Транскрибация мастер-класса

Транскрибация Видео 1. Теория, круг и тесты по 4-х частной модели (Тест1)

У нас сегодня воркшоп о возможности применения специальных расстановочных методов работы в случаях особо сильной травматизации. И речь идет о расстановке внутренних частей клиента для восстановления целостности личности после тяжелых травм. В частности инцестов, сексуальных насилий и т.д.

Я сейчас коротко скажу о чем речь, зачем я это все делала, с чем столкнулась в своей работе.

Меня зовут Наталья Спокойная, я из Берлина. Я расстановщик. Это последняя моя специальность и я там нашла соединение всех моих

предыдущих профессий. Я в каждой расстановке решаю систему уравнений со многими неизвестными. И удивительно (ставит стул возле себя справа, подразумевая что это место клиента), что все, что говорит клиент в интервью, какие-то мелкие детали, вся информация обычно потом в расстановку включается. Это совершенно удивительный факт. Но это так. И вы потом это увидите, когда сделаем работу.

Сейчас сделаем круг, чтобы познакомиться. Круг обычно сближает.

Валерия (в черном платье) : Классический круг сделаем?

Коротко скажу, с чем будем работать. Когда речь идет о совсем тяжелой травме, я надеюсь, что у присутствующих здесь ее нет. Хотя мы все ее имеем, где-то за спиной что-то тяжелое где-то в 5-6 поколении. И бывает, что клиент вообще не может сформулировать запрос или он разбрасывается: вот сейчас поработаем вот с этим, а через минуту нет вот с этим или еще с чем-то. То есть он не может сфокусироваться на чем-то. Травма настолько тяжелая, что даже собрать энергию не может для работы. И обычно у нас принято отказывать в работе. Нас учат классически, что мы без энергии не работаем. И так как ко мне такие клиенты приходили часто, то мне пришлось выработать специальную модель как с этими клиентами все-таки работать. Потому что я считаю, что ситуации при которых не нужно работать, это когда человек не хочет вообще ничего изменять. Вот если человек не хочет меняться, а хочет поиграть в эти вещи, то я обычно пытаюсь его вывести на это. А в случае тяжелых травм человек хочет работать, но не может. Вот об этом я и скажу.

Мы сделаем упражнение с внутренними частями, а потом я уже сделаю какуюнибудь работу.

Наталья (в зеленой кофточке и джинсах): Я уже боюсь, если честно.

Н.С.: Боитесь чего?

Из зала: Расстановок. У меня в прошлом году был негативный опыт.

Н.С.: Вы были клиентом или заместителем?

Наталья: Я была заместителем у Бурняшева. Работали непосредственно с мэтрами. И я теперь побаиваюсь.

Н.С.: Знаете, что мы можем сделать. У меня приходят люди, у которых был отрицательный опыт, мы в него идем, смотрим о чем речь. Я готова посмотреть. И что бы вы не боялись, я обычно не отпускаю человека в состоянии, когда он ничего не может. Я считаю, что это наша безопасность в работе. Человек должен выйти из роли способный трудиться, быть в семье и так далее. Потому что я считаю, что в расстановочной работе, даже если не грамотные люди, то напортить чем можно? Если мы стоим в ролях, то мы стоим в своих ролях. Тут вопрос, где это у нас было, в каких поколениях. Поэтому мы чуждые нам вибрации не возьмем, мы берем свое. Поэтому это наше и нам с этим все равно когда-нибудь работать, и тут вопрос только когда. Если вас это глубоко затронуло, я например это использую, чтобы человек в свою работу пошел. Я заместителям после расстановки даю рекомендации где это у него и как с этим работать самому. Я учу как самим с собой работать. 

Скажу. Я закончила ИКСР, но у немцев. Мне повезло: я училась у знаменитейших у Вебера, Хеллингера, Шнайдера. Сейчас звезды это Кристина Эссен Блюменштайн, Михаил  Блюменштайн, Урсула Франке. Мои учителя были хорошие и мне понравилось, что разные вещи от разных учителей я получила.

Сейчас тенденция такая, что приглашают в основном не немцев. Немцев редко приглашают, только на специальные программы. Идет обучение только нашими специалистами. Например, Сергей Корчагин, но он умер. Остался Михаил Бурняшев, Андрей Васильев. Это кого я знаю. Но я знаю еще в Запорожье Свету Светозарову. Еще в Новосибирске Яна. Я мастер-курс закончила, знаю кого признают ведущими психотерапевтами. Мне стало немного грустно, и я решила организовать свой институт в Берлине. Институт по  обучению системным расстановкам силами разных немецких специалистов. 

Конечно я могу вести сама в Германии, но я считаю что лучше людям давать многогранный метод, разных специалистов, разные курсы. Плюс к расстановкам я хочу телесную терапию, потому что Тело должно двигаться. Хочу дать широкую программу, сделать научноэкспериментальную лабораторию, где сами студенты будут. В расстановке можно столько нового открыть! Поэтому я открываю институт. Цены будут российские. Я хочу сделать руссконемецкие группы. Человек 1520 из бывшего СНГ, человек 10 русскоязычных из Берлина и человек 10 немцев, скорее вот так. Посмотрим, что выйдет. Группа 40 человек, 3 дня модуль 2 дня практика. С хорошим переводом. И тогда мы действительно сможем обеспечивать безопасность себя, клиента, группы.

