так далее. Не буду читать. И разрешающая фраза к агрессору: “Спасибо, что он показал на такие важные вещи и что хотя мне было очень тяжело на это смотреть, но видимо мне это было нужно”. Типа того, да. Она взяла другой кредит, чтобы отдать этот. Сразу после расстановки нашла решение. “Ну даже, если мне придется квартиру отдать, я точно знаю, что себя я сохраню для своих родителей, для своего сына”. То есть там уже о суициде речи нет больше.

Ну и она говорит: “Отлично. Могу ясно мыслить, пришла творческая энергия”. И вот здесь (картинка на слайде) это не сексуальная сцена, не эротическая, это она из кожи вылезает из своей. Диагностика — Интеллект высокий, стоит, прямо смотрит на Бога, Дух, Эмоции опираются на Интеллект, как на основание. А Тело просит привести его в порядок: бросить курить, побегать и принять ванну. Вот так вот. Она говорит: “Мне очень хорошо сейчас”. И на этом мы завершили работу.

Вот ее отзыв: “Применив сочетание различных методов — “BEMS Model” и так далее, мы как бы рассказывая страшные фантазии из жизни предков, смогли облегчить мое физическое и психическое состояние”. После озвучивания впечатлений от встречи с самыми страшными образами, Клиентке становилась лучше и лучше. Мы как бы доставали страшных чудовищ из подвала ее подсознания, давали им имена и приручали их. Вот так вот. Удивительно, что многое из жизни ее было как бы отголосками этой истории. И по мере развития сюжета было ясно вот это огромное количество абортов у мамы и еще много чего. И ведь действительно была трансформация этих страшных образов и событий в полезный жизненный ресурс. В итоге ей удалось сбросить с себя оковы черной магии, почувствовать вкус и радость жизни. Вот ее отзыв,отрывок. Я там местами сокращала.

“Очень была тяжелая ситуация. Я даже опасалась за свою жизнь или, как минимум, за психику”. Кстати, на английском написала. “Мы с Натальей работали онлайн. Расстановка затянулась просто на невероятное время. Тем не менее она меня не бросила. Работа получилась невероятно глубокой…”. В общем она тоже пишет, что назвала червоточиной. “Червоточина ушла, ее место в моей душе заполнилось новой энергией, новыми ресурсами”. И вот дальше она пишет: “Я бы назвала это чудом, если бы не знала, что уже есть научные исследования системных расстановок, которые на фактах подтверждают изменения на уровне ДНК”. На самом деле там на уровне эпигенетики, но неважно. “Как бы то ни было я не специалист, поэтому буду считать то, что делает Наталья самым настоящим чудом. Снять такие серьезные травмы, проработать черно-магическое воздействие, разобраться с причинами этого и устранить их – это может сделать только волшебник. Профессиональный волшебник. Работающий с полной самоотдачей”. Ну я считаю, что волшебство — это системные расстановки, конечно. Дальше я совсем коротко, потому что мы сейчас скорее всего будем с этим работать. Вот тоже самое можно делать с любой системой, с организацией.

Из зала (мужчина): А вы с организацией можете два слова? Совсем коротко.

Н.С.: Просто уже перерыв. Кто хочет — может уйти. Я еще буквально совсем коротко скажу. Я это покажу на мастер-классе. С организации как раз я постараюсь взять запрос из группы. О чем речь? Я поняла, что с любой Системой, например, с организацией, можно работать также, потому что можно рассматривать любую проблему: текучка кадров, недостаточный доход и т.д., как травму. Если придет руководитель предприятия, ему не надо говорить, что это у тебя травма в организации, надо найти другое слово. Но смысл тот же. Итак, самое сложное что? Что мы может конкретно посмотреть на эти же 4 части и на ту же самую целостность. Но там сложность в чем? Что такое эти части? Самое легкое — это Дух. Это Высшие Ценности организации, ее Миссия. Кстати, один из великих орг. расстановщиков, Фридрих Асслэндер, как раз с ценностями организации очень много работает. Это Дух. А с определением остальных частей сложнее.

Что такое Тело организации? Ну я так очень аккуратненько попробую определить. Дух — Ценности. Интеллект как группы, так и организации – это ее мозг, менталитет, структура и иерархия. То есть вот эти вещи. Стратегическое и тактическое управление, совокупность культурно-исторических традиций. Это мое изобретение. Это вот года два как мы с моими студентами, коллегами немножечко дискутировали по этим вопросам. И они одобрили эти мои положения. А также чуть-чуть с бизнесменами, которые приходили на расстановку. То есть это все совсем свежие наработки, нужно дорабатывать, но я уже с этим работаю. Вот даже на прошедшем конгрессе я две организационных расстановки сделала. И получилось что вторая вообще 10 минут только длилась. Сегодня может быть тоже удастся.

Эмоции — это специфические переживания организации, связанные с ее потребностями, интересами и с процессами их удовлетворений. Речь идет о том, как чувствует себя организация или группа на определенном этапе своего развития. Насколько полно удовлетворяются ее потребности. Ну примерно, как и человек. Например, печаль и радость. Как на рынки реагируют, на кризис. Какие у нее эмоции при этом. Удовольствие — товар получил первое место на конкурсе. Страх — кризис, угроза банкротства. То есть те же самые чувства. Гнев — знаете, это тоже самое все. Пример для группы — позитивное событие, угроза существованию, землетрясение. Понятно, о чем речь, да?

Тело организации, группы — вот тут вот различается. Тут есть одушевленное и неодушевленное. Одушевлённое — это коллектив, неодушевленное — материальные ресурсы. То есть материальные ресурсы типа: здание, машины, техника, помещения. А для группы — это среда обитания, в том числе природные ресурсы, помещения, продукты питания. Понимаете, да? Но это определяет мой Клиент, тот, кто пришел? Кто-то от организации, например, заведующий отделом может отвечать за отдел, пришел рядовой сотрудник — я с ним могу делать расстановку только в связи с его местом в организации. И мой Клиент определяет, что Тело, что Эмоции. Не я. Но я его немножко навожу. И важно у организации или у группы, или вообще у Системы, чтобы было единое Тело, чтобы они все работали согласованно — все эти отделы. Вот где травма видна.

Ну и дальше, что мы делаем? Опять ставим то же самое, те же 4 части, делаем похожую структурную расстановку. Фиксируем положение частей. Тут очень важна экологичность. Особенно в  случае тяжелой травмы очень важно обеспечить экологичность, безопасность себе, группе. Клиенту, кстати, в последнюю очередь. Он как раз лучше всех защищен. Первый фокус должен быть у расстановщика на себе. Михаил (Бурняшев) говорит, что он работает клиент-центрированно, что Клиент в центре всего. А я скажу, что я работаю скорее Бого-центрированно. Почему? Потому что нас так учили. Это первый фокус расстановщика. На ком первый фокус расстановщика?

Зал: На себе.

Н.С.: На себе. Понимаете? Поэтому, если он будет на Клиенте, то это будет не совсем правильно. Потому что я должна видеть Клиента в свете того, что мне дают из Поля. Не просто сам по себе Клиент, а в связи со своей Системой, группой, мной и Источником Поля. Для меня это Бог. И тогда и Система есть общая: я, он и наша коммуникация. И это все замыкается на Источнике Поля. Понимаете? Это мое понимание такое или скорее искусство некое. И очень важно сказать, что Клиент отвечает за свою жизнь, а терапевт только за процесс. Это первое, что надо сказать. И что расстановщик не спасатель, не советчик. Работать необходимо очень медленно и осторожно, и постоянно удерживать внимание на ощущениях в теле. Особенно если с черной магией вы работаете или с тяжелыми травмами, то это очень важно все время проверять. Проверять, что оба, и терапевт, и Клиент находятся в презентности. Это главное. И очень важно периодически заземлять и себя, и Клиента. Потому что, когда тяжело, всех уносит из реальности, совершенно уносит. Я вхожу в Поле, и я забываю, кто у меня какой заместитель. Мне нужно выйти, чтобы понять.

Очень часто Клиент запутывает и себя, и членов группы настолько, что трудно разобраться. И это механизм защиты. То есть, если пошел туман, нужно выйти из Поля в мета-позицию, где вы сразу видите объективную картину. И баланс Терапевт-Клиент очень важно соблюдать. И тут очень важно брать деньги вперед. И чем “чернее” магия, тем сильнее у человека травма и тем больше денег вы должны взять, потому что это очень опасная работа. И я, когда с этой женщиной поработала, она у меня просила как бы кредит. Что она на меня поработает вместо оплаты, английский переведет. И когда она не сделала то, что она обещала, то на меня  и моих детей пошел негатив. И я это поняла и приняла. И поблагодарила ее за науку. И пошла с этим на супервизию. То есть это очень серьезно. И это очень опасно. И чем опаснее работа, тем больше денег вы должны брать. Потому что, как я поняла, если клиент не принимает этот ресурс, то его негатив из Системы, все, что он не проработал, идет на вас как на расстановщика и на ваших близких. Куда-то энергия должна деться, она не может пропасть, понимаете? И в реальность надо возвращать всех. Если фактов мало, то надо смотреть на ощущения в теле. И помогать всегда Клиенту увидеть правду настолько, насколько Клиент выдержит. Это тоже надо отслеживать. Это как бы выводы. Очень важно внимание к мелким деталям: как платит, как переносит работу и так далее. И бунт заместителей очень часто происходит в этих вещах. Вы должны как расстановщик, если с этим работаете, выдерживать бунт заместителей, видеть его и не разрешать вводить Клиента в заблуждение. То есть не обязательно высказывать заместителю, что он не то говорит. Агрессоры часто отворачиваются, мол я тут ни при чем. Заместитель не выдерживает. И тут надо самим вставать. Но это уже отдельная тема.

Про преимущества уже не будем говорить, потому что я много уже что говорила. И дальше, что могу сказать? Что стоит на сайте в отзывах. Два раза гепатит С ушел, красная волчанка — там было серьезно, ну и сейчас еще работаю с клиенткой, там серьезные улучшения были. Системные заболевания. Очень много было инцестов, травм сексуального насилия, отношения. И очень много действительно вещей, которые можно проверить. Вот с гепатитом С  клиентка пятый год сдает кровь — не находят вирус. Ну а другая не пишет отзыв, она там большая бизнес леди, но и у нее давно тоже нет вируса.

Соответственно, если можно брать и работать самим, брать на вооружение, покажу как. Спасибо большое, что вы мне дали больше времени, потому что я не укладываюсь всегда во время. Это моя динамика. Вопросы какие есть? Я просто шире сделала доклад, чем смогла.


Видео 2.

Мастер-класс Натальи Спокойной «КИТТ-метод (Краткосрочная Интегральная Терапия Травмы) для расстановки симптома человека, организации, группы, общества 16.11.2016 Москва

 

2.1. Часть 1. Работа с запросом

Н.С.: Моя мечта всегда была – работать в интернациональных группах.

