Транскрибация видео. Конгресс по Психотерапии. Москва 10.2017

https://iis-berlin.ru/video/kongressy-konferentsii/kongress-po-psihoterapii-moskva-10-2017/

ВИДЕО 4

Автор: Шалвашвили Гванца, студентка 8-го потока, Архангельск

 “Расстановка симптома общества: национальные конфликты” часть 1

Н.С.: Мастер класс у нас называется: «Расстановка симптома человека, семьи, организации и группы общества». Времени мало, я обычно делаю круг. Давайте так, мы говорим имя, совсем в одном слове кем вы работаете или давайте сразу. Поднимите руки кто психологи? Кто психотерапевты?
Народ поднимает руки.

Н.С.: А кто не поднял руку, скажите кто вы?

Зал: Мы студенты.

Н.С.: Отлично, но студенты тоже психологи?

Зал: Да.

Н.С.: Поднимите руки, кто работает с травмой.

Народ поднимает руки.

Н.С.: Очень хорошо, замечательно. А кто работает с организацией, с бизнесом?

Народ поднимает руки.

Н.С.: Замечательно. А еще есть какая-то такая специфика. Кто работает с травмами общества?

Много кто откликнулся.

Н.С.: Даже так, отлично. Я не буду вам теорию рассказывать, перед этим была секция, на которой я всю теорию рассказала. Будет стоять на сайте. Если что можно связаться, если вы оставили на сайте какой-то комментарий я выхожу на связь, ну если я не в командировке, потому что сейчас много конгрессов, сейчас и в Германии будут.

Я живу в Германии, в Берлине, уже почти 24 года. Мой муж математик, я тоже бывший, мы когда-то из-за того, что не было научной среды мой муж вынужден был уехать даже уже не из-за денег, потому что у меня было 3 ребенка-аллергика, я их выращивала в деревне под Москвой. Какие-то овощи мы выращивали и как-то жили. И вообще тогда считалось, что каша это здоровое питание, и я комбинировала 3-4 вида круп и делала из них 20 видов каш. Но муж не мог без научной среды работать, я тогда с детьми сидела.

3 ребенка у меня в Москве родились и еще 3 уже в Берлине, всего у меня шестеро. И, соответственно, мы уехали 24 года назад. Думали что на 3 года, но науки не было. Сейчас уже наоборот, он привозит назад науку, здесь студентов берет и совмещает 4 университета и 2 в Берлине, научную работу. Ну и я тоже между Москвой и Берлином, скажем так,  мигрирую, и иногда приглашают в другие города. Сердцем я все равно тут, мне там тяжело, но как есть. Я считаю, что надо соединять нашу сердечность, любовь, тепло с немецким порядком. Иначе, как мы говорим в расстановках, если любовь —  это жидкость, а порядок —  это сосуд, то если сосуд разбить, то любовь утекает. А у немцев в Берлине, наоборот, очень холодно, в Баварии другие немцы, посредине Германии третьи немцы, то есть все по-разному. Мне жить там холодно, потому что не хватает нашей сердечности. Зато железный порядок, но порой слишком железный. Поэтому надо соединять и тогда будет хорошо, но это уже отдельный вопрос, это моя философия.

Н.С.: Итак, что мы сегодня можем сделать. Вы скажете имя и скажете запрос, у кого он есть. Меня интересуют симптомы. Поднимите руку кто бы хотел посмотреть на свой симптом, вообще у кого есть запрос, чтобы я понимала. Я имею в виду кто хочет сделать расстановку небольшую.

Зал: 4 человека подняли руки.

Н.С.: Хорошо. А у кого из Вас есть запрос, связанный с бизнесом или с работой. А еще интереснее — связанный с травмой общества, с национальным конфликтом, войной с Украиной, не знаю с чем… Озвучьте, пожалуйста.

Лариса: Меня зовут Лариса, я сама с Северного Кавказа, г. Пятигорска, там, где я родилась. В те времена, когда я родилась, был Советский союз, и мы все дружили: и грузины, и армяне; и все было прекрасно. Если честно, я и не думала, что когда-то уеду из этого города, но уехала и сейчас живу в Астрахани. Я поняла, что для меня национальный вопрос играет очень большую роль.

Н.С.: Смотрите: для того, чтобы нам работать расстановщиком нужна энергия. Чтобы эту энергию получить, что мы делаем? Даем ли мы Клиенту много говорить?

Зал: Нет.

Н.С.: Поэтому есть одна фраза, с которой любой Клиент мне формулирует любой запрос. Естественно это трудно и я могу помочь, но все-таки. Запрос должен быть направлен на цель, причем этот запрос должен касаться себя. Потому что если запрос, к примеру: «Я хочу изменить своего мужа», то мой следующий вопрос будет:

— А это от тебя зависит, что он изменится? На 100%?

— Нет.

И тогда можно попробовать переформулировать запрос: «Что я могу сделать для того, чтобы мой муж изменился». И это уже другой запрос. Поэтому мы формулируем запрос так: «Что я должна сделать для того чтобы…».

Лариса: Что я должна сделать, чтобы изменилось мое отношение к людям.. Даже не так стоит вопрос…

Н.С.: Так, думайте, время не теряем. Я понимаю, что сложно. Кто готов сказать запрос или давайте коротко все же скажем хотя бы имя и город. Я — Наталья, Берлин.

Рида (девушка в серой кофте): Рида, Башкирия

Анна (девушка в синем платье): Анна, Москва

Людмила (девушка в красной кофте): Людмила, Москва

Елена (девушка в полосатой кофте): Елена, Москва

Седа (девушка в синей кофте): Седа, Москва

Татьяна: Татьяна, Москва

Ольга (девушка с зелеными бусами): Ольга, Москва

Жаля: Жаля, Москва

Овсанна (девушка в белом пиджаке): Овсанна, Москва

Хадижа: Хадижа, Щелково

Татьяна: Татьяна, Нижний Новгород

Светлана (девушка в фиолетовой кофте): Светлана, Москва

Ирина (девушка, светлые волосы в очках): Ирина, Москва

Наталья (женщина с короткими светлыми волосами): Наталья, Москва

Станислав (мужчина в рубашке): Станислав, Москва

Наталья (женщина в светло-розовом шарфе и очках): Наталья, Новосибирск

Ксения (девушка с длинными рыжими волосами): Ксения, Новосибирск

Лариса (женщина в белой водолазке и розовом шарфе): Лариса, Астрахань

Лариса (женщина блондинка в желтой кофте): Лариса, Астрахань

Ольга (девушка в синем платье и в очках): Ольга, Москва.

Н.С.: То есть у нас все-таки есть не Москва. Слава Богу, хорошо. Готовы сказать? — обращается к Ларисе.

Лариса: Да, сейчас у меня в совершенном другом ракурсе…

Н.С.: Вот видите как. Одна фраза и сразу уже большая работа, мы время сэкономили. А так как расстановка стоит дорого, у меня тем более. У меня немецкие цены, потому что очень дорогое образование и, главное, что я делаю сразу много в одной расстановке. Мне немцы говорят, что у меня надо втрое повышать цену. Мы должны экономить время и деньги Клиента.

Лариса: Что мне нужно сделать для того, чтобы отношение к национальности не влияло на мою личную жизнь.

Н.С.: Для того, чтобы отношение к национальности не влияло на мою личную жизнь… О каких национальностях речь?

Лариса: Кавказские национальности. Я приехала с Кавказа. И чтобы это не влияло на мою личную жизнь.

Н.С.: Поняла, поняла. Дальше надо уточнять, но я поняла, хороший запрос. Так, по бизнесу запрос?

Ольга: Ольга, Москва. Я несколько лет работаю в частной психотерапии, в индивидуальном формате. На сегодняшний день мне уже мало пространства, у меня и семейные пары бывают, и три человека приходит, и четыре, но я хочу выходить на тренинги.

Н.С.: И что я должна сделать для того чтобы…?

Ольга: И что мне нужно сделать для того, чтобы прорваться в это пространство, расширить свою аудиторию. Как начать себя двигать, с чего начать.

Н.С.: Еще раз, что я должна сделать для того чтобы?

Ольга: Для того чтобы вести самостоятельный тренинг.

Н.С.: А сейчас что?

Ольга: А сейчас я в индивидуальном формате.

Н.С.: То есть тренинг, группу?

Ольга: Да группу.

Н.С.: Хорошо, у кого еще есть какой-то запрос, связанный с какими-нибудь конфликтами: национальными, религиозными, общественными?