Вот вы говорите (обращается к Наталье) это то, что было немножечко нарушено в безопасности. Когда много народу, иногда сложно отследить каждого, но я стараюсь отследить. Более того, даю свои координаты, со мной можно связаться в любое время и сказать. Мы можем поработать по телефону. Такие случаи были пару раз. Поэтому звоните.

Но я вижу, что некоторые русские специалисты в расстановке играют. Вот я себе этого не позволяю. Скажу честно, я человек верующий, но широких взглядов. Я ученица отца Александра Меня и отца Георгия Чистякова, поэтому я широких взглядов. И для меня это работа Святого Духа, чтото вот оттуда (жест рукой вверх). И поэтому, если это так, то играться в эти вещи нельзя. И те чудеса, которые происходят в моем исполнении, а я не врач, своё место знаю точно, точно от Духа Святого. Гепатит С уже 2-ой раз уходит. У меня сейчас клиентка, заставляю ее сдать анализы каждый год. Но уже года 4 как каждый год анализ отрицательный.

Вот Алина (жест рукой в зал) тоже многие вещи ушли. С шизофренией 3 раза успешно работала.Тяжелые симптомы, которые сами собой не уходят. Я не говорю уже об отношениях. Диагноз красная волчанка был у моего клиента. Симптомы, которые сами по себе не проходят. Понимаете о чем речь? Соответственно, если заниматься серьезно, то результаты замечательные. Но работа тяжелая, работа с лояльностью. Поэтому я рекомендую делать домашнее задание. Я объясняю, что это целина и мы её распахиваем. И если, там по вспаханному не ходить, то оно опять очень быстро зарастет. Поэтому после расстановки нужно сделать домашнее задание. Я даю поддержку. И тогда эффект действительно хороший. 

Но человек после расстановки начинает сомневаться, и это нормально. Просто сразу знайте, что 12 недели после расстановки я рекомендую делать то, что сказали, а потом уже сомневаться. И  кто прорывается, у тех результат. Я уже более 900 расстановок сделала и обычно это так.

Давайте мы сделаем маленький круг. Потом если захотите, сделаем упражнение. А потом работу.

Наталья: Сразу хочу предупредить и извиниться заранее, я жду звонка уезжать. Вдруг что. Мне могут позвонить, если что, я выйду.

Н.С.: Хорошо. Я обычно не боюсь мобильных, они дают нам важную информацию.

Наталья: Предупреждаю, чтобы было понимание, почему я ушла.

Женщина из Голландии: Какой хороший результат был в работе с шизофренией? (вопрос задали на английском)

Н.С.: Приведу один пример. У меня был один клиент из монастырей послушник. 20 лет мальчику, мама ничего не сказала. А меня прямо перед этим благословил на расстановки архимандрит Василий Гролемунд, у которого в монастыре послушником был юноша.  Он из Германии, из сербской православной церкви. И отец Василий его сам ко мне послал. Мама ничего не сказала, а он пришел вот так, (показывает как согнувшись, в пояс головой вниз), голова у него была  на коленках. Вот так он ходил. Я так засомневалась, потому что, если серьезная степень, я не могу работать расстановочно, а если легкая то это допускается.

Сергей (в клетчатой рубашке) : А что вы подозревали?

Н.С.: Я подозревала, что речь скорее всего о шизофрении, но так как мама мне ничего не сказала, я с ним работала. В Германии с этим строго, а я не врач. Была тяжелая работа, кроме расстановок я его сопровождала по телефону. Он из другого города, из Дюссельдорфа. И иногда приезжал ко мне в Берлин. Через полгода стал виден эффект, он выпрямился.

Как выяснилось, был диагноз поставлен после того, как у него была очень тяжелая история в школе. Мальчик очень чувствительный, ему пришили дело, он изза этого бросил школу с тяжелыми последствиями. А после нашей работы выяснилось, что диагноз сняли. Это был чистый эксперимент. Но сняли года через 1,5 года после начала нашей работы с ним. Он очень тянулся к монастырю, к молитвам, к длинным постам. Я его привезла в монастырь Бозе на конференцию теологическую, где я участвовала. Мальчик очень чистый, доверчивый, гениальный художник. Его взяли без аттестата из школы в академию художеств. После нашей работы он вышел из монастыря, восстановился в академии художеств. Сначала не хотел. Два года как уже там. 

Есть такой врач Дмитрий Шаменков. Я у него некоторое время работала, пока я не ему не высказала, что это вещи опасные, которые он рекомендует. Я с ним в конце разошлась и перестала работать. И я этому юноше рекомендовала дышать, как рекомендует этот врач. Это позволяет заземляться. И мальчик мне вдруг сказал, что это не православный метод. Я рекомендовала делать дома простую дыхательную практику, а он вдруг сказал, что должен благословение получить у своего Духовного учителя. А я очень строга. Я ему сказала: “Если хочешь у него получить благословение, то и лечись у него.  Потому что, я не могу ждать по каждой мелочи, пока ты у него будешь спрашивать”. Я прервала терапию, и он отошел. А потом старец мне на конференции сказал, что он хочет много молиться и спать вовремя лечь не может. 