Потому что, еще когда училась на расстановщика, я пришла к Марианне Франке-Грикш на ее модуль, который был для начинающих. А я уже заканчивала Семейную Расстановку. И видела, как она не справилась с расстановкой, где в войну наши были жертвами, а немцы – агрессорами. Просто не справилась. Я за ней расстановку переделывала потом этой Клиентке,  и при этом очень удивилась. Позже я поняла, в чем дело. Отец Марианны попал в русский плен, когда ей было около 5 лет. И для нее подсознательно русские агрессоры. И она не смогла работать в расстановке для русской женщины, у которой немцы на войне убили предка, т. е. выступили как агрессоры.

Мы также точно не справляемся с расстановками, когда наш солдат насилует немецких женщин и так далее. Я поняла, что в этих интернациональных группах будут подлинные динамики жертва-агрессор. Там действительно вот мы будем видеть обе стороны. Потому что мы видим войну с одной стороны, это подсознательно.  А немцы с другой стороны. Если мы хотим чтобы жертва с агрессором посмотрели друг другу в глаза и пошли друг другу на встречу  – понимаете о чем я говорю – то нам надо иметь интернациональную группу, в которой обе стороны конфликта будут представлены. Не в копии (заместители), а в подлиннике. Михаил коснулся этой темы на своем мастер-классе. Мы не всегда чисто транслируем. Если у нас серьезные жертвы, а мы в роли немецкого агрессора, с ним бывает идентификация, поэтому там сложно. Надо разбираться. Поэтому проще и лучше работать, когда смешанные группы. Там все национальности.

Во-первых, там будут представлены обе стороны войны. Во-вторых, там будут абсолютно все христианские и нехристианские религии. Потому что, например, у нас в Берлине и вьетнамцы, и турки, и китайцы, и кого там только нет. Не буду приводить пример, не хочу в лицах. Но до сих пор для нас, извините, немцы – фашисты подсознательно. А мы для них – «русише швайне». И даже немецкие расстановщики, которых мы внешне чтим, а по существу их не уважаем. Я лично вижу эти проявления часто. Я не перехожу на личности, но в принципе так. И наоборот. И с этим надо работать в таких интернациональных группах. Делать расстановки и учиться вместе. Тогда запустится что-то, что поможет вот этим подсознательным процессам проявляться и начнется движение к подлинной интеграции. Понимаете? Вот об этом речь.

Поэтому моя мечта была работать с мужчиной немцем. Одновременно мужское и женское плюс вот эта интернациональность. Но пока не получается. У меня есть мужчина-немец. Он, кстати, председатель комиссии по сертификации DGFS. Но у него жена расстановщик, он с ней в паре работает, и он вообще в Бремене. Ну и уровень не совсем тот, что мне нужен.

Из зала: А у меня тоже есть мужчина немец. Вы мне скажите может быть я вас “законнекчу”. Он из Бремена.

Н.С.: Расстановщик? Из Бремена? Ну я в Берлине.

Из зала: Ну неважно.

Н.С.: А у вас кто? Как зовут?

Из зала: Если бы я еще вспомнила.

Н.С.: Ну неважно. Вспомните, скажете. Надо, чтобы он захотел работать, чтобы в одном в ключе были, понимаете? Тут много всяких сложностей. Но в принципе я с радостью.

Из зала: Он хороший терапевт.

Н.С.: Расстановщик?

Из зала: Не знаю, как расстановщик. Просто я знала его, как хорошего терапевта.

Н.С.: Терапевт может быть. Ну в общем надо, чтобы он со мной в резонансе был.

Из зала: Может он и расстановщик, но просто…

Н.С.: Так вот, эти интернациональные группы – моя мечта. Странно: многие очень хотели прийти, они потом будут заходить и мешать, потому что мы сейчас начнем упражнения. К практике перейдем. То, что говорю, сейчас, очень важно. И мне очень интересны исследования расстановок. Я даже группу в Facebook сделала “Возьмемся за руки, друзья”. И мне очень интересны исследования и так далее. На сайте всякие там интервью у меня есть, дискуссии. Например, был конгресс DGFS прошлый, в 2015-м году. Сейчас будет в 2017-м. И там Альбрехт Мар очень интересные темы начал, например, о прощении и так далее. И еще там Хантер Бомон, я там кое-то даже перевела на русский: платила деньги, чтобы мне перевели и так далее. Там многие вещи интересные стоят. И если вам интересно, что у немцев происходит и вообще, я пытаюсь каким-то образом на сайте это скомпоновать. Если хотите, подпишитесь. Там очень много ценных материалов уже стоит. Может штук двадцать и все время новые добавляются. Как конгресс пройдет, так я его вставляю, чтобы люди не искали долго, а сразу находили, там все по заголовкам. Все конгрессы стоят по психотерапии. Я же видео все время снимаю.

Личные работы закрыты, а то, что открыто, стоит на сайте, можно посмотреть. Поэтому, если интересны конкретные подробности, то идите на сайт https://iis-berlin.ru Там все есть. У меня такое предложение. Теорию я всю дала. Поэтому сейчас я не буду к этому возвращаться. Перейдем к практике. Кто не слышал теорию, из практики потом узнает, потом посмотрит или презентацию скачает. Вопрос – как вы к этому отнесетесь? У кого есть реально какой-то запрос на работу? Все на свете можно назвать травмой. Сейчас запрос – любой, поднимите руки, чтобы я посмотрела сколько человек. Подняли руки 6 человек.

Тем, у кого есть запросы, я предлагаю следующее — кто хочет, можно посмотреть по запросам на те 4 части, которые я говорила. Для этого нужно 5 заместителей. Фокус личности – ну в крайнем случае можно самому встать. То есть в группе 6 человек. Каждый, кто хочет смотрит свои 5 частей. Вот здесь получается 3 группы неполных. Ну где-то я могу помочь или где-то Клиент сам встанет фокусом.

Из зала: А Клиент не может сам в роли Интеллекта стоять?

Н.С.: Нет. В крайнем случае Фокусом стать.

Из зала: Наталья, а можно показать, ну на примере одного запроса.

Н.С.: Я хочу работу сделать.

Из зала: Так вот…

Н.С.: А я буду просто подходить и комментировать.

Из зала: Давайте все-таки одну общую сделаем. Чтобы это наглядно было.

Н.С.: Ну хорошо. Можно наоборот сделать. Действительно. Есть у кого-то на травму предприятия запрос или же группы?

Из зала: Наташ, у меня есть на травму организации, но я там консультант. Но я могу в технике какой-то притвориться владельцем, но это…

Н.С.: Нет. Притворяться не надо. Ты кто в этой организации?

Из зала: Я там совместитель. Психолог-лингвист, консультант. Ну не бог весть кто.

Н.С.: А запрос какой?

Из зала: Запрос – предприятие убыточное.

Н.С.: А ты там как можешь влиять? Как консультант?

Из зала: Ну я как консультант влияю, но это результатов не дает. Поэтому у меня внутреннее напряжение от такой работы, что все выкинуто впустую.

Н.С.: Ну я могу тебя посмотреть, это твой запрос, а не чей-то.

Из зала: Может быть у кого-то более организационный есть.

Н.С.: Ну у тебя нормальный запрос. Так. А еще? Есть что-нибудь такое? Можно не обязательно организацию. Можно взять, например,  Я и какой-нибудь национальный конфликт. Или Я и война какая-нибудь. Семья. Ну можно семья. Какой запрос? Это симптом, это не семья. Это дочь маленькая. Это не семья.

Из зала: А семья и национальный конфликт. Это как?

Н.С.: Ну я имею в виду на группу посмотреть как на Систему. Не себя только, а группу посмотреть.

Из зала: А раскулачивание – это травма?

Н.С.: Нет. Это динамика. Это не то.

Из зала: Поясните, убыточное предприятие…

Н.С.: Секундочку. Давайте так. Давайте я вот сейчас покажу, как я работаю с запросом коротко. Хорошо? Давайте начнем.

Вот еще раз. Запрос мы формулируем в терминах “Что я должна/должен сделать для того, чтобы…“ Дальше с вас.

Из зала (женщина1): У меня дочка задыхается, я не знаю причины этого. Вот как бы посмотреть и с этим поработать?

Н.С.: Так. Ну в мастер-классе работаете вы. Я только дирижирую. Что скажете на этот запрос? Кто что скажет?

Из зала: Ну интересно.

Н.С.: Я хочу посмотреть причины. Садитесь, садитесь. Не запрос – смотреть причину. Это не запрос. Можно иметь запрос, но энергия есть?

Из зала: Я чувствую большое напряжение по крайней мере.

Н.С.: Да. Напряжение большое. Это и есть запрос?

Из зала: Нет.

Н.С.: Почему? Как вы думаете? Что могло бы нам помочь?

Из зала: На напряжение много уходит энергии.

Н.С.: Так. Что могло бы нам помочь, чтобы энергия появилась? Ну я не говорю сейчас про мои части, я говорю вообще.

Из зала: Может ресурс еще какой-то еще?

Н.С.: Проясните, да. Дальше работаем с запросом. Справа, как вас зовут?

Из зала: Умида.

Н.С.: Вот у Умиды, еще раз, смотрите. У нас должна быть цель. Такая цель, чтобы ради этого стоило делать расстановку. Это как огромная пушка. Вот мы из пушки будем стрелять для того, чтобы знать причину. А для чего ты хочешь узнать причину?

Умида: Ну чтобы она не задыхалась.

Н.С.: А если ты узнаешь причину, она же все равно будет задыхаться?

Умида: Нет. Ее же можно трансформировать.

Н.С.: Так почему ты не говоришь, что я хочу, чтобы дочь была здорова? Вот для меня вопрос. Вы видите, она хочет работать или не очень?

Умида: Я вам объясню. Я сюда приехала из Узбекистана из-за того, что я не знаю, как с этим работать, потому что врачи не могут поставить диагноз. Это не бронхиальная астма, она просто может раз и задохнуться. Это у нее началось с 5 лет. До этого…

Н.С.: Сейчас. Стоп. Секундочку. Много говорить можно. Даже, если бы время было, потому что это его деньги и мое время. Энергия уходит. Мне нужна энергия. Это значит, что мне нужна твоя цель. Я просто сейчас это для группы говорю.Знаете, когда мне человек говорит: «Я хочу посмотреть на причину». А зачем он хочет посмотреть на причину? Почему? Вопрос. Почему она мне не говорит сразу трансформировать и так далее. Почему она говорит, что хочет посмотреть на причину? Ты мне можешь это объяснить? Почему?

Умида: Потому что я по образованию врач, магистратуру закончила. И у нас, если ты находишь причину, это 80% ты уже знаешь, как это вылечить. У меня это уже профессиональное. Но я хочу вообще, чтобы она избавилась от этого удушья, так скажем. То есть она не может выдохнуть.