Елена: Общественными есть.

Н.С.: Имя только еще назовите, пожалуйста.

Елена: Елена. Что я могу сделать для того, чтобы изменить ситуацию в образовании детском, потому что сейчас ситуация критическая. Что я могу сделать в нашей стране для того, чтобы изменить подход к детям и к их системе образования.

Н.С.: Я попробую со всеми тремя запросами поработать, всем сделать совсем немножечко. Когда у меня группа я всегда слушаю себя с кого начинать.

Н.С. Ларисе: Давайте я все-таки с Вас начну, садитесь сюда. Итак, что я должна сделать чтобы…

Лариса: Что я должна сделать, чтобы отношение к национальности не влияло на мою личную жизнь.

Н.С.: Поясните, отношение к национальности это что?

Лариса: Я приезжала на Кавказ и там считалась русской. И по молодости еще в школе были товарищи другой национальности, которые обращали на меня внимание. Но нам нельзя было дальше с ними контактировать для серьезной личной жизни. Семья запрещала.

Н.С.: То есть если Вы не кавказской национальности, Вы не можете контактировать ни с кем, выходить замуж и тд.?

Лариса: Да, если я не кавказской национальности, то я и не могу выходить замуж, так было.

Н.С.: А сейчас? Как это на Вас сейчас влияет?

Лариса: Сейчас я понимаю…

Н.С.: Секунду, я на практике всегда объясняю даже для своих студентов. Вот смотрите: сейчас я пытаюсь Клиентку привести к настоящему моменту, потому что всегда запрос должен быть направлен в будущее. Так вот: как сейчас это влияет на Вашу жизнь?

Лариса: Сейчас?

Н.С.: Да, почему это Вас тревожит? Это же тогда было, а сейчас вроде Вы уже тут.

Лариса: Я уехала оттуда. Дело в том, что оно идет на протяжении всей жизни. Я понимаю в процессе психотерапии, что возможно, если бы я не слушалась, моя личная жизнь по-другому была бы устроена. Это я опять в прошлое возвращаюсь. У меня дочка растет, и я четко знаю, что точно также я буду поступать и говорить: «Не надо встречаться с этой национальностью». Какой бы он бы ни был бы хороший. Хотя я понимаю, что возможно я не права.

Н.С.: Вот уже будущее, чувствуете? О дочке говорит.

Лариса: Я понимаю, что возможно я не права, но я четко знаю, что просматривая…

Н.С.: Я прерываю. Потому что чтобы больше успеть, надо меньше говорить. Теперь смотрите: то, что у Вас сейчас — это Симптом. Как мы его назовем? Любое имя.

Н.С.: Чувствуете, энергия есть. Какое имя дадим в связи с запросом? Любое слово, хоть Муха, что придет.

Лариса: Жора. У меня почему-то приходит это имя, почему не знаю. Потому что Симптом это копия Жоры.

Н.С.: Жора. И этот Симптом как на Вас влияет? Что у Вас — страх? Страх как что, страх к кавказской национальности?

Лариса: Нет, у меня нет к кавказцам страха.

Н.С.: Какое чувство в связи с Жорой?

Лариса: Что можно с ними общаться, разговаривать, дружить, но должна быть какая-то определенная граница, что национальность за свою национальность, русский за свою русскую.

Н.С.: То есть Жора говорит о том, что нужно оберегать свою границу. Правильно я услышала?

Лариса: Да, конечно.


Роли

Лариса -Лариса (Клиент), девушка в желтой блузке.

Л — Заместитель Ларисы (Ольга), девушка с зелеными бусами в сером платое и светлыми волосами.

СмпЖ — Симптом Жора (Ольга), девушка в синем платье и в очках.

Папа — Папа (Станислав), мужчина в рубашке.

ФК — Фигура кавказской национальности — (Наталья), женщина с короткими светлыми волосами.

ТН — Травма народов (Овсана), девушка в белом пиджаке

Н.С.: Так. Значит мы ставим себя и Симптом; из присутствующих кого чувствуете. Вот тут у меня расходится со многими расстановщиками. С Михаилом Бурняшевым, например. Он говорит, что всегда должен выбирать Клиент сам. Мой опыт работы с тяжелыми ситуациями говорит о том, что Клиент часто из своей лояльности уводит меня. До начала  обучения я год работала, потому что я не могла найти, где учиться. Когда я начала обучаться, мне пришла помощь. Я вижу линию по генограмме, куда мне лично надо идти. И я вижу, что Клиент меня уводит. У него основная линия по папе, а он мне показывает на маму, например. И я заметила: когда Клиент хочет одного заместителя, а я чувствую, что я с этим не согласна, я слушаю себя. И мы с ним обсуждаем. Если разное, если мы проясняем.

У меня был случай в клиентской группе DGfS (немецкое расстановочное общество), когда я Клиенту не стала делать работу, потому что он хотел не тех заместителей и мы не могли договориться. Я ему сделала расстановку в самом конце, когда уже стал лучше резонанс. Нет резонанса — я не имею права работать. Понимаете? Вот на прошлом конгрессе была ситуация, когда женщина поставила запрос на фирму, которая делает лампы. Она выбирает заместителя в черной одежде. Когда прояснили, выяснилось, что это то, что сейчас, а мы то хотим в светлое будущее. И поставили другого заместителя, в одежде посветлее. Понимаете? То есть я слушаю себя. Вы, если будете работать, делайте, как Вы понимаете. Я работаю так. Поэтому сейчас вы подумайте кого, а я потом посмотрю.

Н.С.: Выберите себя, в своем фокусе вот этого запроса.

Лариса: Вот девушка с зелеными бусами.

Н.С. Ольге: А ты как чувствуешь? Нормально?

Л: Я даже почему-то сразу себя в роли почувствовала, когда я даже не поняла, о чем идет речь.

Н.С.: Времени у нас мало. Я не буду так вредничать. На самом деле я почему-то сюда хотела эту девушку. Но уже ладно. Так. И теперь Симптом. Мужчина, женщина, ребенок? Первое, что приходит или вообще что-то абстрактное?
Клиентка отводит глаза.

Н.С.: На меня смотрим. Первое, что приходит. Значит, смотрите. Для того, чтобы работать быстро и правильно, мы должны быть в первичных чувствах. Первичные чувства — те, которые ведут к действию. Для этого мы смотрим в глаза. Значит, что тебе приходит первое? Мужчина, женщина, ребенок?

Лариса: Берется не человеческий образ. Растение… Цветок. Вот такое что-то.

Н.С.: Жора. Хорошо. Давай посмотрим. Так. Кто у нас Жора? Тогда выбираем Жору. Слушайте, а можно я вопрос задам? Мне почему-то пришло. А все, что мне пришло, я должна озвучить. Какого цвета у нас Жора? Я из седла ее немножко выбиваю, чтобы она сказала не думая, из подсознания. Я не знаю, почему мне это пришло, но я спросила. Все очень легко.

Лариса: Кирпично-коричневый такой. Пожалуйста, вот девушка.

Н.С.: Выходите. Так… они сами встали. Вы берете каждого и просто один шаг в поле, и они находят место. Так быстрее находится.

Н.С. заместителям: Находите себе место, мы сейчас посмотрим. То есть это уже Симптом такой, он как бы и личный, но связанный с травмами общества. Мне интересно, я работала и с травмой, где украинский конфликт у семьи был. Женщина была, у нее папа украинец, а мама русская. Папа за Россию, мама за Украину. Мы поработали, она очень глубокие вещи нашла. Так. Еще раз, имя? Лариса. Что нам скажет Лариса? (показывает на заместителя Ларисы) Как дела?

Л: У меня вот очень картинка эта нравится. Я там туда смотрю. Там какой-то лист, березы.

Н.С.: Явно не кавказское.

Л: Нет. Меня прям тянет туда. Мне вот хочется. А вот это (показывая на Жору), вот какая-то «помеха справа» называется.

Н.С.: Ну видите, правильно. Помеха! Что скажет нам Жора?

СмпЖ: А мне наоборот хочется.

Н.С.: Ну что хочется – делаем. Но единственное, что там, если бьем, то уменьшаем в сто раз силу. Прилипаем, прилипаем. Что происходит? Жора прилипает. Жора у нас что? Растение? Липучка? Репейник Жора?

Лариса: Да. Где-то так.

Л: У меня сейчас такое ощущение, животное такое чувство, что ко мне что-то прилипло.