Проблема у мальчика нет порядка в жизни. И сейчас, я была рада, что он без моей помощи 9 месяцев просуществовал. Он укладывался в свою стипендию, жил нормально. У него конечно видно, что он “улетает”. Но диагноз пока не поставили. Но он может скатиться, потому что ничего не делает. У него был очень странный второй запрос на расстановку. Первый —  это когда он пришел голова на коленках, тогда мы начали работать. А второй запрос: “Под взглядом мамы я хочу себя убить”. Вот такое у него раздвоение. Это от шизофрении, чтобы вы четко понимали. И после нескольких расстановок и тяжелой работы между сессиями диагноз был снят, это факт. 

Это был очень тяжелый клиент, потому что там, кроме расстановок, еще приходилось делать поддерживающую терапию. И это очень трудно, когда человек зациклен, когда у него видения, озарения. Иконы, которые его куда-то там уводят. Я его все время приземляла, заставляла делать упражнения.

Сергей Ключников: В Христианстве есть такое понятие каждое дыхание достойно Господа. Можно было сказать ему.

Н.С.: Да, он все это понимал, но там сложно. Там очень тяжело по роду. Сначала он меня боготворил, а я этого очень не люблю, я его (жест рукой вниз) приземляла. И он очень Боготворит своего старца. Но никого не слушает. Старец ему говорит: “Ляг спать в 10 часов вечера”. А он ложиться в 2 ночи. В монастыре в 6 подъем. В академии ему нужно вовремя  прийти к профессору и сдать рисунки. Вот это ему очень трудно. Но потом мы вошли в режим, он все сдал. В школе он учился, параллельно заканчивал.

Круг

Прошу: имя, откуда, профессия, состояние 1-3 слова, если есть запрос, то сформулировать в одно предложение. Хочу собрать энергию вместе, в расстановке это важно.

Сергей (в клетчатой рубашке с усами): Меня зовут Сергей, я из Санкт-Петербурга, я психолог. Есть опыт в расстановках, познакомился с методом около 20 лет назад, в 90-ом году примерно. Приезжали ученики Хеллингера из Германии в Москву, я тогда прошел несколько сессий. Я ведущий групп, много экспериментировал в расстановках. Мой интерес в основном был к разным частям личности —  субличностям. До сих пор работаю. Еще интересны Боги, Богини архетипы. Вот в таком направлении я работаю. Меня интересуют расстановки до 7-10 колена, такое глубинное влияние. Мое состояние на сейчас: хорошее состояние. Запросов таких  актуальных, чтобы можно было работать, нет.

Инга (блондинка в разноцветном платье): Меня зовут Инга. Я участковый психотерапевт. С расстановками я сталкивалась только как заместитель пару раз. Я из Москвы. В своей работе применяю внутренний театр субличностей. Работаю на фигурках. Там больше индуктивные методики, не с полем работаю.

Н.С.: Я фигурками работала. Не люблю, для меня они слишком 

маленькие. Работаю онлайн с предметами в комнате. Они гораздо больше информации дают, в отличии от маленьких. Это личный опыт просто. Запроса нет?

Инга: У меня есть такая вечная тревога про отношения с моим сыном. И есть родовое, вот както чувствую.

Н.С.: Если можно, 1-2 словами сказать, что не так.

Инга: Что не так. Эмоциональный разрыв. (разводит руками) Возможно степень истинного доверия. Хотя, есть большое стремление и любовь. Но вот маята вечная.

Н.С.: Сколько сыну лет?

Инга: Ему 27 лет уже. Есть еще дочь младшая. С ней совершенно другие отношения. Она из другого поля, из другого мира.

Наталья ( брюнетка в зеленой кофточке и джинсах): Меня зовут Наталья, г. Волгодонск. Я клинический психолог это моя первая профессия. Вторая главный аудитор. Состояние отличное. ХоТелось бы все-таки до конца понять, что такое безопасность. Потому что, мне после расстановки стало не по себе. Я играла там бабушку умершую, меня вывели из расстановки. На следующий день мне было очень плохо.

Н.С.: Как, что значит вывели? Вам стало не по себе в роли? И вас вывели?

Наталья: Да, мне стало не по себе в роли. Это было у Бурняшева. И через месяц, и потом на протяжении месяца был острый воспалительный артрит. Я ходить вообще не могла, лежала пластом.

Н.С.: Можно у вас спросить, что в первую очередь тяжелого было у вашей бабушки по папе?

Наталья: Тяжелое было. Даже сейчас есть какой-то страх, чтобы сейчас туда опять не подключиться (перебил телефонный звонок ей, далее продолжает рассказывать про саму расстановку)

Сама расстановка была сложная. Там про Сталинские времена, очень такая трагичная история. И нужно было взять сына. Жена держалась за сына.

Н.С.: Что у вас в роли происходило такого, что вас так потом.

Наталья: Ну я чувствовала, что если она этого сына отпустит, то она погибнет. По сути брак держался на детях. Там был политработник сталинский. Может даже Жуков, или из таких лидеров. Прадед был этой женщины. Очень было важно поддерживать эту семейственность. Там убийство любовницы. И много чего страшного.

Н.С.: Вас вывели из роли по вашему желанию?

Наталья: Нет, он увидел что мне плохо. Я очень чувствительный человек.

Н.С.: Плохо это что конкретно?

Наталья: Видимо это бледность. И он сказал: “Давай, давай выходи”.