Н.С.: А теперь смотрите. Что я вчера тоже говорила? Можем ли мы от чего-то избавиться? На самом деле, понимаете? Энергия переходит в энергию. Закон сохранения. Поэтому избавиться нельзя, а переходит в другое. Понимаете?

Умида: Чтобы она легко дышала.

Н.С.: Чтобы она легко дышала – это уже хороший запрос. И почему тогда запрос сразу нельзя сформулировать: «Что я должна сделать для того, чтобы моя дочь легко дышала?» Можно?

Умида: Можно.

Н.С.: Или мы все-таки остаемся на том, что хочу знать причину?

Умида: Нет. Нет. Нет. Вот так.

Н.С.: Тогда еще раз. Что я должна сделать для того, чтобы?

Умида: Моя дочь легко дышала всегда.

Н.С.: Так. А теперь следующий вопрос – вот могу я с этим запросом работать?

Из зала: Что-то не хватает.

Н.С.: Чего не хватает? Дочери 7 лет. Ну мама вот работает с дочкой. Вопрос о чем? Понимаете, дальше вопрос следующий: «А это от тебя зависит? Только от тебя?»

Умида: Да. Я считаю, что ребенок болеет, то от мамы больше зависит, чем от папы.

Н.С.: Даже, если от мамы больше, чем от папы. От мамы не 100%. Нет?

Умида: Я считаю, что я…

Н.С.: То есть ты считаешь, что только от тебя зависит болеет она или нет.

Умида: Да.

Н.С.: Сейчас бы интересно сделать тест, конечно, и немножко другой формат сейчас. Хорошо. Я предлагаю следующее. Запрос в том виде, который есть и дальше не смотреть, в связи с этим запросом вот по этому формату, который я рассказала. И дальше посмотреть, что будет. Так, еще какой у кого запрос? Озвучивайте скорее.

Из зала (женщина2): Я постоянно переживаю, что с моим сыном что-то случится.

Н.С.: Сыну сколько?

Из зала (женщина2): 3 года.

Н.С.: Что я должна сделать для того, чтобы…

Из зала (женщина2): У меня была травмирующая ситуация при родах.

Н.С.: Еще раз. Запрос – что я должна сделать для того, чтобы? Чтобы что?

Из зала (женщина 2): Тревогу убрать.

Н.С.: Опять убрать. Тогда, понимаете, если ты мне даешь убрать тревогу, у меня следующий вопрос: «Уберешь тревогу и что случится хорошего в твоей жизни?»

Из зала (женщина2): Хорошо. Излишнюю тревогу. То есть я постоянно переживаю, не заболеет ли он.

Н.С.: И что тогда, когда ты излишнюю уберешь, что с тобой будет при этом?

Из зала (женщина2): Комфорт.

Н.С.: Вот понимаете, да? Мы вечно не договариваем запрос. Вот почему сразу не сказать цель: мне нужен конечный запрос. Что я должна сделать для того, чтобы что?

Из зала (женщина2): Чтобы я комфортно думала о своем сыне.

Н.С.: Так вот, когда я говорю, у меня немножко здесь (показывает на область горла) зажимает. Вот что-то мне тут не совсем комфортно пока с твоим запросом. Я ничего не говорю. Я просто вам даю обратную связь, чтобы понимали, как идет работа. Хорошо. Еще какие у кого запросы?

Из зала (мужчина): У меня. Что я должен сделать для того, чтобы стать целостной личностью.

Н.С.: А по каким признакам ты знаешь, что ты не целостная личность?

Из зала (мужчина): Я пребываю в тех состояниях, из которых не могу выйти в какое-то другое, поменять мета-позицию.

Н.С.: А зачем тебе мета-позиция?

Из зала (мужчина): Чтобы я мог управлять своими состояниями. Например, сегодня нужно идти на работу, а я встаю какой-то вареный, хотя для этого не было никаких предпосылок и причин. Выспавшийся.

Н.С.: Тогда еще раз переформулируй запрос. Что я должен сделать для того, чтобы что?

Из зала (мужчина): Что я должен сделать для того, чтобы управлять собой? Своими состояниями? Или пребывать в ресурсном состоянии.

Н.С.: Так, так или так? Что для тебя лучше? Какой запрос?

Из зала (мужчина): Ну целостное. Потому что ресурсное состояние тоже часть меня. А я хотел бы как-то быть целостным.

Н.С.: Так. Ну ты меня немножко запутал, если честно. Потому что для тебя одно, а у меня пока вот 3 разные дороги. Потому что я не уверена, что если мы пойдем по одной, то это автоматически означает, что остальные цели подтянутся. Я выдыхаю, кстати, когда это говорю. Понимаешь, да, о чем я? Так я работаю с запросами. Клиент у меня перед тем, как ко мне приходит, должен пройти короткую консультацию, иногда не очень короткую. И готовлю его к работе так, чтобы он включился по максимуму. Вот сейчас я вам пример показала.

У меня группа студентов, с ними в начале занятия круг делаю. Они цифры называют, какая у них презентность, обычно от 0 до 10, состояние в трех словах. И дальше они мне говорят свой запрос. Потому что независимо от того, с кем потом работаю, он висит в воздухе и что-то происходит. С ним мы уже невольно работаем. Кто еще хочет запрос сформулировать, давайте.

Ника: Что мне нужно сделать, чтобы выйти замуж?

Н.С.: Хороший запрос. Ну и мой бы следующий вопрос был бы: «А что мешает сейчас, как ты думаешь?» Есть ответ?

Ника: Нет. Если был бы, я бы уже давно замужем.

Н.С.: И все-таки. Можно, конечно, задавать наводящие. У тебя вообще на горизонте нет мужчин или не совпадает: кому ты нравишься – не нравится тебе. Или о чем речь?

Ника: У меня совпадает абсолютно все. Просто есть конкретный человек, и это вот конфликт интересов, потому что есть страна Израиль, в которой он живет.

Н.С.: Ты не хочешь ехать к нему или он не хочет к тебе? Или, о чем речь?

Ника: Его устраивает сейчас пока то состояние, в котором мы находимся 7 лет. Я летаю туда на 90 дней через 90 дней и живу на две страны.

Н.С.: Тогда твой запрос переформулируется более конкретно как? Что я должна сделать для того, чтобы?

Ника: Чтобы выйти замуж за конкретного человека в таком случае.

Н.С.: Ну смотри. Ты говоришь, что его все устраивает. Значит по идее ты должна как-то измениться, чтобы его не все устраивало или как? Иначе все так и останется. Понимаешь, если ты не меняешь вход в систему, то выход у тебя тоже не поменяется. Понятно? И как ты сейчас сформулировала, ну я не знаю, у меня ощущение внутреннее – такое вот стоячее болото. Если ты там волны не сделаешь, то ничего и не будет. Понимаешь, о чем речь?

Ника: Что изменить в себе? Во мне?

Н.С.: И какие варианты? Что можно в тебе изменить?

Ника: У меня варианты уже отсутствуют.

Н.С.: Понимаешь, когда ты мне говоришь, что я не знаю, что это. Я тоже не знаю.

Ника: Ну посмотрите на то, что там мешает получить желаемое.

Н.С.: Ну мне пока информации не хватило, честно говоря. Я просто фиксирую на этом, что мне пока не хватает данных для того, чтобы работать. Мне надо что-то там ощутить еще.

Н.С.: А зовут вас?

Ника: Зовут меня Ника.

Н.С.: Ника. Хорошо. Еще. Коротко совсем. По предложению. А то мы так и будем запросом заниматься.

Из зала (девушка в черном): Не хотел говорить. Девушка сказала, и я решила тоже сказать. У меня в принципе такая же цель.

Н.С.: Так. Секундочку. Сейчас я вот остальным говорю. Одно предложение, которое звучит: «Что я должна сделать для того чтобы…» Дальше с вас. Все. Больше ни одного слова лишнего.

Из зала (девушка в черном): Тоже самое. Для того, чтобы выйти замуж.

Н.С.: «Тоже самое» – уже лишнее. Я тут очень строга. Энергия. Опять. Что мешает?

Из зала: (девушка в черном): У меня ситуация такая, что кастинг (выбор) идет, но как-то все не складывается по разным причинам.

Н.С.: Опять мне не хватило информации. Ну ладно. Оставим.

Из зала (девушка блондинка): Что я должна сделать для того, чтобы помочь своей дочери забеременеть и родить ребенка? У меня есть ощущение, что что-то в моей Системе есть такое, что я очень много в терапии, а она отказывается от всего этого. Возможно, она мне на что-то показывает и на что-то может быть я не смотрю, потому что я мать, и я должна почувствовать как мать. Она говорит об этом, что хочет, но 3 года она с молодым человеком.

Н.С.: Чтобы запрос звучал про тебя.

Из зала (девушка блондинка): Я хочу понимать, что я все сделала, все, что я могла. Вот куда я не смотрю?

Н.С.: Стоп. Иначе времени не много. Смотри, что хочу сказать. Что запрос по идее должен звучать от тебя. Это значит, что сейчас вот такая ситуация есть. Что с тобой не так? Что ты хочешь изменить? Потому что… Подожди минутку. Может так быть, что вот дочка не хочет рожать, не хочет она рожать. Ну я понимаю, ну она же ничего для этого не делает. Так? Делает?

Из зала (девушка блондинка): Она делает. Она сказала молодому человеку, что если свадьбы не будет, то она уйдет от него. Они уже три года вместе.

Н.С.: То есть там проблема, что просто они не хотят… Проблема не в бесплодии?

Из зала (девушка блондинка): Они готовятся, они говорят об этом. Но ничего не происходит. И у меня ощущение, что я может быть в чем-то плохая мать, может быть у нее детские травмы были, может быть я что-то сделала.

Н.С.: Короче. С чувством вины работать или с чем?

Из зала (девушка блондинка): Да.

Н.С.: Понятно. И что я должна сделать для того, чтобы?

Из зала (девушка блондинка): Что я должна сделать для того, чтобы принять себя в том, что возможно я что-то недоделала для нее?

Н.С.: Принять себя? Еще запросы. Что я должна сделать для того, чтобы?

Из зала (девушка с короткими рукавами): Чтобы жить.

Н.С.: А сейчас ты что делаешь?

Из зала (девушка с короткими рукавами): Ну у меня просто есть некоторые моменты, которые меня пугают. Я не могу сесть за руль, потому что мне все время кажется, что я кого-то собью, либо сама в стену, то есть либо авария, либо я захожу сейчас в метро и понимаю, что отхожу от платформы до того момента, пока поезд не остановится. То есть вот с некоторых пор я стала ловить себя на этой мысли и поэтому я чувствую, что…

Н.С.: Тогда может быть, если бы ты сказала, чтобы жить или выжить? Да?

Из зала (девушка с короткими рукавами): Выжить. Да.

Н.С.: Я как услышала спрашиваю. Я не припоминаю. Я просто так услышала.

Из зала (девушка с короткими рукавами): Скорее да. Получается, что так.