Н.С.: Это так?

Лариса: Сейчас ощущения какие?

Н.С.: Нет. Я спрашиваю, это имеет отношение к вам?

Лариса: Наверное, да.

Н.С.: Что как что-то прилипло или что?

Л: Именно что-то, не кто-то, а что-то.

Н.С.: Вы у нас репейник вроде как бы. Так. В расстановке все на «ты». Можно ? Скажи мне, пожалуйста, вот какой был бы для тебя хороший результат, что, если этот Симптом что?
Ну если ты скажешь: просто уйдет, то я начну говорить, что энергия уйти не может. Вот во что он должен преобразоваться? Что хорошего должно произойти в твоей жизни, если мы тут хорошо поработаем или потом. Что, как итог должно быть, какое чувство? То есть мы говорим о границах, да? Что мы ограничили свою территорию. Вот у нас, как хороший результат, что нам не надо, например, делать границы или наоборот. То есть тебе понять, нужны ли границы и какие. Об этом речь?

Лариса: Нет. Наверное, я бы хотела в результате, чтобы Симптом ушел. Чтобы я по-другому относилась или другое какое-то для себя выбрала отношение к этому. Что человек не связан национальностью. То есть я могу пустить в свой дом людей другой национальности, образно говоря. К детям в том числе.

Н.С.: Человек хочет прояснить, правильно ли она поставила границы, да? А в данном случае уже запрос звучит чуть-чуть по-другому – «я хочу расширить границы и возможно ли это?» То есть как бы человек хочет быть более открыт миру. И что как бы мешает открыть границы. Да?

Станислав: Вот у меня еще с самого начала, еще до начала расстановок как-то прихватило живот и я чувствую себя исключенным, так что хочется прямо уйти.

Н.С.: Так. Секундочку. Очень хорошо. Вот эту вещь надо прояснить.За это время есть изменения какие-то? Нет? — обращаясь к заместителю Ларисы.

Л: У меня почему-то это плечо (показывая на правое плечо) как-то тяжелым очень стало. Как будто навалилось что-то такое на меня.

Н.С.: Какая судьба? Был ли кто-то из вашего рода вот в тех краях? Какая судьба дедушки по маме?

Лариса: Ну вот, когда сказали о березовом лесе, я вообще и все мои корни из Суздаля, Владимира, Горький.

Н.С.: Какая судьба дедушки по маме?

Лариса: Воевал. Умер после. Ну воевал во время войны. То есть он воевал во время войны и все. То есть, возможно, я не знаю судьбу своего отца. Ну то есть он мой отец, но в какой-то промежуток времени, который мы не знаем, он был в ГУЛАГЕ и тому подобное. И я его не знаю этот период. Но мы все оттуда, из Суздаля.

Н.С.: А есть ощущение, что может ли это быть связь с Кавказом?

Лариса: Мои родители туда приехали с двумя чемоданами в 50-х годах. Как они мне объяснили, мы там приехали просто в гости к кому-то. Нам там понравилось, и мы остались там жить. А потом выяснилось, что люди, когда он отсидел там определенное количество времени в ГУЛАГЕ и говорит, что был страх и мы ехали куда-то, чтобы нас просто никто не нашел. Все.

Н.С.: Так. Сейчас как отозвалось?

Л: Очень эта история задела. Вот именно, что это какое-то бегство на Кавказ.

Лариса: Да. Это было бегство.

Л: Ну то есть это вынужденная была какая-то мера.

Н.С.: Кто сидел в ГУЛАГЕ? Папа?

Лариса: Папа. Мой папа.

Н.С.: Папу, как думаешь, надо ставить? Отзывается на папу? Нет? Папу как зовут?

Лариса: Павел зовут.

Лариса выбирает Станислава заместителем папы.

Н.С.: Павел. Втолкнуть тоже в поле. Чувствуете? Энергия есть? Так все сосредоточены. Просто втолкнуть и сесть. Значит это твой папа. Вопрос к Симптому – связан ли ты с папой?

СмпЖ: Я правильно понимаю, озвучить свои чувства?

Н.С.: Да. Вот было ли что-то новое, когда вошел папа? И как он тебе?

СмпЖ: Как будто он не в этом поле. Как будто его нет. Вот здесь  (показывает на Л) да. А здесь (на папу)  нет.

Н.С.: А папа как чувствует? С кем связан кроме дочки? Связан с Симптомом? Нет?

Папа: С Симптомом связан, но я как-то вытесняюсь, как будто я немножко в идеале или ко мне привязывают что-то такое. То есть я себя действительно чувствую, ну как бы сказать, ну то, что вот здесь я должен быть, это я ощущаю.

Н.С.: Именно папой?

Папа: Да. Или папой или как-то с папой связано. Может быть это кто-то из мужчин.

Н.С.: Это или папа, или кто-то важный из системы. А папины родители что?

Лариса: Папины родители были очень верующие, и его отец умер еще до Великой Отечественной войны, а мама прожила до наших лет. У нее было 12 детей что ли. Все они из Суздаля.

Н.С.: Так. Очень верующие родители. А за что ГУЛАГ, кстати?

Лариса: Мы не знаем. Как он сказал – за драку. И этот вопрос никогда у нас не обсуждался.

Н.С.: А вы что? — обращаясь к заместителю Ларисы.

Л: А мне вот хочется заслониться от этого Симптома. Папу поставить, чтобы он нас разделял от этого Симптома. Вот так. Папа меня заслонил от него.

Лариса: За драку. Он сказал, что была какая-то драка.

Н.С.: А он освободился, когда? После смерти Сталина?

Лариса: Да.

Н.С.: А про ГУЛАГ он что-нибудь рассказывал?

Лариса: Нет. Это выяснилось совершенно случайно. Дело в том, что книжка «ГУЛАГ» была тогда в распечатанном виде и я ему говорю: «Пап, ты не хочешь почитать книжку?» Он мне говорит: «А что мне ее читать? Я там был, я там все знаю». Все. И потом я говорю: «Мам!» Она говорит, что эта тема закрытая, но из мест заключения они приехали вместе с другом.

Н.С.: Можно я вас поставлю? Вы будете кто-то. Просто абстрактная фигура кавказской национальности, лицо кавказской национальности, но обобщенное. Спасибо большое. Да, я поняла уже.

ФК: Мне вот как-то здесь комфортно.

Н.С.: Ну да. С Симптомом. Да. И как?

Папа: У меня такое ощущение, что я тоже здесь участвую, но возможно не только папа, но и другой член Системы. И я на каком-то другом уровне, но связан со всеми.

Н.С.: Хорошо. Вот тоже многоуровневый тип. Это редкое свойство. Я обычно так стараюсь, когда индивидуально с Клиентом, я тоже многоуровневая. Да. Хорошо, что вы озвучиваете. Это что? Это о чем?

Папа: Вот почему-то идет слово — на политику.

Н.С.: Вопрос — на какую политику? А если я спрошу, чтобы мне зря не ставить. На сталинскую политику или речь о другом? Или на национальную политику?

Папа: Нет, не на национальную.

Н.С.: Кулак сжимает, да.
Обращаясь к Абстрактной фигуре и Симптому: А когда он это делает, это вас как-то затрагивает?

ФК: У меня какое-то волнение и симпатия одновременно. Не знаю почему.

Папа: А вот у меня ощущение, что у меня живот как будто распороли или что-то такое. Прихватило в животе.

Н.С Ларисе: Попробуй сказать: «Я тебе симпатизирую». Что-нибудь приходит насчет распоротого живота?

Лариса: Нет, ничего.

Н.С.: Дед на войне как? Нормально вернулся?

Лариса: Нормально вернулся. На войне ничего. Дед нормальный.

Н.С.: Это уже что-то кавказское, заметь. Распоротый живот скорее всего, ну в древние времена. Ну, я же не думаю, что это татаро-монгольское или татаро-монгольское иго в такие времена. Распоротый живот в какие времена? Первое что приходит?

Папа: Вот до Великой Отечественной все-таки.

Н.С.: До революции, нет? Гражданская война, кто у нас там в гражданской войне может участвовать? За папой кто участвовать мог или за маму? Кто-нибудь был такой коммунист?

Лариса: Мама – истинная коммунист.

Н.С.: А ее отец?

Лариса: Это вот дедушка. Нет. Он не был таким коммунистом.

Н.С.: А бабушка?