Н.С.: Вы как себя сами чувствовали?

Наталья: Я стала опускаться вниз. Тело само стало опускаться. Состояние нормальное.

Н.С.: Просто я, заместителю говорю: “Уменьшайте в 30 раз”.

Наталья: Мне такого не сказали.

Вопрос от Сергея: А вы сами както противодействовали этому?

Наталья: Я пыталась выключиться. Говорила: “Скажите что мне делать”? Мне говорили: “Постучи себя по ногам”. И я пыталась достучаться, что не могу сама.

Н.С.: Первая помощь   умыться холодной водой. Если вас не вывели из роли. Если нормально делаешь расстановку, то все себя в конце должны чувствовать лучше, чем в начале. И я себя так чувствую. Если я работаю не своими силами, а оттуда (показывает рукой вверх) беру, то чем меньше я вношу, тем лучше я потом себя чувствую. Бывает, что тяжелые роли. Я жизнью стояла например, и я показываю в одно направление, а расстановщик так не хотел. Они поставили другую жизнь. Всегда можно пойти в разные жизни. Есть более тяжелая жизнь, а есть более легкая. И я чувствовала, что расстановщик не пошел туда, куда шла энергия, как мне кажется, а пошел в более легкое чтото. 

Получилось, что у меня из роли осталось не очень хорошее состояние. Вот в этом случае если вами пренебрегли, немножко не уважают роль. Тогда помыть руки и лицо холодной водой обычно помогает, и этого достаточно. Бывает, что нас зацепило в тяжелой роли. Тогда первое, что мы делаем, это мы с любовью и уважением кланяемся тому  за кого мы стояли. Неважно жив или мертв, просто перед этой ролью. Это тоже обычно помогает. Но, если хорошо зацепило, я обычно говорю человеку куда смотреть и с чем работать. Это, если кратко, первая помощь. Это та безопасность, которой нас учат.

Наталья: На тот момент мне показалось, что задача группы была большая и мне показалось, что моей безопасностью пренебрегли ради рекламы всей школы.

Н.С.: Ну может быть. Я не буду утверждать.

Наталья: Это Украина-Москва. Они два института демонстрировали, им было не выгодно показывать какой-то негативный аспект.

Н.С.: Ну может быть. Я сейчас не хочу влезать. Не хочу никого осуждать. То, что вас, вот так просто, вывели из роли и потом ничего не сделали, на мой взгляд было опасно. Опасно, что роль не довели до конца. Можно было взять еще одного заместителя, сказать: “Посиди рядом”.

Наталья: Я удивилась, что меня оттуда вывели. Я играла, а меня раз и выдернули из роли.

Н.С.: Да, вот это для меня. Я бы таких вещей не делала.

Женщина из Голландии: (перевод с английского) У вас все еще есть боль?

Наталья: У меня вот здесь (показывает на ноги) ощущение этого страха и негатива, еще стоит до сих пор.

Н.С.: Коротко, что у вас тяжелого у бабушки по папе? Она умерла? От чего?

Наталья: Да, умерла. Не могу сказать от чего. Умерла на пасху. Но, у нее был алкоголизм. Ей было 73 года.

Н.С.: Что в жизни у нее было тяжелого?

Наталья: Алкоголизм, наверное.

Н.С.: А почему алкоголизм?

Наталья: Она сильным лидером была. Тянула всю семью. Не одно поколение. Создавала материальную базу для многих. Огромное число поколений. В то же время, была материально очень благополучна, но несчастна в личной жизни.

Н.С.: Несчастна что что значит?

Наталья: Она вышла замуж, но не по любви.

Н.С.: Дети умирали?

Наталья: Нет. Двое детей сыновей было.

Н.С.: Надо разбираться, дальше на прадеда идет. Вас зацепило конечно свое. Просто вам слишком большую дозу дали. Я обычно так не делаю. Но ладно. Посмотрим. Если бы был запрос, то какой?

Наталья: Убрать это ощущение в ногах.

Н.С.: А что в ногах?

Наталья: В ногах страх. Я могу его своим методом. Но я чувствую, что это не мой страх.

Н.С.: Любой запрос, я Михаила Блюменштайн цитирую: “ Что я должна сделать чтобы”. В данном случае убрать. (хлопает себя по ногам) Я правда не люблю убрать, я люблю трансформировать.

Алина (в сиреневой юбке и сиреневой кофточке) Меня зовут Алина, я с расстановками давно уже знакома. Почти столько же, сколько я знакома с Наташей. Состояние: хорошее, спокойное. Запрос: позже скажу.

Сергей Ключников (белая рубашка, в очках): Меня зовут Сергей. Психолог, психотерапевт, тренер, научный работник. С расстановками знаком давно, но эпизодически, был на небольших сеансах. Читал книги Хеллингера. Личного запроса нет. Интересует работа с частями. 

Валерия (блондинка в черном платье): Меня зовут Валерия. Москва.  Я психолог, психотерапевт, бизнес тренер. Расстановкам обучалась в Москве. Центр “Системных расстановок” у Веселаго Елены. В практике использую фигурки, потому что, тот опыт, который я получала, он для меня показался не экологичным. Состояние: интерес. Запроса как такового нет. Есть вопрос по расстановке внутренних частей.

Н.С.: Что значит неэкологично?