Н.С.: Тут серьезный очень запрос. Очень много энергии. Я сейчас не особо понимаю, что с этим будет. Смотрите. Все сказали? Так. Поднимите мне сейчас еще раз руки, я вас посчитаю. Сколько вас, кто мне озвучил запрос? Как угодно. Восемь.

Из зала (мужчина): Ну я снял просто.

Н.С.: Нет. Я все равно буду делать. Значит так. То есть вы хотите, чтобы я сначала показала, а потом делали упражнения. Да? Тогда садись. Я все покажу с организации, а потом мы сделаем упражнения.


 Видео 3

2.2. Наталья Спокойная Мастер-класс на конференции ИКСР. Часть 2. Расстановка Симптома организации по КИТТ методу 16.11 2016 Москва

 

Роли:

Андрей — Клиент

А — Заместитель Андрея – женщина со светлыми волосами, черной юбкой в пол.

Симптом – девушка в черном с платком на плечах (Мария).

Тело – девушка в черном.

Эмоции – девушка в зеленых тапочках.

Интеллект – мужчина в светлой рубашке.

Дух – женщина в светлой кофточке.

ОМ — Отец Матвей – мужчина в клетчатой рубашке.

Н.С.: Все сказали? Так. Поднимите мне сейчас еще раз руки, я вас посчитаю. Сколько вас, кто мне озвучил запрос? Как угодно. Даже, если я раскритиковала… Восемь.

Андрей: Ну я снял просто.

Н.С.: Нет. Я все равно буду делать. Значит так. То есть вы хотите, чтобы я сначала показала, а потом делали упражнения. Да? Тогда садись. Я все таки покажу с организации, а потом мы сделаем упражнения. Так, еще раз. Твой запрос для тебя в связи с твоей организацией. Организация какая? Как называется? Любое имя дай ей. Не важно.

Андрей: Детский клуб «Млечный путь».

Н.С.: Детский клуб «Млечный путь». Детский клуб нормально?

Андрей: Нормально.

Н.С.: Или «Млечный путь» нам очень важно?

Андрей: Нет, не важно.

Н.С.: Детский клуб. Окей.

Андрей: Что я могу сделать, чтобы детский клуб стал прибыльным?

Н.С.: А тебе это очень важно, чтобы он стал прибыльным?

Андрей: Напрямую нет. Но мне жалко людей, которые пригласили меня. Скорее мне хочется сделать приятное руководительнице.

Н.С.: Зачем?

Андрей: Ну я вижу, что они занимаются важной деятельностью. Детей учат по системе Монтессори, но денег постоянно не хватает, и преподаватели получают зарплату раз в полгода.

Н.С.: А ты там как психолог? То есть это твоя задача, сделать человека прибыльным?

Андрей: Я частично психолог, частично бизнес-консультант.

Н.С.: Так. Секундочку. Вот как бы плод твоей работы это что? То, что ты делаешь, за что тебе зарплату платят, твой выход – это что должно быть?

Андрей: Мой выход – это рекомендации по кризисам.

Н.С.: Ну да. В данном случае это запрос для тебя, как твой запрос. Ты не должен быть там руководителем отдела, то есть тебя волнует прибыль организации. Что ты можешь делать со своей стороны, чтобы было понимание.

Андрей: Я даю рекомендации, их не могут внедрить.

Н.С.: И что при этом с тобой происходит?

Андрей: Я беспомощно развожу руками.

Н.С.: А почему их не могут внедрить? Не могут или не хотят?

Андрей: Хотят, но не могут. Отношения с коллективом возможно зашли куда-то в тупик.

Н.С.: Вот вы чувствуете, что тут о расстановке речь? Тут действительно что-то непонятное, такое подводно-туманное. И вот тут как раз бы очень хорошо подошла вот эта работа. Я думаю, что да.

Андрей: Поскольку сотрудники не получают зарплату по многу месяцев, то они может быть не чувствуют себя обязанными что-то новое делать.

Н.С.: Секундочку. А дети платят? Родители.

Андрей: Мужчина: Родители платят.

Н.С.: Почему убыточная организация?

Андрей: Наполняемость групп там процентов 30-50, максимум.

Н.С.: А почему родители не хотят туда идти?

Андрей: Потому что 25-35 тысяч в месяц считается, что как бы многовато.

Н.С.: Оно зависит. Может быть рекламу дать или… Потому что есть много богатых людей, которые бы платили, некоторые платят и больше. Ладно. Я здесь не буду на эту тему, потому что это не тот формат. Опять я сейчас не делаю нормальную большую работу, где я все ставлю. Я сейчас делаю вот такой короткий тест. Значит смотри, у нас с тобой сейчас серьезная задача. Если я делаю по этой модели, то есть у нас идет, как травма организации. Совершенно однозначно. Или Симптом организации даже лучше. Какой у нас Симптом? Дай ему имя.

Андрей: Симптом убыточности.

Н.С.: Убыточность. Так. Прочувствуй сейчас, правильное ли имя. Просто ты сам взвесь.

Андрей: Слово тяжеловатое. Можно сказать убытки.

Н.С.: Симптом – убытки. И тогда у нас хороший результат – это что должно быть?

Андрей: Прибыль.

Н.С.: Прибыль. Симптом – убытки. Сейчас. Теперь я должна взвесить. Вот понимаешь, убытки – это не симптом, это следствие.

Андрей: Следствие. Да.

Н.С.: А симптом что? Что с организацией не так? Как ты чувствуешь это? Так. Секундочку. Давай мы попробуем прийти в первичные чувства. На меня смотри и первое, что придет в голову. Вот какой симптом организации? Чем она больна, что за убытки кругом?

Андрей: Пассивность. Другие детские клубы активно работают.

Н.С.: Пассивность, да? То есть симптом пассивности. Ну я сейчас не буду опять откладывать. Сейчас более или менее.

Андрей: Я бы сказал, пассивность – это слишком общее понятие. Ну может быть низкий тонус организации. Все какие-то вялые.

Н.С.: Вялость?

Андрей: Вялость.

Н.С.: То есть не пассивность, а вялость? Лучше, да. Видите, он сам ищет. И мы уже в больший резонанс входим сразу. Профессионал со мной. Но я обычно и Клиенту это говорю в любом случае. Все-таки вялость? Симптом – вялость. Хорошо. Тогда смотри. Если мы сейчас поставим 4 части организации. Тело организации – это что?

Андрей: Тело организации. Неодушевлённое – это вот детский клуб, хорошее помещение, оснащение оборудованием. Одушевленная часть – это коллектив.

Н.С.: И в данном случае вялость – это скорее к коллективу относится?

Андрей: К коллективу.

Н.С.: Когда мы поставим Тело, то у нас не просто Тело там на все его ракурсы и фокусы, а именно вот с этим фокусом. Я просто вам говорю, что мы ставим. Так, хорошо. Я не знаю, как тебе ближе, мне, наверное, без разницы. Мы можем по очереди ставить или всех сначала назовем. Или будем ставить?

Андрей: Ну я бы одну фигуру поставил руководителя.

Н.С.: Так. Сейчас, погоди, погоди. Мы сейчас поставим или мы не будем ставить?

Андрей: Будем.

Н.С.: Мы поставим Фокус – тебя. По моей модели. Мы поставим Тело, мы поставим Эмоции, Интеллект, Дух и я бы еще поставила Симптом. Шесть фигур.

Андрей: Хорошо. Интересно.

Н.С.: Да. Директора нам пока не надо. Потому что симптом вялости туда входит. Если нам будет очень надо, мы его тоже поставим. Очень много фигур не нужно вводить.

Андрей: Хорошо. Понял.

Н.С.: То есть нам надо быстро делать. У нас времени полтора часа. Меньше осталось, да.

Н.С.: Хорошо. Хотя бы до упражнения. Хорошо? Спасибо. Значит еще раз. Вот эти шесть фигур я тебе предлагаю поставить и посмотреть просто, что происходит. Каким образом наш симптом, наша травма, что она делает с целостностью организации. С какими частями и что конкретно. Теперь скажи мне сразу, какие у тебя Высшие Ценности? Вот в кого ты веришь? На волю кого мы сориентируем пространство?

Андрей: Ну можно на Бога.

Н.С.: Волю Божью. То есть вот я там (показывает на икону туринской плащаницы), если никто не возражает, повесила изображение плащаницы, для меня это символика какая-то христианская, поскольку я христианка. И обычно перед расстановкой, если вы не возражаете, я все-таки произнесу молитву о душевном покое, потому что я прошу благословение на мою работу. Я считаю, что на меня это действует. Так как свечки нельзя зажигать, а для меня важен свет, я включу своего ангела (стеклянная светящаяся игрушка, меняющая по очереди цвет, это мне помощь в работе. Для меня расстановочная работа имеет различные оттенки цвета, так что ангел это ее символ.

Н.С. молится:Боже! Дай мне разум и душевный покой принять то, что я не в силах изменить. Мужество изменить то, что могу. И мудрость отличить одно от другого. Аминь!
Помоги сейчас в нашей работе, соедини всех нас здесь присутствующих в Духе терпения, смирения перед Твоей Волей, любви друг ко другу. Помоги сделать то, что сейчас действительно важно для Андрея. Аминь!

​Я так всегда молюсь перед работой. Иногда в некоторых аудиториях мысленно, про себя.Так. Значит туда (показывает на икону и ангела) у нас направление на Волю Божью. Потому что, когда мы ставим Дух, нам очень важна ориентация.

Теперь вопрос следующий – я предлагаю тебе выбирать. Выбери сначала себя. И я предлагаю такой формат – ты берешь заместителя за плечи, вталкиваешь его в Поле, и он сам находит себе место. Так быстрее, потом займемся другим заместителем.

Андрей: Хорошо. Первым выбираю Андрея, да?

Н.С.: Да, Фокус тебя.

Андрей: Вот я втолкнул, допустим.

Н.С.: Да. Только сосредоточено… Да. Хорошо. И дальше вы сами (заместителю) перемещайтесь, только очень медленно. Садишься. Так. А теперь я тебе предлагаю… Вот я не знаю. Как ты думаешь? Мы сначала твои части поставим или Симптом?

Андрей: Мои части.

Н.С.: Знаешь что. Не спеши, медленно. Я в жизни очень быстрая, а в расстановке очень медленная. Если мы поставим Симптом, то мы сразу энергетику как бы немножко увидим. А если мы сразу несколько частей поставим, я боюсь, что у нас взгляд рассеется. Поэтому я бы сначала поставила Симптом.

Андрей: Хорошо.

Н.С.: Но ты взвесь сам.

Андрей: Нет. Я согласен. Можно вас?

Н.С.: Да не надо! Подожди. Стоп. Я тут командую парадом. Еще рано! Ты не спеши. Медленно. Симптом у нас мужчина, женщина, ребенок или что-то абстрактное?

Андрей: Женщина.