Лариса: Бабушка вообще из Нижнего Новгорода. Она из семьи таких довольно обеспеченных, а дедушка нет. Это из того что я знаю. Что дедушка нет, а она обеспеченная.

Папа поднял руку вверх, сжимая кулак.

Н.С.: Так, что сейчас? — обращаясь к заместителю папы.

Папа: Что-то такое да. Вот сложно. Тут памятник.

Н.С.: Я правильно понимаю, что папа дрался по каким-то вот таким политическим может быть соображениям?

Лариса: Может быть. Когда я его знаю, я его знаю совершенно другим – обычным рабочим человеком. Но было сказано «за драку». Может быть там дрались.

Н.С.: Кто он по специальности был?

Лариса: Обычный мастер на заводе. Но взяли за драку, как нам сказали. Была драка и не одна и не только с ним. Там большая драка была.

Обращаясь к ФК:

Н.С.: Это вообще не о вас?

ФК: Вот теперь он у меня вызывает чувство раздражения. Мне приятнее было, когда стоят ко мне лицом.

Н.С.: Л, скажи. Или Вы скажите (обращаясь к Клиенту), а Л – ты чувствуй. Сейчас мы скажем фразу, попробуем. Вот мы как фразу говорим, обычно что-нибудь у нас тут происходит.

Зашли еще люди.

Н.С.: Сейчас этот приход новеньких немножко нас отвлекает. Когда нас отвлекают, например, телефонные звонки что это значит, в чем проблема? Что люди почему-то пришли и что-то не так? Нет. Это значит Клиент не очень хочет работать.… Ну, тяжелая тема, трудно работать и немножечко от этого он нас уводит. Мы должны просто это понимать и с этим грамотно обходиться. Больше ничего. И сейчас, когда о фразе зашла речь, которую ей может не так легко будет сказать, вошли люди.

Обращаясь к ФК:

Н.С.: Сейчас еще раз повтори.

ФК: У меня возникло чувство раздражения, когда стоят ко мне спиной.

Н.С.: Кстати, он уже повернулся.

ФК: Ну, я повернулся, смотрю в никуда. Ничего личного.

Н.С.: Секундочку. Скажи: «Я вижу…» Ей скажи (говорит Ларисе, показывая на Абстрактную фигуру)

Лариса: Я вижу…

Н.С.: …что тебе не нравится, когда мой папа, а, может быть и я, стоим к тебе спиной.

Лариса: Тебе не нравится, когда мой папа, а может быть и я стоим к тебе спиной.

Н.С.: А сейчас именно в этом состоит мой запрос.

Лариса: А сейчас именно в этом состоит мой запрос.

Н.С.: Поняла, что я сказала? Ты сказала, что тебе не очень нравится, что я так отношусь. Вот папа и стоит спиной, ей это не очень нравится. Сейчас мы просто констатировали факт. Больше ничего, да? Так. Что происходит?

ФК: Сейчас мне легче.

Папа повернулся.

Н.С.: Видишь, то есть на самом деле вот еще до того, что мы сказали фразу, уже начало действовать и папа повернулся. Надо просто в расстановке говорить то, что есть и ничего другого, ничего не придумываем и все. Что сейчас происходит? — обращаясь к папе.

Папа: Я смотрю вниз. Туда куда-то под землю.

Н.С.: Симптом как?

СмпЖ: Поменялся. Если сначала мне хотелось прям танцевать, когда тут  раздражение было от лица кавказской национальности. А тут лицу кавказской национальности стало хорошо, и мне стало тяжело.

Н.С.: Симптом устал и тяжело, когда мы сказали это.

СмпЖ: Меня плитой как придавило сюда.

Н.С.: Мы не знали, что там. Если это связано с папой, что-то может быть в лагере, может быть я не знаю…

Обращаясь к Л.

Н.С.: А у тебя что?

Л: У меня, когда я стала за папу, я смотрела все время туда (на картину с березами). и он меня заслонял все время от всех вот этих вот. Я смотрела только в вот эту русскую рощу. А когда папа повернулся и сказал, я развернулась и стала смотреть вот в ту сторону (где изображение Христа и плащаницы), как бы выглядывая из-за спины более безопасно.

Папа: Вот я, когда увидел там плащаницу, то я сразу на ней сфокусировался.

Н.С.: Кстати, я не сказала, что я ориентирую пространство на волю Высших Ценностей Клиента… В кого вы верите? (вопрос Ларисе). Вот я чего не сделала, сразу поспешила. Во что-нибудь Высшее верите или вы прям такая материалистка?

Лариса: Нет, почему. Я верю в Бога, церковь хожу.

Н.С.: Тогда туда, вот там Воля Божья у нас. Я там вот уже заранее все приготовила. Плащаница тут подходит. Если, например, мусульманин, я бы другой символ выбрала. Есть разные силы, но важно, что на волю Божью туда. И вот видите, я сейчас даже ничего не сказала, но я так работаю, у меня уже всегда в расстановке само работает.

Н.С. зажгла стеклянного ангела, который светится разными цветами. Симптом уходит.

Заместитель папы раскрыл руки, затем начал бить себя в грудь правой рукой.

Обращаясь к Папе.

Н.С.: Так. Что происходит? —

Папа: Я чего-то доказываю.

Н.С.: А у него родители были очень верующие. А он сам?

Лариса: Отец был верующим.

Н.С.: Не возражал во всяком случае?

Лариса: Нет. Не возражал.

Н.С.: Доказываешь кому? Богу?

Папа: Я начал перед Богом доказывать, а потом отвернулся и все-таки это перенес на общество, на людей, вот как-то вот. Или может быть на семью.

Н.С.: Это как-то связано с кавказской национальностью или нет? Мы сейчас идем к запросу.

Папа: Вот как-то оно связано, но не напрямую. Вот вы говорите, я вот как бы отталкиваюсь, но вот есть связь вот такая вот, другого уровня, более глубокого.

Н.С.: А какая вера вот там, где вы жили? Другая вера?

Лариса: Дело не в вере.

Н.С.: А почему они не брали в жены. Почему? Что они оберегали?

Лариса: Кто они?

Н.С.: Вот эти вот кавказцы. Разные там есть. Есть христиане.

Лариса: Что значит «они не брали в жены?» Там по-другому стоял вопрос, что, пожалуйста, там не то, что не брали. Там, пожалуйста, ты можешь гулять с русскими и со всеми, и любовницами быть, все, но жениться ты будешь только на своей национальности. И я это знала прекрасно.

Н.С.: Почему? Почему? Аргументы какие?

Лариса: А потому что, чтобы была чистая национальность.

Н.С.: Кровь чистая. То есть дело не в вере.

Лариса: Да, да. Дело не в вере. Они могли сколько-то, так и было, что там люблю-куплю с русскими, но ты четко знаешь вплоть до того, что они с женой знакомились только на свадьбе. Но зато она эта вера только национальности и все.

Папа встал в полном поклоне, лбом уткнулся в пол.

Папа: Мой лоб прилип прям.

Н.С.: Что сейчас? Прилип лоб. А что делаем? Молимся или что?

Папа: Перед чем-то да. Скорее всего это молитва к чему-то Высшему. Но прилип, и я не могу его оторвать.

Н.С.: Так. Что это для тебя? Вот эта вот картинка – это что? (вопрос к Ларисе) Что приходит?

Лариса: Ничего.

Н.С.: Что приходит?

Лариса: Приходит то, что разные национальности действительно есть.

Н.С.: Или они там молились.

Лариса: У нас там не было этого. Я здесь в Астрахани увидела, что они так молятся.

Н.С.: У вас такого не было?

Лариса: У нас такого не было. У нас не было вот этой демонстрации, молений. Это сейчас вот у нас вернулось. Чечня там и все. Сейчас это есть, и я сейчас это вижу. Но в то время не было.

Н.С.: Но это мусульманское?

Лариса: Это мусульманское.

Н.С.: А там, что она сказала, что кавказцы разные эти или там были христиане?

Лариса: Нет. Христиане были там, евреи были.

Н.С.: А кто замуж то не брал? Армяне брали или армяне тоже не брали?

Лариса: Нет. Тоже не брали.

Н.С.: То есть армяне не брали?

Лариса: Нет, конечно!

Н.С.: Армяне – христиане.

Лариса: Да. В Армении не брали. И четко говорится, почему говорили: «Тебе нельзя с ними!» Потому что четко знали, что ты будешь только любовницей и что жизнь твоя будет просто поломана и все, и запрещали.