Валерия: Не экологично то, что я видела на группах. Я участвовала сама как заместитель, и не экологичны те состояния, которые я сама испытывала.

Н.С.: Если честно, мы с Леной полярны. Я считаю ее работу очень опасной. Я в Берлине помогала ей группу организовывать. Клиентов ей направила и после этого долго выводила их из тяжелого состояния. На мой взгляд, нас учили в ИКСР, и любой человек окончивший ИКСР, так никогда бы расстановку не вел. Нас учили, что первое это надо смотреть на клиента, а она на ощупь работает. Правда есть плюсы, у нее расстановки для слепых. Она щупает клиентов руками. Но я ей об этом честно сказала на конгрессе в Мюнхене. О том, что ее работа опасна. Но каждый делает то, что считает нужным. Я редко говорю, но с ней мы совершенно в разных направлениях работаем. Расстановки должны все высвечивать, а у нее я почувствовала, что она заводит клиента в заколдованный лес и там оставляет. Если он сильный, он выйдет. А если нет, то нет. У нее все очень жестко, а в расстановке такие вещи неоднозначные, мягко говоря..

Валерия: У нее коммунистическая психология.

Н.С.: Ну да. Я просто честно говорю как есть. У нее тоже со мной доклад на одной секции. Каждому наверное свое. Не знаю. Мне это совсем не близко, поэтому я своих клиентов к ней больше не отправляю.

Валерия: Поэтому я взяла фигурки.

Женщина из Голландии (в очках): (перевод с английского речь идет от лица женщины)  Она давно и глубоко изучает психотерапию, уже 40 лет. Психодраматическую. Запрос: работа и отношения с сыном.

Н.С.: Я организую сейчас в Берлине институт по обучению системным расстановкам. У нас три обучающих терапевта. Я и два немецких коллеги. Как раз на первом месте вопрос безопасности. У нас три коллеги, каждый может обучающие курсы вести, потом рекомендовать для получения сертификата уже в немецком расстановочном обществе.И это самый крутой сертификат. Его трудно получить. После того, что много обучалась, там еще много чего нужно было подтвердить для получения сертификата. Они серьезно это отслеживают. И я хочу приглашать разных преподавателей разных направлений, но хороших профессионалов. Тут я очень строга. Кристину и Михаэля Блюменштайн, еще несколько хороших расстановщиков в смешанных руссконемецких группах. Два языка два народа. Там будут все конфессии представлены и национальности разные. Война будет с двух сторон представлена, а не с одной стороны. Сейчас в наших расстановках немцы агрессоры и фашисты, а наши ангелы. А когда расстановка, где наши солдаты насилуют немецких женщин, мы как правило не справляемся. А они на справляются с расстановками, где их солдаты агрессоры. Мне хочется другие направления, не только расстановки. Это широко. Это замысел, не знаю что получится. Я хочу обучать расстановкам, как я их понимаю, на высоком уровне. Это важно именно потому, что встречаюсь часто с непрофессиональностью и с опасностью. И на мой взгляд, расстановочная работа Духовные вещи. Тут стык очень многих вещей и надо понимать, с чем имеешь дело и делать соответствующий уровень обучения. Немцы это делали в свое время. Сейчас немножко потерялись, потому раньше были разные преподавали. А сейчас кто-то один, максимум два. Некоторые приглашают коллег, но не все. И вот хочется чтото такое собрать.

Сергей (в клетчатой рубашке): Сколько русскоязычных людей в Берлине?

Н.С.: 400 тысяч и все без психологической помощи. Наши психологи не признаны.

Сергей : А из России тренеры приезжают?

Н.С.: Практически не было, я не слышала. Приезжают из эзотерических направлений. Информации нет. Дело в том, что психология не востребована, там эмиграция в 80-х годах была. Берлин был закрыт. К психологам и психиатрам не идут вообще. Немецкие часто только портят, потому что другой менталитет. Мне сына испортили, я после этого сама психологом стала. Вообщем трудно с этим. Я как раз институт еще создаю, чтобы энергетически взорвать. Там все заморожено. Очень сильный уровень травмированности.

Сергей : Вы больше для русскоязычной публики или для немецкой?

Н.С.: Я хотела для русскоязычной, но ко мне идут немцы. Потому что русские никуда не идут. Немцы при моем немецком идут ко мне.

Сергей : Ну вообще на западе русские ваших хаят.

Н.С.: Да. Травмированность.

Сергей : Сколько ездил по Европе, каждый сидит в своем углу.

Н.С.: Во Франции, мне кажется, нет. Я была в Париже.

Сергей: Мне кажется также.

Н.С.: Эмиграция дело тяжелое и мне кажется там высокий уровень травмы. Я столкнулась с этим в Германии. 0 энергия для работы и я поняла, что что-то нужно придумывать.

Коротко, вернемся к теории. Приходит клиент ничего не может сказать, но видно, что работать надо. Перечислю недостатки стандартных методов работы с травмой, которые я знаю.

Терапия занимает очень продолжительное время. Такие клиенты часто без работы или мало зарабатывают и часто меняют работу. В России часто. В Германии страховки платят, но суть та же. Необходимы материальные затраты, у клиента мало жизненных сил. Когда идут маленькими шагами, то клиент не замечает прогресс. 