Н.С.: Женщина. Вот теперь выбирай.

Андрей: Можно вас? Вы Симптом Вялось.

Н.С.: Вас зовут Вялость. Все. Один шаг. Она сама найдет место. И сейчас посиди. Да. Находишь себе место. Да. Все медленно двигаются и находят себе место. Не буду сейчас идти по классической схеме. У нас сейчас другой формат и времени мало. Вот сейчас взгляд туда. А ты (к А) смотришь на него. И как на него смотришь?

А: Я оценивающе смотрю.

Н.С.: Это для тебя женщина?

А: Не очень понятно кто это. Женщина или что-то странное в этой вялости. Я оцениваю, что вялое или не вялое. При этом начинаю чувствовать вялой или не вялой самого себя.

Н.С.: Это так?

Андрей: Так.

Н.С. Симптому: А ты что скажешь? Ты себя кем чувствуешь?

Симптом: Я не совсем чувствую себя вялостью. Я больше чувствую себя даже не женщиной, а каким-то ребенком, который вот совсем не в теле. Как будто мне не совсем удобно в нем ходить. Но при этом какая-то детская во мне неуклюжесть присутствует.

Н.С.: Погоди, погоди. Не спеши. Смотри. Тебе пришло, что там дети, но это Симптом организации. Но мы смотрим для тебя и видим, что с тобой что-то происходит в связи с этим Симптомом организации. И поэтому скорее для меня то, что она говорит, в том числе относится и к организации, но где-то и к тебе. Когда она говорит об этом ребенке, тебе ничего из твоей Системы не приходит? Я просто спрашиваю…

Андрей: Ничего не приходит. Я просто помню, что организации скоро 6 лет. Что может быть речь идет о ребенке либо как о контингенте детского клуба, либо о самой организации.

Н.С.: Так. А ты что скажешь, когда он говорит с тобой, что происходит?

Симптом: Динамика становится больше, то есть меня начинает ломать.

Н.С.: Сейчас, секундочку. Теперь вопрос к вам. Значит, вопрос вот в чем. Я его спросила. Как вы думаете, он что сделал? Что он ответил?

Из зала: Он отфутболил вопрос.

Андрей: Нет, я не думаю, я вспоминаю о возрасте организации, что ей 6 лет.

Н.С.: Нет. Вот я его спрашиваю. На мой взгляд он ушел. Я ему говорю: «Понимаешь, этот запрос тебя может быть и не волновал бы. Ты сидишь, зарплату получаешь. И Бог с ней с этой организацией! Да что там тебе до нее!»

Андрей: Нет. Зарплату я не получаю, потому что большая…

Н.С.: А ты не получаешь? Поняла. Об этом мы, кстати, не говорили. Ты сказал, что сотрудники не получают, но себя при этом слегка исключил. Я поняла. Я решила, что тебе платят. Понятно. То есть и ты зарплату не получаешь. А если бы ты получал зарплату, тебя бы это волновало?

Андрей: Наверное, меньше.

Н.С.: На сколько процентов?

Андрей: На 50.

Н.С.: Но 50 все равно бы волновало.

Андрей: Ну все равно, ведь нужно результаты показывать.

Н.С. Симптому: Понятно. А что сейчас с тобой?

Симптом: Тошнота очень сильная.

Н.С.: Так. Уменьшим раз в 50. Хватит? В 50 раз уменьшили тошноту. Клиент у себя фиксирует эту цифру. Так. Хорошо. Смотри, ну тут как допрос. Я сейчас просто сделаю тест. Что тебе хочу сказать? Что в данном случае даже 50%, которые останутся, даже если бы платили зарплату, как раз то, что эта фигура транслирует. Воспринимай, что это скорее относится к тебе. То есть эта организация тебе на что-то в тебе показывает. Вот для тебя это как, если я это говорю, с тобой что происходит?

Андрей: Нормально. Я с тобой соглашаюсь.

Н.С. Симптому: Мария, с тобой что-то происходит?

Симптом: Как будто бы да.

Н.С.: Все. Значит зафиксировали. Да Клиенту, когда он смотрит вовне, надо показывать на него самого. Это то, что я вам говорила. Особенно с этим примером, с тяжелой травмой. То есть мы показываем Клиенту на него. Хорошо. А вот теперь посмотрим на Тело. Это вот в данном случае то, что нам важно от Тела – это люди.

Андрей: Люди.

Н.С.: Да. Сотрудники, которые не получают зарплату. Потому что зарплата тоже относится к Телу. Вы понимаете? Я не буду спрашивать мужчина, женщина. Нам это не важно.

Андрей: Женщина.

Н.С.: Сейчас просто выбираешь и вталкиваешь в Поле. И по-быстрому.

Андрей: Можно? Телом детского клуба. Ты Тело детского клуба.

Н.С.: Один шаг вот сюда. Просто вот. Ага. Ну не так вот прямо. Стоп. Снова. Давай я тебе покажу. Ты говоришь: «Можно ты будешь Телом?» Она говорит: «Да». Ты берешь, как мы ведем заместителя, чувственно все, не спешишь. И потом делаешь вот так – раз (вталкивает в Поле). И она дальше находит место. Понял?

Андрей: Я почему-то нервничаю. Да.

Н.С.: Ага. Вот фиксируй, ты сейчас нервничаешь. Когда Тело ставишь или вообще?

Андрей: Вообще.

Н.С.: Тем более. Замедляешь себя. Передаешь вот это все с нервами, все вместе. Не спеша. Иначе мы не получим чисто… Понимаешь? Ага. Все. И садишься. На самом деле я сейчас не буду спрашивать. Давай дальше. Пока они там все находят место, мы с тобой дальше поговорим. То есть я понимаю, что все важно. Но мы сейчас сокращаем. Теперь Эмоции. Эмоции детского клуба – это о чем речь, как ты думаешь?

Андрей: Ну об энергии.

Н.С.: Какие сейчас Эмоции у этой организации, у которой симптом вялости, зарплату люди не получают, отсюда и Эмоции…

Андрей: Ну я часто вижу в глазах сотрудников возмущение.

Н.С.: Так. Значит выбираем Эмоции.

Андрей: Можно вас?

Н.С.: И дальше с чувством перекладываешь роль.

Андрей: Вы – Эмоция организации.

Н.С.: Ага. Теперь со спины все передаешь. Так. И садишься. Вот Тело уже, видишь, близко к тебе подошло. Хорошо. Ну и теперь Интеллект. Интеллект – это у нас что?

Андрей: Интеллект? Ну это сама бизнес-структура. Это то, как бизнес задуман.

Н.С.: И как тебе кажется, как он задуман?

Андрей: Ну по-женски, конечно.

Н.С.: А там директор женщина?

Андрей: Там две соучредительницы. Две женщины. Они же психологи, педагоги по образованию.

Н.С.: И как они тебе?

Андрей: Ну они мне кажется немножко слишком женщины для бизнеса.

Н.С.: Эмоции совсем далеко убежали. Это о чем?

Андрей: Ну о том, что видно они задавлены, подавлены в организации. То есть открытого бунта не происходит.

Н.С.: Эмоции что скажут?

Эмоции: Мне противно там находиться вообще, меня уносит.

Н.С.: А кто больше всего противен из фигур?

Эмоции: Мне противно место, мне противно…

Н.С.: Это о чем?

Андрей: Это о том, что сотрудники сильно подавляют себя, приходя на работу, потому что… Зарплаты у детских педагогов низкие.

Н.С.: Ага. Понятно. Хорошо. Так, ну давай тогда значит Интеллект.

Андрей: Интеллект.

Н.С.: Значит секундочку. Еще раз. Интеллект, что мы про него сказали?

Андрей: Ну Интеллект – это бизнес-структура.

Н.С.: И тебе они как? Вот они маленькие? Большие?

Андрей: Ну они средненькие такие.

Н.С.: Хорошо. Ладно. Пока ты определяйся.

Андрей: Можно? Ты – Интеллект организации.

Н.С.: Новый формат. Мне самой интересно. Не то, что я тут профессор великий. Я тоже смотрю, как и вы. Не так много на эту тему расстановок сделала. Интеллект похож, он посередине встал, между всеми. Это так?

Андрей: Ну возможно.

Н.С.: Так. И Дух. Дух – это о Ценностях. Подожди, не спеши. Какие у нас Высшие Ценности в организации? Как ты считаешь?

Андрей: Воспитывать детей – будущее страны. Воспитывать интеллектуально их.

Н.С.: Скажи пожалуйста, а как ты думаешь, в этой организации кому это больше всех надо? Вот кому это надо? Это Ценности чьи?

Андрей: Ну они восприняты… Ну ценность Монтессори педагогики, она известна.

Н.С.: Нет. Это я понимаю. Я тебе говорю, вот конкретно в вашей организации, кому там больше всех надо? Директору, всем в едином коллективе, о чем речь?

Андрей: Наверное, директору.

Н.С.: Видите, я капельку-капельку об этом поговорила, чтобы мы поставили более четко, да? Так. Хорошо, выбирай.

Андрей: Можно вас?

Н.С.: Чего смеется Тело?

Андрей: Я забыл, а как фигура называется?

Н.С.: Это Дух организации. Так. Шаг и все. И садишься. Не ориентируй ее, она сама встанет. И сейчас, когда она встанет, мы сможем что-то сказать о том, что у нас с целостностью в этой самой модели. Смотрит вроде как куда надо! Ты ее пытался туда сориентировать, но она и сама туда смотрит вроде как. Видели, да, его движение? Он пытался сориентировать.

Андрей: Пытался.

Н.С.:А я ему не дала. Что нам скажет Симптом, когда все части встали?

Симптом: Мне бы хотелось выйти, но меня что-то здесь удерживает. Как бы там я находилась в детском состоянии, то здесь такое ощущение, что подросла. Ну по-взрослому. При этом очень сильно отозвалось слово «место». Вот здесь именно сильная реакция.

Н.С.: Место. А сдвинуться при этом ты не можешь?

Симптом: Сдвинуться я не могу. Хотя желание двигаться и выйти из Поля есть.

Н.С.: Это о чем? Что Симптом вялости хочет выйти из Поля и не может сдвинуться. Это о чем?

Андрей: Я не знаю. Может быть такое тяжелое место в клубе есть.

Н.С.: Секундочку. Он когда это сказал, у тебя что? Про тяжелое место.

Симптом: Что-то про место.

Н.С.: Про историю, когда он сказал тебе.

Симптом: Ну не про историю, а просто может быть про место.

Н.С.: А где ты думаешь место Симптому вялости? У тебя есть какие-нибудь идеи? Я вижу, что это все-таки сложный вопрос.

Андрей: Идеи нет. Я просто хочу сказать, что там был какой-то захламленный клуб, в котором командовал отставной военный и его потихонечку отжали.

Н.С.: Вот Дух и обиделся, да? Отставной военный командовал и что его?