Н.С. девушке: Могу взять Вас в роль?

Овсанна (девушка в белом пиджаке): Да, конечно.

Н.С.: Встаньте знаете кем? Вы как бы символ народов, которые как бы маленькие народы в меньшинстве, которых угнетали так или иначе. Армяне, евреи, ну те, которые пострадали, геноцид и так далее. Ладно? Назовем вас Травма Народов, ТН. Просто войдите и найдите себе здесь место. А мы сейчас посмотрим. И которые боятся кого-то к себе пустить, потому что слишком много у них было травм, травм у народа. Вот это травмы этих маленьких народов. Травмы народов – вот так.

Папа: Отзывается одна часть. Вот здесь.

Н.С.: А папа чистый русский?

Лариса: Да, да. Фамилия Петров.

Н.С.: Ну, правда, чистых русских у нас в России нет. Тем более сколько там измен, но в общем неважно. Так. Сейчас, секундочку. Где наш Симптом? Симптом ушел.

СмпЖ: Я давно ушла.

Н.С.: Когда? В какой момент?

СмпЖ: Значит, когда я увидела вот здесь вы ангела зажгли, мне стало с вами неинтересно и у меня вот сюда вот все. И я как бы сепарировалась от вас.

Папа: Мне стало легче. Отпустило перед тем, как вы вот вспомнили про Симптом.

Н.С.: Это я на самом деле скорее даже не про Симптом, а когда я вставила эту фигуру все-таки (речь о фигуре Травмы общества).

Папа: Нет. По-моему, чуть позже.

Н.С.: Ну она то встала там. Ну посмотрим. Я поняла. Так, а у вас как? (вопрос к ФК)

ФК: У меня как-то совершенно спокойное состояние, хотя я терпеть не могу, когда кто-то стоит сзади. Здесь я совершенно нормально реагирую.

Н.С.: И смотрите, вот стоит народ, да? Эти народы кавказские, да? А за ними стоит Травма народов, да? Это тоже Симптом, но это другое. Это Травма маленьких народов.

Папа встал и развернулся к фигуре Травмы Народов.

Папа: Я впервые сейчас ее увидел.

Н.С.: Вот видите, как только мы поставили эту Травму, у нас сразу же вот и попробуйте им сказать сюда: «Я вижу…»

Лариса: Мне стоя?

Н.С.: Ну как хотите.

Лариса встала.

Лариса: Я вижу…

Н.С.: Что у тебя за спиной большая травма.

Лариса: Что у тебя за спиной большая травма.

Н.С.: Может быть не только за спиной. Я имею в виду, что она сейчас продолжается в какой-то степени. Мы же не говорим про лица кавказской национальности, мы на самом деле всех обобщаем. И я вижу, что когда она явно сюда встала.

Лариса: Я вижу, что, когда она явно сюда встала.

Н.С.: То ситуация стала разрешаться. И я начинаю понимать тех людей.

Лариса: То ситуация стала разрешаться. И я начинаю понимать тех людей.

Н.С.: Которые меня не принимали.

Лариса: Которые меня не принимали.

Н.С.: Я думаю, что у них за спиной стоял страх и тому были причины.

Лариса: Я думаю, что у них за спиной стоял страх и тому были причины.

Н.С.: Что сейчас происходит, когда она это говорит? (к абстрактной фигуре)

ФК: Почему-то возникает агрессия. Раздражение и агрессия.

Н.С.: А почему? Она что-то неправильно говорит? Или агрессия потому, что это так и было?

ФК: Ну, скорее всего потому, что это так и было. И агрессия, что это же моя фантазия. И человек это не принимает, и не воспринимает. И считает себя правым.

Из зала: Он получается не верит ей, да?

ФК: Я не верю. Да.

Н.С.: Сейчас маленький комментарий. Смотрите, речь сейчас идет не о личном, ну о личном тоже, в нас сидит наш народ. Как мы этого не хотим, какие мы интернациональные тут, у нас в подсознании все равно сидит что-то. Что они истребляли, истребляли эти народы, возможно и не истребляли, защищали и пали в жертву. Не знаю. Жертвы и агрессор так переплетаются, мы никогда не знаем жертва или агрессор. Здесь речь идет об очень тяжелых динамиках в обществе, о том, что подсознательно вы где-то… То есть сейчас вы для нее агрессор, поэтому они вас не принимают. То есть сейчас прояснение есть некоторое, почему это происходит вообще? Что они вас боятся. Вы не наша. Вы там сейчас выйдете замуж за ихнего, а потом начудите, детей увезете, ну я не знаю, что у них может быть, но они боятся. Страх. Это Травма. Когда я говорю, Травма, как это?

ТН: Спокойно.

Н.С.: Нормально все. А Травма большая? Размер у тебя какой? Ты большая или маленькая?

ТН: Маленькая.

Н.С.: Хотя, мне кажется, что там Травма может небольшая, но есть. Ну может народ еще больше, конечно. Ну тут ладно. Я не буду. Но на самом деле там у вас очень приличная Травма, конечно. У армян так точно. Геноцид армян был и так далее. Другое дело со стороны русских ли? Ну это надо разбираться. Мы сейчас туда не пойдем. Но смысл в том, что мы видим, что когда за народом стоит Травма, то мы сразу может уже общаться.

Скажи: «Я немножечко понимаю твое раздражение или почему ты раздражаешься».

Лариса: Я немножечко понимаю почему ты раздражаешься.

Н.С.: И мне жаль, что возможно мои предки каким-то образом причиняли тебе зло. Мне жаль.

Лариса: И мне жаль, что возможно мои предки каким-то образом причиняли тебе зло. Мне жаль.

Н.С.: Но я ничего не могу тут изменить. Это мои предки. Все, что я могу сейчас сделать – это взять твой народ в сердце.

Лариса: Но я ничего не могу тут изменить. Это мои предки. Все, что я могу сейчас сделать – это взять твой народ в сердце.

Н.С.: И попробовать примирить себя с тобой. Собственно, это я и пытаюсь сейчас сделать.

Лариса: И попробовать примирить себя с тобой. Собственно, это я и пытаюсь сейчас сделать.

Н.С.: Давайте констатируем, что происходит.

ФК: Ну, вот при словах… Агрессия сначала все равно была, когда ты начала говорить. Но при словах «хочу взять твой народ себе в сердце» почему-то стало отпускать. Именно вот это вот. Эти слова.

Н.С.: Скажи: «Мне это сложно и мне страшно за мою дочку».

Лариса: Мне это сложно и мне страшно за мою дочку.

Н.С.: Но своим умом я понимаю, что чем больше я этого боюсь, тем больше вероятность, что это произойдет.

Лариса: Но своим умом я понимаю, что чем больше я этого боюсь, тем больше вероятность, что это произойдет.

Н.С.: Сейчас она делает профилактику для ее дочки. Но ты должна при этом понять, может быть почитать историю про геноцид армян или вот какие там национальности были. Посмотреть и от имени как бы своих предков сказать, от рода своего сказать: «Мне жаль, если какой-то ущерб они вам причинили». Это уже как домашнее задание. Может быть сказать, что от имени рода: я вас прощаю, потому что я понимаю, что шла там кровная месть, ну и так далее. Но все-таки мы вас скорее поработили. Как ты себя чувствуешь? (обращение к Ларисе)

Лариса: Нормально. Спокойно.

Н.С.: Так. Хорошо. Ты сейчас пока сядь. На самом деле можно перед ними потом сделать поклон хотя бы мысленно.

Лариса: Я поняла.

Н.С.: Благодарность. Можно со мной выйти на связь, и я потом скажу, что делать. Вопрос: кто и как сейчас себя чувствует? Вот папа уже стоит. Правда папа не совсем сзади. Но все-таки. Так. Как сейчас вот здесь? (обращение к ФК)

ФК: Совершенно спокойно.

Н.С.: Как Симптом?

СмпЖ: Закашлялся.

Н.С.: Симптом закашлялся. У тебя как? (обращение к ТН)

ТН: Спокойно. Но вот хочется немножко вперед ближе к Ларисе. И спокойно очень.

Н.С.: Вперед. Ага. Травма, видите?

Папа: Вы знаете, я все-таки не совсем папа. Я какая-то БОльшая система.

Н.С.: Ну я поняла, что там кто-то Больший. Может быть это даже сейчас те самые предки, о которых речь.

Папа: Вот с предками, да. Что-то такое очень общее.