Пример: Клиент делал расстановку в Санкт-Петербурге у известного психотерапевта и расстановщика. И ему сделали расстановку, но он эффекта не заметил. Через некоторое время хотел сделать расстановку в Москве, но так как все заместители, включая его заместителя ложились на пол во время работы, ему в работе отказали. На мой взгляд, эффект от той расстановки был, но он его не видел. Потому что маленький шаг, человек не видит прогресса, отчаивается и совсем ничего не хочет делать. Это мой опыт.

Я поняла для себя, что я пойду в расстановке большими шагами, а не гомеопатическими, но при этом надо применять особые методы. Потому что если сразу делаешь большой шаг, клиент попадает в непривычное пространство. По аналогии   это как эффект от дозы наркотиков. Идет дезориентация в пространстве, непонятно как двигаться и куда. Получается, что сделали сразу большой шаг и недостаточно ресурса для продвижения в таком темпе. Клиент хочет идти вперед, а не получается, надо закрепиться, пустить корни. Это недостаток расстановочной работы, который я увидела, и поэтому что-то нужно придумывать, потому что после идет бессилие и травматизация. Это мой опыт. 

Пример: Клиент  известный композитор, у него был рак простаты, я ему сделала расстановку. Там тоже были в Системе Сталинские репрессии. Его дед был большим начальником в аппарате Сталина. В расстановке нам удалось ему показать, что благодаря этому деду семья выжила и благодаря этому он родился. Да, там было очень много жертв. Но, когда поставили Систему, стало понятно, что он ей служил. Клиент смирился, поклонился деду, принял от деда ресурс, у него начался хороший прогресс с заболеванием, опухоль заметно уменьшилась. У него еще не было последней стадии. После этого его врач заинтересовалась и пришла на расстановку посмотреть и стала моей клиенткой. Мы ему сделали вторую работу. Там в 5-6-м поколении мы нашли инцест. Он верующий и религиозный. Говорит: “У меня не могло такого быть”. Мы то 100% сказать не можем, но все динамики я ему показала. И он тоже понял. В чем фокус в подобных случаях на мой взгляд? Если бы этого инцеста не было, то эта девочка вышла бы замуж за другого,  и он бы просто не родился. И в таких случаях я предлагаю человеку использовать Интеллект. Это единственное на, что можно опереться. И он нас очень хорошо защищает от травмы. До поры до времени его убирать нельзя. И если клиент смог сказать такие слова с помощью Интеллекта, то он хотя бы умом понимает, что если бы этого не было, он бы не родился. Иногда клиент говорит, что не надо мне было так рождаться, но это уже крайняя степень. 

Он верующий человек и поэтому сказал: “Я понимаю, что это от Бога и мне именно так надо было родиться, и поэтому спасибо тебе за жизнь, которую ты передал мне по такой высокой цене”. Тут я обычно еще говорю, что гораздо легче быть святым, чем грешником. Грех —  это непопадание в цель. И если клиент эти вещи понимает и может сделать поклон  перед той ценой, которую заплатил этот предок, то после этого получает очень хороший результат. Если человек неверующий, то я привожу пример, что по очень многим свидетельствам мы выбираем жизнь до зачатия, выбираем себе родителей. А если так, то кто-то на себя берет эту тяжелую роль. Как расстановщик я понимаю, что по роду пришло и так закрутилось, что кто-то должен был или убить, или изнасиловать, человек говорит: “Пусть это буду я, например. Для того, чтобы мой правнук не пошел в эту роль, и тогда действительно есть перед чем кланяться”. Потому что он тебя освободил. И в этом случае, когда человек понимает, он может там взять огромный ресурс. Чем глубже яма, тем потом выше гора.

Сергей (в клетчатой рубашке): Вы всегда связываете все проблемы только с семейными событиями, происшествиями? Или может что-то быть вне рода?

Н.С.: Система это не только род. Убийца входит в систему, благодетель, любовь неразделенная, если мы кого то бросаем. Я стараюсь обычно работать конкретно, я не всегда иду в род. Но, когда конкретно покажешь человеку о чем речь у него жизнь меняется. Но бывает   клиент не тянет, тогда идем на структурный уровень и останавливаемся там. Это часто. Или же из моего опыта работы в организационных расстановках  в бизнесе часто клиент не готов посмотреть на своих родных. Но в его бизнесе имеет те же проблемы, только  в других терминах. Но мой опыт, если действительно серьезные проблемы, серьезные заболевания, обычно системные, та же шизофрения, пока не доберешься до того, что конкретно случилось, меньше гораздо ресурс. Это мой опыт. Я работаю очень конкретно.

Сергей: Но в любом случае у вас объект это семья? Семья и род.

Н.С.: Если семейная расстановка. Сегодня то, что я буду давать это не семья. Я просто примеры привожу, почему я к методу пришла. И сейчас мы будем работать с внутренними частями. Это предварительная работа, тест. Но потом, если я работаю в расстановке, то часто выходит поле на конкретное событие в семье. Потому что, я считаю, что все зашито в теле. По опыту то, что мы делаем в расстановке это генетика, мы ее меняем. Врачи говорят: “Помести человека в другие условия и болезнь перестанет развиваться”.

Сергей: Я последние 8 лет провожу профессионально обучающий курс по субличностям человека. Это психология субличностей. И этим методом я работаю уже 20 лет. Практически каждый день у меня консультации и коучинг. И я знаю, что очень многие проблемы можно решить за 25-50 минут, один на один с человеком, если мы разбираем его различные субличности или части психики, часто это не связано ни с семьей, ни с родом.