Андрей: Ну постепенно его сняли. Он говорил, что там был сплошной хлам, работа не велась, а вот теперь все стало хорошо.

Н.С.: Так. Кто сейчас реагировал на то, что он сказал? Видите, как сразу много. Части поставили и сразу у нас важная информация пошла. То, что я вам говорила. Ну это из опыта такая терминология. Не знаю почему и как, но вот так вот. И что делать будем? Опять, понимаете, он не сказал будем ли мы туда идти? Он хочет или нет? Я его спрашиваю.

Андрей: Можно пойти, но я растерян, конечно. Работа с историей клуба. Я не знаю.

Н.С.: И что мне делать? Что мне делать сейчас, как ты думаешь?

Андрей: Найти хорошее решение.

Н.С.: Мне найти или тебе найти?

Из зала: Вопрос можно сейчас задать?

Н.С.: Сейчас, когда работаю нет. Если ты чувствуешь, что ты в какой-нибудь роли, то ты должен это сказать. Если нет, то пока не надо. Подыши. Не спеши.

Андрей: У меня сейчас вопрос. Что я могу сделать как свежий сотрудник в этой организации? Могу ли я что-нибудь сделать или просто лучше уйти.

Н.С.: Смотри, Интеллект сразу зашевелился. Кто среагировал на то, что он сказал?

Тело: У меня поменялась энергетика, еще до этого как он стал говорить. Поменялась, ушла вот эта вот какая-то вообще непонятная…

Н.С.: Ушла в тот момент, я видела, что ушла… когда сказали об этом мужчине, который был до. У всех поменялось. Вот смотрите, что происходит. Вроде куда-то вышли. Можно было бы посмотреть. Не важно, что это не его. Ну что он сделал? Сейчас пауза. Я делаю паузу, потому что у нас расстановка. Вот сейчас давайте, чтобы было понятно, обсудим это чуть- чуть в группе. Вот что-то вы хотели сказать на эту тему?

Из зала: Я спросить просто хотел.

Н.С.: Давайте, спрашивайте.

Из зала: У меня вопрос. Когда это все выяснилось с основателями организации. Клиент говорит: «Ну как туда идти». А вообще полномочия есть какие-то у Клиента? Он же просто наемный сотрудник?

Н.С.: Секундочку, сейчас я отвечу. Мне надо, чтобы не ушла энергия. Я не все вопросы сейчас даю. Стоп. Остановись.

Из зала: Вы разрешили, я спросил.

Н.С.: Я сейчас не смотрю на организацию, я смотрю на него. Его волнует, что ему не платят зарплату, что в организации нет прибыли, когда он нанят на то, чтобы она у него была. И я смотрю на него, а не на организацию. Это я сделала самом начале. Я прояснила, что мы можем работать с ним. Это его запрос, я никуда дальше не иду, я не иду на уровень директора, я даже его не поставила. Понятно? Так. У меня вопрос к Вам, что у нас произошло?

Дух: Он сказал, что растерян.

Н.С.: Был момент, вы видели? Была энергия, когда речь шла о том, что что-то было раньше, что сделал Клиент?

Дух: Клиент погасил энергию.

Н.С.: Клиент опять ушел немного. Что при этом делать мне, как расстановщику? Спросить его, чего он хочет. Я за него впереди паровоза бежать не должна. И что он сделал? Дальше, что было? Секундочку. Вот сейчас вы все терапевты, что мне делать?

Из зала: И что он вообще делает в этой организации, где ему не платят деньги, какие его мотивы? Потому что мотив будет только здесь…

Н.С.: Ну то есть задавать вопросы ему, что он делает. Так, секундочку, стоп. Только очень коротко, вы продолжайте.

Интеллект: Дальше прояснять.

Н.С.: Какой следующий вопрос?

Интеллект: Конкретный вопрос?

Н.С.: Да. То есть я вам сейчас не лекцию читаю, мы вместе, да.

Из зала: Можно вопрос?

Н.С.: Да, секунду, секунду. Сейчас можно, только…

Интеллект: Не могу сказать.

Н.С.: Проясняющий вопрос нужен.

Дух: Как это для него относительно того, что было до этой организации? Какие у него взаимодействия, отношение к тому, что было до, его личное?

Н.С.: Хорошо, секундочку, я поняла. Спасибо. Еще есть какие-то? Нет? Я просто иногда хочу, чтобы вы немножко тоже участвовали.

Из зала: То есть что он хочет вообще посмотреть? Для чего он сюда пришел? Какие свои вопросы решать будет?

Н.С.: Так. Значит смотрите. Без упрека хочу спросить. Всем спасибо. Сейчас секундочку подождите, дайте мне время, я так быстро не могу. Сейчас я приду к самой себе посмотреть, что я хочу сделать. Он пока подумает, что там все спросили, процесс пошел. Кстати, сейчас я смотрю у нас же здесь идет Поле, я смотрю, что поменялось, потому что с ним идет работа, пока вы спрашиваете.

Тело: У меня ощущение, что я прям чувствовала все, что происходило. Поле сейчас как будто ушло.

Андрей: Я начал обдумывать само замечание вопроса и как-то ушел.

Н.С.: Значит был вопрос из всех что тебе задали самый главный. Вот та ситуация, от которой ты как бы ушел, то, что было с этим генералом или кто там он у нас?

Андрей: Отставной военный.

Н.С.: Отставной военный. Вот ты как-то очень быстро оттуда убежал. Как бы испугался туда смотреть, это о чем?

Мужчина: Ну у меня есть некая мужская солидарность. Я сочувствую этому человеку, хотя его никогда не видел. Мне говорили, что он какой-то странный, хотя он нормальный вообще.

Н.С.: Скажи, пожалуйста, вот ты так реагируешь на это. Видно сразу, что тебя задевает ситуация. А у тебя в твоей истории ничего не происходило похожего? Сейчас, когда я это спросила.

Андрей: Если глубоко копаться…

Н.С.: Сейчас, секундочку. Подожди, сейчас ответишь, подожди. Я хочу спросить, когда это спросила, кто-нибудь реагировал?

Тело: Ну, мне кажется, да.

Н.С.: Да теперь подожди отвечать. Дух, скажи, что было за это время, только коротко.

Дух: За это время, как только коснулось вот этого человека, слово «место» и «человек», и у меня происходит ответная реакция в теле и в эмоциях. Когда начали уходить от этой темы, у меня появилась злость. Еще бы чуть-чуть, наверное, и ощущение такое, что я готова здесь снести вообще все.

Н.С.: Это о чем?

Андрей: Не знаю. Но когда задан вопрос о том, что для тебя это может означать, я подумал о своем отце, которому я сочувствовал в семье, о некотором непонимании. И сам по своей структуре мой отец был похож на военного, у него все было так, так и так. И может быть это был перенос какой-то.

Н.С.: Так, а кто среагировал?

Тело: Когда это началось, у меня реакция пошла…

Н.С.: Что с Симптомом?

Симптом: Я как будто бы не могу стоять на одном месте и двигаться не могу, реагирую на эти слова, связанные с отцом, даже мурашки пошли.

Н.С.: Вот я тебе что могу сказать? Вот для меня сейчас, когда ты сказал, это только то, что я вижу. Вот она не может сдвинуться с места. Когда вы заговорили об этом военном, ты тоже не смог сдвинуться с места. Сейчас, когда сказали об отце, та же динамика. Вот что-то такое, понимаешь, да?

Андрей: Да.

А: Мне нравится. У меня вообще изначально было ощущение, когда я встала этой фигурой. Я понимаю головой, что это про духовность, но у меня мысль про отца шла. Я понимала, может это Отец Небесный, но когда Вы сейчас сказали про отца, она стала структурированная. До этого я была вся то ли маленькая, то ли рассыпанная, на Тело не опираюсь, я от него убегаю. Сейчас когда про отца заговорили, я словно взрослеть начинаю. У меня происходит разделение, понимание и отца, и Отца Небесного. И я как будто бы взрослею.

Н.С.: А у тебя с отцом какие отношения?

Андрей: Ну были дистантные, но в конце жизни, то есть, когда я занимался расстановкой, мы стали ближе с ним, в большую часть в жизни были не близкие.

Н.С.: Вы с ним жили или нет?

Андрей: Нет. Мы с ним жили, конечно. Но у отца была отдельная жизнь, у матери отдельная, у меня своя.

Н.С.: И вот между прочим сейчас тоже здесь довольно пусто. Ты помнишь, вот там одна фигура, тут другая, здесь пусто, потом Интеллект сюда встал. Сейчас Дух. Кстати, это вот то, о чем я говорила. Интеллект защищает и Дух защищает. Вот эта пустота и вот то, что ты сейчас мне сказал о том, что мать и отец отдельно жили. У меня ощущения в теле примерно такие же, как пустота. Я просто высвечиваю то, что у меня. Я не знаю, как это у тебя, вот у меня опять ассоциируется это с другим.

Андрей: Ну может быть этот клуб напоминает мою семью тогда? Здесь мне надо ограничить присутствие?

Н.С.: В данном случае, ну если бы у нас была чисто орг. расстановка и я бы была на супервизором, я бы сказала,что мы сейчас перейдем в семейную расстановку. Ну вот покойный Михаэль Блюменштайн, он всегда делал шаг еще один в Семейную Систему. И я, т.к. еще времени чуть-чуть есть, если ты хочешь, могу поставить фигуру отца и посмотреть, что будет.

Андрей: Хорошо.

Н.С.: И на этом мы тогда завершим. Чтобы просто тебе посмотреть, потому что одно дело – наши домыслы, а другое дело все-таки увидеть. Вот я, когда это сказала, сразу все выдохнули.

Андрей: Нет. Я углубился в себя.

Н.С.: Понятно. Вот сейчас тяжелые динамики пошли. Это Эмоции, кстати. Ты видишь, где Эмоции?

А: Мне давно хотелось сказать. Вот я здесь стою словно это не мое место, это место отца. Я вне Поля стою.

Н.С.: У тебя что, когда он сказал, что согласился на отца посмотреть. Еще кто среагировал?

Дух: Я. Стала меньше. Я немножко спустилась.

Н.С.: Выбери отца и тоже втолкни его в Поле.

Андрей: Можно? Вы – Матвей.

Н.С.: Как зовут?

Андрей: Матвей.

Н.С.: Он жив? Нет?

Андрей: Нет. Умер. Деменция сосудов прогрессирующая. Умер 5 лет назад.

ОМ входит в Поле, слегка шатаясь, сутулясь и наклоняясь вперед и вбок.

Н.С.: Видишь, как он стоит сразу? Что с отцом скажешь?

ОМ: Жуткая боль душевная внутри.

Н.С.: В 100 раз уменьшить. Хватит? Нет?

ОМ: Смотрю на них на всех… Как дети, потерянные дети.

Н.С.: В 100 раз уменьшу и хватит, если нет, то еще. Страдать не надо. Здесь заместитель есть. Еще уменьшить? Нет? Хватит столько?