Н.С.: Ну тоже не совсем папа, я создала папу, чтобы больше не углубляться. Ну сейчас да. Вот он очень хорошо сказал. Спасибо большое Станиславу, что он перерождает фигуры. Очень помог нам.

Заместитель папы переместился и встал справа от заместителя Ларисы.

Папа: Сейчас почему-то с этой стороны встал.

Обращение к Л.

Н.С.: Оля, а у тебя как?

Л: У меня динамика такая, что мне легче смотреть на них, когда я смотрю одновременно туда (угол, где зажгли ангела, на Волю Божью). То есть у меня как бы вот в таком ракурсе я их спокойно воспринимаю.

Н.С.: Подойди сюда. Скажи: «Спасибо тебе, Жора!» К Симптому. Здесь встань, сюда, рядом вот здесь.

Лариса: Спасибо тебе, Жора!

Н.С.: За то, что хотя и мне с тобой очень тяжело, но ты очень важные вещи для меня показываешь.

Лариса: За то, что хотя и мне с тобой очень тяжело, но ты очень важные вещи для меня показываешь.

Н.С.: Что происходит? (обращение к Симптому)

СмпЖ: Мне очень нравится. Мне сейчас комфортно. Вот место силы (угол, где зажгли ангела, куда показывал заместитель Ларисы) открытой спиной я чувствую, что там…

Н.С.: Как ты себя чувствуешь? (обращение к заместителю Ларисы)

Л: Хорошо себя чувствую.

Н.С.: Вот на эту Травму. Вот всегда первое, что нужно сделать – Симптому сказать спасибо. Сейчас мы уже понимаем за что, но можно вообще всегда, даже, если вы не понимаете, скажите спасибо. Ну вот в основном так. Я бы здесь сейчас остановилась уже. Как? Вопросы какие-то есть?
Ларисе: Ты хорошо себя чувствуешь?

Лариса: Я нормально, хорошо себя чувствую.

Н.С.: Тогда просьба. Вот, чтобы мы долго процедур не делали, каждый себе говорит: «Я Людмила, я Наталья и так далее». Снимаете роль и садитесь. Если кто в роли остался, я потом поработаю с этим. Мы сейчас может быть в другую пойдем.

Н.С.: Как сейчас себя чувствуешь? (обращение к Ларисе).

Лариса: Хорошо себя чувствую. У меня появилось еще больше энергии какой-то положительной. То есть я поняла то, что вы сказали, то есть, что в нас дело. Я даже до этого об этом не задумывалась.

 


Видео 5

Транскрибация мастер-класса “Интегральный подход в симптомной расстановке для симптома человека, организации и общества”. Часть 2: “Интегральный подход в расстановке для бизнеса: расширение сферы услуг”

Автор: Шалвашвили Гванца, студентка 8-го потока, Архангельск

Н.С.: Озвучьте мне Ваши запрос. Я сейчас почувствую. Может быть коротко, но, наверное, еще один успею. Что я должна сделать для того, чтобы…

Ольга: Что я должна сделать для того, чтобы начать самой вести группы.

Елена: Мне кажется, мой запрос пока не готов.

Н.С.: А он был, еще раз, какой?

Елена: Он был про то, с чем я собственно на конгресс пришла, о том, что я хотела бы изменить состояние в образовании, потому что очень много детей в образовании заболевают, становятся агрессивными. И мне хотелось бы сделать что-то смягчающее, то есть какую-то профилактику.

Н.С.: Я могу сказать, что Марианна Франке-Грикш похожим занималась. Лучше всего вот прям к детям приехать. Дети настолько хорошо и принимают расстановки, и участвуют в них. Просто один раз приехать и сделать. Почему? Потому что все эти национальные и другие конфликты внутри нас и внутри детей, дети же межнациональные. И эта вот агрессия вся из них выходит непосредственно. То, что мы сейчас занимались, что у Вас внутри, у них — групповая динамика. Это вот об этом.

Станислав: Я вот особенно под конец прочел, меня прям затягивает. И я находил внутри себя  в роли папы Ларисы эти моменты. Это прямо отзывается на то, что вы сказали про внутри нас.

Н.С. Ольге: Так, хорошо, еще раз запрос, что я должна сделать, чтобы начать группы?

Ольга: Что я должна сделать, как я должна измениться, настроиться или как я должна настроиться для того, чтобы у меня была смелость, воодушевление вести группы самой.

Н.С.: Так, какой у нас симптом.

Ольга: Тогда я скажу — Неуверенность.

Н.С.: Неуверенность в чем? В своем профессионализме или в чем? Вообще в себе?

Ольга: Нет, не в себе. В том, что я смогу удержать группу, что я смогу удержать вот это вот пространство, что людям будет интересно.

Н.С.: Симптом у нас мужчина, женщина или абстрактное что-то?

Ольга: Наверное, ребенок.

Н.С.: Симптом ребенок, хорошо. Так, себя кого бы выбрали, быстренько сейчас себя.


Роли:

Ольга —  Клиент

О — Заместитель Ольги — девушка с длинными рыжими волосами

Смп — Симптом,  Рида (девушка в серой кофте)

Ббк — Бабушка Анна (Ольга), —  девушка в цветной кофте с черными рукавами.

Ольга показала на девушку с длинными рыжими волосами.

Ольга : Да, вот можно Вас?.

Н.С.: Втолкните в поле. Покажу сейчас как.

Н.С. показывает, как вводить человека в поле.

Н.С. заместителю Ольги: Вы помните кто Вы?

О: Да, я Симптом неуверенность.

Н.С.: Нет, Вы заместитель Ольги.

Н.С. спрашивает Ольгу: Симптом у нас ребенок? Кто? Только сразу не ставим, я проверю.

Ольга: обращаясь к Иде (девушка в серой кофте) Вас можно?

Н.С.: Встали, хорошо, что происходит?

Ольга: Я правда еще не дотронулась.

Н.С.: Хорошо, ставьте.

Елена ввела в поле Симптом.

Н.С.: Вталкиваем и всё. И найдите себе место. Где чувствуем.

Симптом начал двигаться. Встал за заместителем Ольги.

Н.С.: Как когда Симптом перемещается? Какой эффект?

О: Мне на нее смотреть не хочется.

Н.С.: Говорим: “Я не хочу на тебя смотреть”. Прям так и скажите: “Я даже смотреть на тебя не хочу”.

О: Мне это говорить?

Ольга: Кому это говорить?

Симптом рассматривает потолок. Н.С. подходит к Симптому и говорит Ольге: “Вот Симптом, ему сказали “мне на тебя смотреть не хочется”.

Ольга: Мне на тебя смотреть…

Н.С.: Нет! Вот она сказала — показывает на заместителя Ольги. На кого не хотим? — обращаясь к Ольге.

Ольга: На ребенка.

Н.С.: На какого ребенка? О ком речь?

Ольга: Наивность какая-то, страх, я не знаю… что что-то не получится. Неуверенность что не получится. Да нет неуверенности.

Н.С.: Но ты на нее смотреть не хочешь. Вообще было ли в детстве, что на тебя в детстве не смотрели, когда ты была ребенком или в твоей Системе на кого-то не смотрели?

Ольга: Было конечно.

Н.С.: Кто?

Ольга: Одноклассники. Я прям растерялась… Было когда я в школе училась. У меня были частые такие бойкоты, и я в такую оппозицию с классом вставала.

Н.С.: Отзывается или нет?

О: Мне кажется, она на меня сейчас наступит — указывая на Симптом. У меня просто такое ощущение. все время хочется отойти.

Смп: Не отзывается у меня. Что-то я не шибко ребенок. Я что-то улетаю, в полете — смотрю в потолок.

Н.С.: Хорошо, так… Неуверенность. Ничего не приходит?

О: Ну что она (Смп) на меня прям? Отойти подальше хочется. Она наступит на меня.

Н.С.: Ну отходи. Отходи. Еще раз. А что приходило? На кого не хотели смотреть? Может быть на какого-то ребенка или какую-то маленькую женщину? Может ростом, я не знаю.

В этот момент Симптом присел на корточки с левой стороны. Трогает руку, платье, обувь, шнурки О. О некомфортно от прикосновений, она отходит и теряется.

Ольга: На маленького ребенка. Можно мне еще раз вопрос? Я что-то даже не ожидала.

Н.С.: На кого не хотели смотреть у тебя в роду? Тебе никто не приходит?