Н.С.: Может быть.

Сергей: Эффект есть. В том числе и такие ситуации, как шизофрения. Я врач, могу сказать: метод работает на ура, многие болезни, даже соматические, сами собой проходят. Что для меня, как для врача, фантастика.

Н.С.: Но, вот то, что вдохновляет меня это работа с зависимостями, причем включая наркотики. Будем у вас учиться. Я пока кроме расстановок ничего такого в своей жизни не встретила, но будем знать, что есть еще другие методы. Спасибо.

Сергей: Я просто к тому, что я бы не стал зацикливаться только на семье и роде. Потому что психика человека многогранна и могут быть самые любые другие умозаключения, какието части, внутренние конфликты, которые не всегда связаны с родом и семьей.

Н.С.: Для меня внутренние конфликты все равно связаны с родом, вопрос где это. Я всегда нахожу. Понимаете, те же конфликты можно другими методами решать, но я иду в род. Там все решается. Все в теле зашито, а раз в теле, значит от предков, от Адама. Я лично в расстановках дальше, чем в 11-м поколение не шла, но обычно это на 5-6-м все-таки решается. Часто, но не всегда. Но дело не в этом повторяется то, что было в 11-м поколении, у мамы, папы все равно есть частично. У человека в детстве. Мы говорим: “Родовая травма”, а для меня это травма рода.

Пример: Так вот с этим клиентом, у которого рак простаты. После того, как он поклонился и принял ресурс, опухоль уменьшилась и врач прибежала посмотреть, что такое расстановки. Был положительный эффект. Дальше у него было приподнятое состояние, он ходил на группы. Вот Алина знает. А потом он отдалился, перестал ходить, и в личном общении говорил: “Мои деды все сволочи”. Он не смог принять, лояльность была сильнее. Для меня это был опыт, что-то тут не так и надо как-то по другому работать. Для меня это отрицательный пример. Хотя опухоль перестала расти.

Примечание. В 2018 клиент лег на плановую операцию, но опухоль у него вообще не обнаружили. Так что это был все-таки положительный пример.

Часто для меня лояльность клиента действует так, что идет подавленность, неосознанные попытки уйти от ответа, запутывание себя и терапевта, затуманивание всего. Но меня сильно обмануть нельзя. Я часто вижу линию, куда идти по генограмме. Проверяю. Я вижу, что надо по папе, а клиент уводит в сторону мамы. Вот тут я не сдаюсь. Мы стараемся. Одна наша часть говорит: “Надо работать”, а вторая нас пытается увести. Это вижу очень часто.

Если невозможно сформулировать запрос, слишком много направлений для работы и клиент не может выбрать самое главное.

Вывод из 2-х летнего опыта работы с тяжелыми случаями, когда клиенту трудно принять результат. Хороший долгосрочный результат получается тогда, когда запрос клиента на момент начала расстановки самый актуальный. Я поняла, что надо искать актуальный запрос, тогда я получу на это энергию. Вопрос как. Дальше у меня был неожиданный пример. 

Пример: Клиентка не могла сформулировать запрос, мы ей поставили заместителя и в какой-то момент я вижу,что заместитель уходит во вторичные чувства. И получилось, что я ей в какой-то момент “сняла голову” переложила Интеллект в другого заместителя. Я тогда ещё не работала с внутренними частями, я просто “сняла голову” Интеллектуальную часть и передала заместителю. Был очень интересный эффект. Эта голова пошла считать воздушные шарики. Мы работали в помещении после детского праздника. А заместитель оставшейся части, назову его заместитель души, стал смотреть в пол. Мы сразу положили фигуру, на кого она смотрела, и пошли в расстановку. Это была отличная помощь получить энергию для работы. Мы быстро завершили расстановку, было найдено хорошее решение. Дальше мы с этой клиенткой работали по телефону с миомой, мы буквально за полчаса все сделали. Она через 2 дня пошла к врачу миомы не было. Она небольшая была. Я думаю, что это был эффект как раз от первой расстановки.

Сергей (в клетчатой рубашке): Вы не могли бы рассказать, что вы  именно сделали по телефону за полчаса?

Н.С.: Мы там нашли прабабушку какую-то. Но это действительно бывает. Такие заболевания, как миомы, уходят легче на мой взгляд. Одна из самых тяжелых вещей это  вегетососудистая дистония или когда человек все время опаздывает. Системные заболевания   это тяжелая работа по обеим линиям и мама, и папа. Сейчас с диабетом начала работать. Ко мне идут клиенты с гепатитом, 2 раза были с гепатитом В.  Заболевание уходит как побочный результат. Вот у этого мальчика с шизофренией ушел гепатит В. Причем интересно, что это динамика  женщина злится на мужчину, который от нее ушел, и эта злость приводит к гепатиту В у внуков или правнуков. Гепатит С ушел 2 раза. 