ОМ: Еще.

Н.С.: В 1000? Насколько надо? Сами скажите.

ОМ: Ну в 1000 много.

Н.С.: Ну в 500, хорошо. Что чувствуете?

ОМ: 500 нормально.

Н.С.: Чтобы чуть-чуть улучшить. То есть получается, что твой Симптом как бы десятикратный по сравнению с тем, что здесь.

Андрей: Ну мне сейчас стало спокойнее.

Дух: Мне хочется взять за руку и повести.

Н.С.: Это о чем?

Андрей: Как бы…

Н.С.: Дух твой хочет взять за руку и увести. Это я просто фиксирую. А сейчас у тебя что?

ОМ: Ну у меня звучит одна фраза – детский дом.

Н.С.: А он из детского дома? Нет?

Андрей: Нет. Но он рано лишился отца во время войны. Сам он в детском доме не был.

Н.С.: А тебе вот, где ты работаешь, этот детский клуб, детский дом не напоминает?

Андрей: Мне это напоминает детский сад скорее. У меня вроде никого из родственников в детском доме не было.

Н.С.: Что?

Тело: Ужасно дискомфортно, просто вообще.

Н.С.: Уменьшу тоже в 100 раз. Видишь, очень много энергии? И видишь, негатив идет здесь. Тело.

Тело: Негатив сильный прям.

Андрей: Ну вот для меня, Наталья, достаточно в принципе.

Н.С.: Сейчас, секундочку. Я поняла, что для тебя достаточно. Так. Что сейчас у Симптома?

Симптом: Я смотрю на отца, у меня появилась возможность двигаться, но очень очень очень медленно. Я смотрю на него (на А) и на Тело.

Н.С.: Так. Дорогой папа! Кто у меня твой заместитель?

А: Я.

Н.С.: Ты просто мой супервизор. Он говорит, а ты чувствуешь. Ладно? А ты сейчас скажи, что ты чувствуешь.

А: Я не знаю. Чувствую я очень много . Но все внимание только здесь, и мне сейчас приходит понимание, что для меня вялость – это что-то про смерть. И я вот тут вне жизни нахожусь. Когда я его (отца) вижу, словно общипанный голубь умирает.

Андрей: Мой отец умирал лет 5 примерно.

Н.С.: Скажи: «Папа! Дорогой папа!»

Андрей: Дорогой папа!

Н.С.: Я сейчас услышал от своего заместителя, что я вместе с тобой умираю.

Андрей: Я сейчас услышал от своего заместителя, что я вместе с тобой умираю.

Н.С.: Наверное, я это делаю сейчас, когда работаю в этом клубе.

Андрей: Наверное, я это делаю сейчас, когда работаю в этом клубе.

Н.С.: Я не получаю деньги. Я не получаю удовлетворение от своего труда. Таким образом в каком-то смысле я умираю здесь с тобой.

Андрей: Я не получаю деньги. Я не получаю удовлетворение от своего труда. Таким образом в каком-то смысле я умираю здесь с тобой.

Н.С.: Но только что я сказал, что для меня сейчас то, что я увидел, достаточно.

Андрей: Но только что я сказал, что для меня сейчас то, что я увидел, достаточно.

Н.С.: И что-нибудь еще скажи, если тебе это нужно.

Андрей: Ну я видимо хотел это быстро проскочить всего лишь, не проживая глубоко.

Н.С.: Да, да. Мы посмотрели эти тестовые, я не бралась все проблемы твои решать. Ты сам будешь решать сколько можешь, если захочешь. Теперь иди сюда. Сюда посмотри. Скажи: «Спасибо тебе, мой Симптом. Спасибо тебе, Симптом моего детского клуба, за то, что на такие важные вещи ты мне показал. И я теперь немножко понимаю, почему ты не можешь сдвинуться с места. Мне нужно время, но я надеюсь, что я справлюсь».

Андрей: Спасибо тебе Симптом моего детского клуба за то, что ты такие важные вещи ты мне показал. И я теперь немножко понимаю, почему ты не можешь сдвинуться с места. Мне нужно время, но я надеюсь, что я справлюсь.

Н.С.: Так. Ну теперь для тебя достаточно?

Андрей: Достаточно.

Н.С.: Так. Секундочку. Ты садишься. Коротко обратная связь. Что сейчас у тебя?

А: Мне стало легче. Я очень рад видеть фигуру Духа и Интеллекта вместе. Я поняла, что я пока не готов смотреть на свои Эмоции, но меня очень радует наконец-то контакт с Телом. Для меня что-то важное сейчас произошло. И мне не страшно то, что будет дальше. Я очень хорошо сейчас смотрю на Симптом и я начал все понимать.

Н.С.: Ты назад не хочешь отходить? Здесь нормально стоишь?

А: Я нормально здесь стою.

Н.С.: Ага. Хорошо. Так. Что у Тела?

Тело: Ну сейчас все хорошо. Если вначале прям в своей роли я не могла понять, почему, то есть у меня столько ресурсов внутренних на самом деле, почему от меня убегают, прячутся в какой-то угол, я ничего понять не могу. Но всегда было желание держать и не отпускать. Я точно знаю, что я буду стоять до последнего. И как-то, когда мы объединились, уже все хорошо стало. И ушли с того места. Здесь вот правильно, место в серединке, как бы все…

Н.С.: Что у тебя в теле сейчас?

Андрей: Мне стало легче дышать.

Н.С.: Что Тело говорит, совпадает.

Андрей: Да, да.

Н.С.: Так. Что у нас у Эмоций?

Эмоции: У меня по-прежнему нет связи ни с кем. Я хотя бы смотреть могу. Я вернулась сюда, наверное, хотя еще все-таки где раньше была, туда  больше тянет.

Тело: Когда мы еще там стояли, когда начал отец подходить, у меня прям было жуткое желание соединиться с Эмоциями. Я прям хотела подойти, потянуть. Ну то есть это может какое-то дальнейшее движение…

Н.С.: А сейчас?

Тело: Сейчас достаточно вот этого. Но, по сути, в тот момент прям надо было соединиться. Тоже ресурсная большая часть.

Н.С.: Так. Что у нас у Интеллекта?

Интеллект: У меня сонливости ощущение.

Н.С.: О, хорошо, расслабился. Встал по стойке «вольно». Хороший результат. Я вам рассказывала в теории, что Интеллект сам решает свои проблемы. Хорошо. Что у Духа?

Дух: Я вообще смотрю на эту сладкую парочку (А и Тело) и периодически виджу там ангела. По моим ощущениям, что он там как будто горит. У меня внутри такое идет, что больше света. Идет ассоциация со светом. Больше света. Это такая фраза, что чистить надо. Для меня, как для Духа, здесь грязновато.

Н.С.: Скажи, а для тебя вот туда направление? И отец имеет что-то общее? Для тебя вообще это важно?

Дух: Вот отец вообще меня не волнует. Я смотрю… Мне вот эта парочка нравится. Я смотрю на лики икон, и туда идет как бы хорошая связь. И со свечой (ангелом).

Андрей: Ну возможно.

Н.С.: Ну я вижу, что связи твоего Духа с твоим отцом нет. Я только об этом. Спрашиваю, так ли это?  Андрей кивает.
Так. Хорошо. Что у нас у Симптома?

Симптом: Я вижу эти две фигуры, поэтому меня тоже обуяла сонливость.

Н.С.: Вялость стала вялой.

Симптом: Я могу сказать, что могу немножко двигаться, но только шаг назад или шаг вперед. То есть не больше.

Н.С.: Спасибо. Что у отца?

ОМ: Ну я спокойно могу смотреть на все фигуры. Мне радостно, но больше всего у меня контакт здесь (показывает на тело и А.).

Н.С.: Хорошо. Вам понятно всем? Ну вам можно всем сразу говорить спасибо? Или как? Или кого-то надо вывести? Если кого-то вывести, подойдете, а так всем спасибо и скажите себе свое имя просто.

Андрей: Спасибо!

Н.С.: А кого вывести подходите. Только имя обязательно называйте и “Я больше не…” Ну собственно я тебя правильно поняла, что теперь тебе нужно время. Как ты себя сейчас чувствуешь?

Андрей: Да. Чувствую себя хорошо. Вот мыслей никаких нет. Все здесь вот (показывает на сердце).

Н.С.: Ну да. Интеллект – мыслей нет. Интеллект же себя так вел. Так что нормально. Все совпадает. Хорошо. Ну я думаю, что какой-то в этот момент тест мы сделали.

Андрей: Ну я считаю, что немаленький, а на самом деле большой отработали. Наташ, спасибо тебе.

Н.С.: Ну никогда не ожидаешь что получишь. Хорошо. Занимай свое место.


Видео 4

2.3. Наталья Спокойная Мастер-класс на конференции ИКСР. Часть 3. Фрагменты мастер-класса 16 .11.2016 Москва.

Транскрибацию подготовили студенты Кендыс Ноеми и Корнилова Ирина

Это работа с динамиками участников после упражнения по BEMS-Model.

Н.С.: Речь вот о чем: мы делали упражнение и вышли на прабабушку, и сказала клиентка Наталья, что она будет за бабушку молиться. И вопрос в том, как молиться? Если мы расстановщики, то мы понимаем, что бабушка – сверху, а мы – снизу. Молиться надо не “Упокой, Господи, душу…, прости ей все прегрешения вольные и невольные”. Понимаете? Т.е. прости ей. Бабушка – там (Н.С. показывает вверх рукой), а я – тут (Н.С. показывает вниз рукой), а Бог – там (Н.С. поднимает вверх руку и голову, указывая на небо). А если я хочу молиться за бабушку как внучка или внук, что я должна сказать? Господи, приготовь ей, помоги ей в посмертии, пусть ей будет там хорошо, светло. Вот как бы ребенком молиться. Здесь вы сами ваши слова подбирайте. Внучкой маленькой просить за бабушку. Поклон делать с благодарностью.
Н.С. показывает телом и руками поклон.

Н.С.: Потом ресурс принять. Если потом молиться, то просить: “Господи, помоги ей там, у себя на небе ее прими, сделай ей хорошее местечко”.
Подходит к группе женщин.

Эля (Женщина в черном): у меня вопрос. Например это Фокус (показывает на женщину в синей рубашке), это Интеллект (показывает на женщину в черном), это Тело, оно начало мельтешить (показывает на женщину в белом).

Н.С.: Запрос?

Эля: Что я делаю, или не делаю такого, что моя дочь не может родить. Вопрос: Тело начало мельтешить, и оно всё время разделяет Эмоции. Мне нужно перейти Эмоциям дорогу, и мы только усилением Сознания остановили всю эту суету. Честно, я не очень понимаю, как это к запросу относиться.

Н.С.: Еще раз. Запрос был какой? Что я должна сделать, чтобы…

Эля: Чтобы помочь и сделать все возможное, что зависит от меня, чтобы помочь моей дочери, родить?