Ольга: Может быть, все-таки у бабушки по маминой линии. Потому что там была инвалидность, там было как бы…

Н.С.: Нет.

Ольга: Нет, да?

Н.С.: По папиной скорее бабушка. Там чего?

Ольга: По папиной? А вот что у меня? Да, у меня последнее время все вот так получается. Он говорит: обрати внимание на бабушку по папиной линии. Я все время это задвигаю. У меня эта тема уже…

Н.С.: И что там за судьба то у нее. Времени то мало осталось. Так что давайте выдвигать бабушку.

На этом месте Симптом поднялся в полный рост. Симптом это затронуло.

О постоянно уходит от Симптома, Симптом следует за ней, смотрит пристально.

Ольга: Она достаточно бедно жила и как бы необразованная, много детей. Прожила как-то в одной комнате все время. Она в Казани жила.

Н.С.: Ну смотри. У тебя страх как бы группы, то есть большого количества людей. А у бабушки был похожий страх?

Ольга: Я думаю, что нет. Потому что она была какая-то такая хохотушка, как-то она все время была на людях. Она была очень яркая. Да, бедная. Да, малообразованная, но очень-очень яркая.

Н.С.: Можно я тебя попрошу? Бабушку как звали?

Ольга: Анна.

Бабушка встала напротив Симптома.

Н.С. Ольге: Ну прикоснись к ней все-таки. Уж когда можно, будем прикасаться. В онлайн формате мы не прикасаемся, но так лучше для чистоты.

НС Симптому: Что-то меняется? Нет? Сейчас уже ты можешь, когда бабушка вошла, сюда смотреть или нет? Я просто тестирую. Может быть сейчас и не в этой бабушке дело.

Ббк смотрит в потолок: Я вообще не здесь. Я не хочу сюда смотреть.

Н.С.: Ты с ней связана? (обращение к Смпу)

Смп: Да. Вот это вот моя часть какая-то. Я летаю. Она на меня смотрит.

Ббк: Когда она это говорит, я вообще не смотрю.

Н.С.: Сначала она летала. Дорогая бабушка!

Ольга: Дорогая бабушка!

Н.С.: Привет!

Ольга: Привет!

Н.С.: Я сейчас на тебя смотрю. Она умерла?

Ольга: Да. Она умерла. Я сейчас на тебя смотрю.

Н.С.: Ты была такая яркая, такая хохотушка.

Ольга: Ты была такая яркая, такая хохотушка.

Н.С.: А сейчас я вижу…

Ольга: А сейчас я вижу…

Н.С.: Что ты… А что ты сказала? Еще раз эту фразу. (Обращение к бабушке). Что у тебя?

Ббк: Я вообще не здесь.

Н.С.: Что ты не здесь. Да.

Ольга: Сейчас я вижу, что ты не здесь.

Н.С.: А раньше мой Симптом был не здесь.

Ольга: А раньше мой Симптом был не здесь.

Н.С.: И может быть.

Ольга: И может быть.

Н.С.: Мой Симптом я частично переняла у тебя.

Ольга: Мой Симптом я частично переняла у тебя.

Н.С.: Может быть, в твоей жизни были ситуации.

Ольга: Может быть, в твоей жизни были ситуации.

Н.С.: Когда ты чувствовала себя неуверенно.

Ольга: Когда ты чувствовала себя неуверенно.

В этот момент Симптом встал с левой стороны от Бабушки и внимательно стал слушать Ольгу.

Н.С.: В присутствии группы людей.

Ольга: В присутствии группы людей.

Н.С.: Я сейчас не знаю, почему.

Ольга: Я сейчас не знаю, почему.

Н.С.: Но, если это так, я говорю, что я только твоя внучка.

Ольга: Но, если это так, я говорю, что я только твоя внучка.

Н.С.: У тебя на это были серьезные причины.

Ольга: У тебя на это были серьезные причины.

Н.С.: У меня их нет. Я знаю, что я профессионал.

Ольга: У меня их нет. Я знаю, что я профессионал.

Н.С.: И с группой я справлюсь.

Ольга: И с группой я справлюсь.

Н.С.: Но мой страх — это ребенок.

Ольга: Но мой страх — это ребенок.

Ббк: В животе болит…

Н.С.: Это неуверенность.

Ольга: Это неуверенность.

Н.С.: Я склоняюсь с любовью и уважением перед всем тяжелым, что тебе пришлось перенести для меня.

Ольга: Я склоняюсь с любовью и уважением перед всем тяжелым, что тебе пришлось перенести для меня.

Н.С.: И делай мысленно. Самое главное — склони шею вниз. Потому что, если вот так делаем (Н.С. показывает позу гусыни, когда тело наклоняется, а голова вытянута вперед, а не вниз), то это не поклон. А поклон когда шея наклонена. Ускоряем время на сколько надо, во много раз. Я обычно цифры называю, в математике там есть двадцатые, десятые. Но сейчас я просто скажу, потому что формат очень быстрый. Поднимаемся. Дорогая бабушка, пожалуйста, благослови меня!

Ольга: Дорогая бабушка, пожалуйста, благослови меня!

Н.С.: Если я тоже буду яркая, веселая и уверенная в себе.

Ольга: Если я тоже буду яркая, веселая и уверенная в себе.

Симптом стал пятиться назад и ушел в итоге.

Н.С.: Возможно, она это прятала. Возможно, это кто-то за ней. Я не знаю. Ну в общем понятно, да? И как? Что скажет бабушка?

Ббк: У бабушки вообще полная такая заморозка. Отсутствие — вот где-то там. То, что она говорит я вообще не слышу.

Н.С.: Тяжело, в общем, это надо делать как домашнее задание. Но Симптом отходит.

Ббк: И вот, когда Симптом уходит, мне хочется туда идти (за Симптомом) Мне даже не хочется туда смотреть (на Ольгу).

Н.С.: То есть здесь серьезная работа. Но в принципе туда, потому что они связаны, как видишь. Да? Ну, уходи, уходи к Симптому.

Бабушка встала между Симптомом и заместителем Ольги.

Н.С.: Вот что сейчас здесь? (обращение к Заместителю Ольги).

О: Мне спокойнее, когда меня отделяет бабушка от Симптома.

Н.С.: От чего?

О: От Симптома.

Н.С.: Ну да. Как минимум маленький шажочек мы сделали, маленький. Но в принципе, если ты будешь с этой бабушкой хотя бы абстрактно так работать, то дело пойдет. У меня на сайте есть эта фраза разрешающая. Мне ее надо написать, я там могу ссылку дать, но примерно это… Не помню. Кто-то мне подскажет из моих студентов? Как у меня там раздел называется, где у меня эти фразы стоят. Но что-то типа «Методические материалы» или «Материалы». Просто вот так. И там прямо сразу эти фразы. И вот я бы советовала с бабушкой там немножечко поработать. Что-то у нее там было или было у нее по роду. Вот где-то это было серьезно. У тебя это маленькое совсем, а у нее серьезно. Как ты сейчас себя чувствуешь?

О: Спокойнее.

Н.С.: Симптом как?

Смп: Я вот сажусь, а как бабушка подходит, место уступаю.

Н.С.: Ну они между собой здесь выясняют. Видишь? Уже ты как бы более-менее свободна. Я поэтому говорю, что скорее всего что-то мы  нащупали. Мне кажется, надо серьезную работу делать, если… Но сейчас времени нет. У меня 10 минут. Но что-то вроде бы немножечко… Я просто показала чуть-чуть. Задачи нет. Но задача всегда есть  сделать что-то полезное. Хорошо. Всех благодари (обращение к Ольге). Спасибо всем! Заместителям: Сказали себе имя, садись сюда на минуточку. Да?

Ольга: Всем спасибо!

Н.С.: И коротко.

Ольга: Когда бабушка с Симптомом ушли туда, я вздохнула. Ну то есть как будто с меня что-то сняли.

Н.С.: Ну да. Смысл был что-то в Системе подтолкнуть, а бабушке может прям взять что-то тяжелое и сказать: «Вот это я за тебя набрала, и я тебе с любовью и уважением отдаю назад». Фразу можно посмотреть у меня на сайте или можно выйти на связь. Хорошо.

Просьба совсем коротко, в одном слове. Я бы хотела сейчас сделать Круг с  обратной связью. У нас 4 минуты или даже 3. В общем, чтобы мы успели, следующим освободить место. Ну, 2-3 минуты можем, но не больше. Пойдем против часовой.

Ольга: Это вообще великолепный инструмент – расстановки. Они все наглядно показывают и быстро очень. То, что я там растягиваю в терапии в своей, в экзистенциальном анализе надолго, вот расстановка и вот-вот.

Н.С.: Я этим и занимаюсь, ну это симптомная работа, понятно немножко, да? Хорошо. Имя и обратную связь.

Лариса (девушка в кофте песочного цвета): Спасибо большое! Я по-другому посмотрела на ту ситуацию, которую я озвучила.

Лариса (другая): Я Лариса. Я расстановки делаю, поэтому для меня это не новое, поэтому я знаю, что это работает очень хорошо и классно. Спасибо за мастер-класс.

Н.С.: Да. И вам спасибо, соответственно, за такую тему хорошую, потому что я все-таки работаю с симптомом организации часто, а с симптомами общества редко. Так что спасибо за вопрос. Дальше.

Ксения: Ну, я в принципе занималась психодрамой. То есть для меня это все в принципе достаточно понятно. Спасибо большое за работу и за новый взгляд на это.

Наталья: Я вообще первый раз попала в эту группу, поэтому просто было интересно посмотреть, как вы работаете. Спасибо.

Станислав: Ну, я много видел расстановок у многих других расстановщиков. Сам делаю расстановки. Но здесь какая-то такая особенность, может быть здесь это связано с.. Ну вот эта вот многоуровневость и вот здесь некие такие абстрактные варианты, наверное, были впервые.

Наталья: Спасибо. Меня зовут Наталья. Очень интересно. Я увидела, что действительно работает.

Ирина: Спасибо. Я Ирина. Понравилась интересная работа и вот соглашусь с вами, что очень интересна работа с Симптомом Общества. Это действительно очень необычно.

Светлана: Я Светлана. Мне было бы интересно узнать, поскольку работы они хоть и маленькие, но были проведены, узнать потом обратную связь. Потому что самое интересное, наверное, в расстановке не просто увидеть, что происходит во время расстановки, а что происходит потом, после. Потому что все это транслируется потом вот вовне, в обычную жизнь.

Н.С.: Во время конгресса часто так. Связь, отзывы пишут.

Светлана: Хотелось бы от девочек просто обратную связь получить. Если можно.

Н.С.: У меня здесь моя студентка, поэтому я могу передать ей легко.

Мария: Я Мария. Спасибо. Мне очень понравилась работа и беру для себя четкость, собранность и такую деятельность. Очень хорошо.

Юлия: Я Юлия. Расстановки обожаю. Их много не бывает. Всегда какие-то зернышки для себя собираешь по любому. И Вам низкий поклон, как профессионалу, я прям, околдована вашим мастерством, динамизмом. Вы прям супер.

Анна: Меня зовут Анна. Я, как клиент, уже участвовала в расстановках, как раз-таки с Натальей и с Ольгой. Всегда каждая расстановка, даже, когда это я не заказчик, а заместитель, все равно касается почему-то моей какой-то судьбы. Вот постоянно в каждой расстановке. Мне это очень нравится. Я это изучаю сейчас пока. Планирую обучаться потом. Спасибо большое!

Н.С.: Мы всегда стоим в своих ролях. Все равно она затрагивает. У нас у всех похожие грехи. Все думают, что у нас разные грехи. Все одинаковые. Вот стоим в своих ролях и поэтому нарабатываем себя, клиент на виду, остальные, даже, кто просто участвует, вот смотрит, я ауру, видео делаю, у всех меняется. В каждый перерыв группа вся меняется. Даже, кто в ролях не стоял. У меня правда обычно все стоят. Я всех могу занять. Поэтому у меня не такие уж большие группы.

Ольга: Меня зовут Ольга. Для меня сегодня тоже был очень интересный момент, который меня тоже касается. Как я это прочувствовала, прям тема была моя. То есть у меня есть аналогичные совершенно вещи. Я очень срезонировала в этом смысле и очень много для себя получила. Другой совершенно взгляд на отношение.

Татьяна: Меня зовут Татьяна. Последнее время, как выяснилось, тема войны меня очень сильно касалась, поэтому спасибо.

Овсана: Меня зовут Овсана. Спасибо вам огромное! Для меня это что-то новое. Было очень интересно.

Кетиша: Меня зовут Кетиша. Я вот расстановки вижу вообще впервые. И, наверное, если бы не увидела, никогда бы не подумала, что это так работает. Спасибо.

Н.С.: Лучше один раз поучаствовать, чем много раз услышать. Да. В принципе мои методики, все, что я сегодня не договорила, там в первой части стоит в книге. Ну, сейчас уже дальше пошло. Но в основном все в книге стоит. Так что, если кто-то хочет, она написана была, как методичка, но там реально все на примерах.

Жаля: Меня зовут Жаля. Я тоже первый раз видела такую работу. Было очень интересно. Спасибо большое.

Ольга: Ольга. Спасибо!

Сида: Меня зовут Сида. Мне как студенту было очень полезно это все увидеть. Спасибо!

Елена: Елена. Тоже очень интересный опыт: и личный, и увидела по факту.

Н.С.: Спасибо, что запрос озвучили. Вот как только мы озвучили свой запрос, он начинает работать. Видите, человек даже в героях не стоял. И я поэтому всех своих студентов, они у меня на каждом занятии озвучивают запрос, причем по нескольку раз и реально идет отработка. Так что имеет смысл всегда даже про себя проговорить свой запрос. Я извиняюсь перед всеми, что я не лично работала, просто мы пытаемся новую науку творить.

Людмила: Я Людмила. И я вот совершенно с вами согласна. Даже если внутри себя вопрос озвучишь, когда вот вы перечисляли — на эту тему, на эту, на эту тему. И я для себя озвучила вопрос, и эти расстановки очень сильно во мне откликнулись.

Анна: Меня зовут Анна. Я к вам уже, наверное, третий год, если не больше, прихожу на конгрессы. Мне очень нравится, всегда что-то новое для себя. Спасибо!

Н.С.: Спасибо вам, что приходите!

Рида: Меня зовут Рида. Я в каждой из тем, можно сказать, вот девушка делала себе расстановку, а мне показалось, что мы сделали мне расстановку. Спасибо огромное. Я студентка Натальи.

Н.С.: Вот вам всем большое спасибо, что вы пришли. У нас хорошая очень была группа. Я чувствую, прям не ожидала, что столько участников придет. Даже комнату просила дать маленькую. Просто мне нельзя узкие комнаты. Только вот эти два зала годятся максимум. Там Брюллов занят уже, наш Шишкин маленький. Спасибо большое, сегодня действительно запрос, с которым я хотела поработать. Вот меня Бог услышал. Так что я наконец перешла на запросы «Травмы Общества». И мы и с травмой конкретной работали. Прям вот поставили.

На самом деле у меня есть мастер-класс, ну это будет уже через месяц. И была на Байкале конференция, там, кстати, есть записи Мастер-класса, который называется «Системные расстановки как расстановки Духа». Это уже вернее духовная психотерапия или терапия Духа. Вот у нас здесь тоже терапия Духа, мы с ВЫсшими Ценностями работаем. И реально, действительно я показываю там на примере Библии и Евангелия с чем мы работаем. Вы знаете, там очень сложно.

Что такое прощение? Что такое христианское прощение? Это не когда тебя прощают с высоты. Вот на эту тему, как раз связанную с этими вещами, можно просто посмотреть мастер-классы. Я, кстати, на секции Духовно-ориентированная психотерапия буду презентацию делать. Ну и потом у меня здесь сейчас два доклада – в интернете секция завтра по «Онкологии», у В.В. Макарова на секции «Новая психотерапия» тоже доклад, ну и пленарный доклад в плюс.

Доклады – это, конечно, уже не живая работа. Но это очень интересно. Потому что там очень многие вещи, которые связаны с тем, что такое прощение, о чем на самом деле речь. И всегда, на мой взгляд, прощение настоящее — это не когда я говорю: «Я прощаю», забываю. Тогда я просто  вытесняю к себе в подсознание. Вот мы с Ольгой делали работу на позапрошлом конгрессе в 2015г., как раз там исследовали эту тему. Это когда ты понимаешь, какая травма у твоего оппонента и почему он это сделал. И тогда это уже другой уровень, ты его принимаешь с этим. То, что мы сегодня немножко сделали – это из темы взаимного прощения. Вот это я и хотела сказать.

Всем большое спасибо! Всех благодарю!

Комментарии Facebook