Н.С.: Знаешь, что я тебе скажу. Я бы за такой запрос не взялась. Может быть об этом здесь (Н.С. показывает на группу Тело, Эмоции и Интеллект) и речь. Почему? Потому что я так вижу, мне кажется что то, почему она не может родить, идет на ее отца, а не на тебя.

Эля: Но мать…

Н.С.: Это кто тебе это сказал? Где это написано? То есть ты как бы не в ту сторону смотришь. Ты похоже что-то хочешь по своей Системе менять, а надо вопрос переформулировать по-другому. Вот тебе почему сейчас неспокойно? Ну может не тот у нее мальчик! Может она от другого должна родить! То есть, ты идешь туда, где не твоё сейчас. Понимаешь? И вся эта неразбериха (показывает на группу) из-за этого скорее всего. Вот тебе нужно сейчас для себя что-то сделать.

Н.С. Интеллекту который закрывает глаза руками: Проснись! Кто сейчас среагировал на то, что я сказала?

Женщина в красном подняла руку (Эмоции).

Н.С.: У тебя похоже сейчас эмоции глушат. Тебя не устраивает что-то. А что тебя не устраивает в том, что она не хочет родить? А может это не ее мужчина? Может она от него уйдет? Почему они не рожают?

Эля: Третий год они вместе, хорошие во всех отношениях.

Н.С.: Почему они не рожают?

Эля: Он не делает ей предложение. Он сказала: “Беременеть я не буду без брака”.

Н.С.: Он не делает ей предложение. Если еще пять лет пройдет, а он не сделает ей предложения, что будет?

Эля: Они говорили до Нового года. Она поставила ему условие.

Н.С.: Тогда, что ты сейчас делаешь? До Нового года остался один месяц.

Эля: Я хочу понять.

Н.С.: Смотри, остался месяц до Нового года, и она хочет понять может ли она до Нового года выйти замуж за него. Чем ты ей поможешь? Он должен решить – делать ей предложение или нет. Чем ты можешь ей помочь?

Н.С.: Секундочку (Н.С. обращается в зал), ее запрос: что я могу сделать, чтобы моя дочь родила? Значит, сейчас ситуация такая, что она не будет рожать без брака и она ему поставила условия до Нового года определиться. У нас идет неразбериха с частями

(Н.С. показывает на Интеллект, Эмоции, Тело).

Я ей (Эле) говорю, что это не твоя проблема. Вот я сейчас стала дочерью. Как ее зовут?

Эля: Катя.

Н.С.: Вот она здесь. Вот она туда смотрит (Н.С. показывает рукой прямо от себя) на Волю Божью. Правда, на мертвое изображение. У нее такой живой веры нет, но чего-то там есть. Там мама (показывает в сторону перед собой). Где Фокус мамы (Клиентки)? Отзывается женщина, которая была Фокусом в упражнении.

Но вот, когда мама на меня так смотрит, то мне, честно говоря, хочется вот сюда пойти (Н.С. отходит назад) и от него, и от них всех отойти куда-нибудь назад, далеко. Попробуй заняться своей жизнью! Можешь? Как мама от меня отвернулась, я иду сюда (Н.С. возвращается назад), беру тапочки и иду. Такое ощущение, что ты же их и тормозишь. Почему? Я не знаю.

Эля: Может быть и тормозила, но последнее время совсем отпустила.

Н.С.: Понимаешь, ты, когда смотришь, мне хочеться уйти. Тут что-то твоё задевает, личное.

Эля: Так вот об этом я и говорю.

Н.С.: Твой запрос должен звучать: Что я могу сделать, чтоб расслабиться и посмотреть в другую сторону, в свою жизнь. И тогда это уже будет твой запрос. Понимаешь?

Эля: Вы все правильно сказали. Вот, что мне делать с моим чувством вины? И поэтому может быть я давление на нее оказываю.

Н.С. А ты сейчас оставила вопрос с “чувством вины”?

Эля: Нет.

Н.С.: Вот тебе и показали. Надо завтра попросить поставить. Сейчас уже все – завершение. Выходим из ролей. Еще 2 минутки, пожалуйста. Просьба всем сесть! Просьба ко всем. Тяжелые были работы. Я работаю с тяжелым. Вы видели, вот даже тесты в упражнениях серьезные. Это тяжело. Михаил правильно говорил про Интеллект Андрея, что непонятно, как он страх испытывал. Клиент был Андрей. Андрей, тебе очень много было непонятного? То есть, Михаил был прав? Тебе важно было, что там было не объяснено? Понимаете, вы задаете мне абстрактные вопросы: как Интеллект может испытывать страх? И мы начинаем думать. Мне нужно думать, как Интеллект может испытывать страх, подводить теоретическую базу. Я знаю, что, как фигура, он испытывает страх. Но я феноменологически говорю. Понимаете?

В данном случае, я считаю, что мы сделали очень серьезную работу. У меня просьба к Андрею: держать меня в курсе, что у тебя дальше будет происходить, будешь мне писать. Я считаю, что мы очень много прошли. И в данном случае, мне не так важно, что там родители конкретно понимали, но я спрашивала Клиента: как ты? Но если у него нет диссонанса, то и все ок и работать не надо. Но вроде как, диссонанс был. И поэтому мы работали до тех пор, пока он не оставил. Опять же, я вам свое говорю, я так работаю. Кто-то работает по-другому. Каждый из нас работает по-своему. Я работаю так. Ну, что я могу сказать? Сейчас вы смотрели, насколько тяжело. Я вас лично торопила, поскольку времени нет. Я просила три часа, но дали два или полтора, хоть смогли этот тест сделать. Упражнение – тяжелое, и оно реально. Просто вы сейчас увидели, что оно реально говорит о многом. Например вот сейчас, последняя расстановка, была. И я ей сразу сказала: запрос не тот. Она потом пришла к тому, что надо запрос другой делать.

Муж. голос из зала: Она хорошо сформулировала.

Н.С.: Нет, я поняла. Но вот с чувством вины, когда она сказала, там энергию я уже почувствовала. И вот, если поставить тут те части – там будет по другому, а так показывало чушь, потому что не тот запрос. Очень важно на этом месте все прояснить (Н.С. показывает на стул справа от нее), и тогда будет четкость. Вот запрос – это 90% успеха. И запрос должен быть такой, чтобы клиент сам отвечал за свою жизнь, что он во взрослой позиции. Что он понимает, куда он идет и о чем речь. И в теле должен быть резонанс. Как зовут (Н.С. обращается к Клиентке)?

Голос из зала: Эля.

Н.С.: Вот когда запрос о чувстве вины, я думаю, что если части поставить, там будет совсем другое дело.

Эля: Возможно я вину вытесняю, больше переходит на контроль и все такое…

Н.С.: Вы поймите, вы же все расстановщики: там, если о чем-то очень тяжелом речь, какого веса у вас лояльность? И когда вы видите, вот сейчас ты (Эле) видишь о чем речь. И даже вот это осознание тебе принесет даже без расстановок, без всего – уже что-то. И дальше просто видишь дочь. Видишь это, чувствуешь, что тебя это задевает, ага!

Говоришь: привет, моя Вина! Вот, ты у меня тут в теле. Я сейчас с тобой поговорю. Вот что у тебя здесь болит, когда ты это видишь? Значит, что-то свое резонирует. Может это опять чувства не твои, а какой-нибудь бабушки, которая тоже не могла замуж выйти. Но дочка почему-то, видя тебя, отбегает дальше еще и от него (жениха). Почему? Я не знаю. Там  надо разбираться. И поэтому я работала бы здесь с виной. То есть, вот опять: что делает эта модель? Она помогает прояснить реально, с каким запросом надо работать. Это как минимум.

Эля: Я не поняла, с каким запросом мне нужно работать.

Н.С.: Вот смотри еще раз. Вот здесь у меня сидит клиент (Н.С. указывает на стул справа от себя) в какой позиции? Во взрослой. Ты мне сейчас вопрос задала с какой позиции?

Муж. голос из зала: С детской.

Н.С.: И тогда, что я должна тебе сказать? И тогда, с каким запросом тебе нужно работать? Вот это говорит то, что речь о том, как тебе стать взрослой? Потому что дочь тебя спасает. Если ты будешь счастливой, ребенок перестанет тебя спасать и ему станет легче. И тогда запрос должен быть для тебя. И здесь ты в роли сидела на коленях как маленькая. Мы все в своих ролях стоим. Вы подумайте об этом. Так, хорошо. Сейчас вопрос к вам. Обратная связь какая-нибудь есть? Я была бы рада услышать, насколько это было вам полезно или не полезно.

Голос из зала: Очень быстро.

Н.С.: По одному слову.

Жен. в бежевой кофте: Наташа, правда, большое спасибо! Формат очень интересный. Лично мне очень близка тема, связанная с духом, духовностью. И тогда для меня расстановка, когда в ней есть такой элемент или фигура как Дух, она лично для меня уже ресурс. И она показывает, куда мы двигаемся. Мне она очень важна. Это очень интересно. Спасибо еще раз.

Эля: Я работаю с травмами. Новый формат работы с травмами, именно через разделение. Вот как расщепление личности, тогда понятно где травматизация, и это новый срез.

Голос из зала: Больше информации можно получить, и ясно с чем работать, и что у клиента спрашивать, там много еще можно вопросов задавать.

Муж. в серой рубашке: На интуитивном уровне я как-бы солидарен с этой моделью, но у меня чувство, что мне не хватает какой-то теоретической базы, чтобы удерживать вот эту модель в Поле.

Н.С.: Это не так просто. Ее надо удерживать только в связи с запросом клиента. Причем запросом, где цель – получить энергию. И поэтому все время задача: вопросами помогать клиенту посмотреть, о чем на самом деле речь. Вот как мы на вину вышли. Понимаете? Ее надо удерживать в голове: что там? А что там? – можешь спрашивать. Вопрос в том, чтобы эта модель помогла прояснить то, как с травмами работать конкретно. Подступиться к ней (к травме) как? У нас есть стена подвесная. Мы не можем на нее влезть. А тут у нас появились вдруг какие-то выступы маленькие, что мы можем куда-то лезть, что-то посмотреть.

Муж. в серой рубашке: Я не очень понял, на что указывает это все, эта модель?

Н.С.: Это надо ставить и смотреть. Это надо тебе делать.

Голос из зала: Это все из структурных расстановок.

Н.С.: Да, тебе структурных расстановок видимо не хватает. Чтобы с этим работать, надо иметь базу структурных расстановок. Я показала формат. Можно использовать как базис. Сейчас есть книжки, материалы. Если что – приходите. Я могла бы и онлайн. Можете прийти клиентом. Я достаточно дорогой специалист, потому что я работаю не только в расстановкой, но у меня еще входит в пакет и поддержка. Это серьезные вещи. Надо серьезно работать. Всем спасибо большое за доверие.

Комментарии Facebook