 

В результате работы, где “сняли голову”, я начала разрабатывать свою авторскую модель. Я делю человека как бы на 4 части, поскольку я теолог. Есть известная модель: Дух, Душа, Тело. Но я работаю с внутренними частями: Тело, Эмоции, Интеллект, Дух и само ядро личности. Я ставлю части в поле, прошу занять свое место в Поле. И смотрю целостность на сейчас. Я не придумала пока ничего лучше. Если вы мне скажите что-то еще, я буду рада, но пока так. Я работаю с прибором ауры, там тоже эти же части. Эмоции они на отдельной шкале, но в принципе речь о том же. И на мой взгляд, это как раз физические вибрации от низких до высоких. Тело материя, потом эмоциональная сфера, потом Интеллектуальная, потом Духовная. Дальше я смотрю, что сейчас. Когда травма, то обычно 70% приходится на эмоциональную сферу. Когда поставишь фигуры частей, то сразу видно, по какой сфере идет травма. Эмоции обычно смотрят в другую сторону. Тело часто ориентируется на Дух. Интеллект при травме очень большой и охраняет клиента и его части от травмы.

 

Валерия: Если Эмоции 70%, что там осталось тогда от Интеллекта?

Н.С.: Нет. Травма по эмоциям ударяет, а Интеллект защищает от травмы. Мы смотрим фигуры по высоте. Видим, какая большая. И видим, что Интеллект защищает. Я у Мерилин Мюррей получала образование психологическое. И она говорит как раз на эту тему — “контролирующий ребенок”. То есть наш контроль нам помогает выжить, и это важно. Нельзя просто так говорить: “Не думай и убери Интеллект”, не работает и даже вредно. Когда с травмой хорошо поработаешь, Интеллект сам уменьшается. Мой опыт личный, что еще более тяжелые травмы  защищает Дух. Духовные люди, если смотреть в их Системе очень травмированные. А Дух защищает. Могу сказать, что отец Александр Мень не исключение. У него дед или прадед просто сварился в котле, такая тяжелая история. Дух защищает еще интенсивнее чем Интеллект, но это не так часто бывает.

 

Тело тоже часто садится, ложится, скрючивается.  Мой опыт: гармоничном расположении частей   это в кружок и в середине клиент, а вокруг него все части. Или бывает полукруг. И бывает “паровозиком”, Дух обычно первый, потом Интеллект, Эмоции, Тело. Клиент может быть впереди, сзади, сбоку с разных сторон. Делали упражнения: Дух, Душа, Тело  там похожее расположение. Коротко скажу про Дух. Мой опыт: части ориентируются на Дух, он задает тон. И если учитывать иерархию, то Духовные вибрации выше. Это мой опыт и мой взгляд на жизнь. Теперь что я делаю конкретно. Если человек приходит с запросом, мы его уточняем, насколько можно. Допустим несколько вариантов запросов. Клиент садится, я задаю пару вопросов, сразу ставлю части и показываю, что у него сейчас есть. Это дает то, что клиент сразу может посмотреть на себя со стороны —  дистанцируется от травмы. И такая работа сразу вызывает интерес. Много приходит верующих людей и они думают, что очень Духовны. Я ориентирую пространство, сейчас я его сориентирую туда. 

Показывает направление рукой: вот направление на Волю Божью. Если человек не верующий, то это Судьба или как хотите называйте. Туда (показывает направление рукой) я ставлю иконы, ангела. Очень часто, как только я ставлю 4 части, у людей, считающие себя супер верующими, Дух отвернут от Воли Божьей на 180 градусов. Им это очень интересно, они сразу начинают спрашивать, что это значит. И тут мы уже достаточно быстро выясняем причину, и клиент сам видит о чем речь. Люди очень часто подменяют живую веру какимито представлениями. И это сразу видно наглядно. Человек дистанцируется от травмы, и мы сразу можем чтото начинать делать. И дальше клиент, что-то говорит и сразу видим эффект на заместителях  —  видим, что на самом деле происходит. Это сразу плюс. Дальше ставлю заместителя как Фокус личности, и мы пытаемся сформулировать запрос. Помогает то, что мы видим, в какую сторону части собираются и как взаимодействуют. Сразу понятно, идем туда или не туда. Обычно после этого клиент может сразу сформулировать запрос. Часто наблюдаем ситуацию, когда несколько вариантов запроса. Тогда я использую свою 4-х частную модель и ввожу фигуру хорошего решения для каждого запроса. Я вам сейчас все продемонстрирую.

 

Тесты по 4-х частной модели Тело-Эмоции-Интеллект-Дух

Тест1 Сергей Ключников клиент

Сделаем упражнение. Мне нужно 5 человек, выйдите кто хочет. Вышли 5 человек.

Роли

Сам Клиент Сергей Ключников

И — Интеллект, Сергей (в клетчатой рубашке и с усами)

Э — Эмоции, Инга (блондинка в разноцветном платье)

Т — Тело, Наталья (брюнетка в зеленой кофточке и джинсах)

Д — Дух, Валерия (блондинка в черном платье)

Кл — Заместитель Клиента, Женщина из Голландии (в очках)

ХР1 Хорошее решение 1, Артем (в белой рубашке и очках)

ХР2 Хорошее решение 2, Алина (в сиреневой юбке и кофточке)

Н.С. (обращается к залу): Кто хочет? Кому сделать?

Вызвался Сергей Кл. Выбрали заместителей.

Еще раз. Это ваши части. Части, найдите себе место, где вы себя хорошо чувствуете.

Т встает спиной к Кл перед ним, Э развернулись и пошли в направлении двери, Д встал за спину Кл. И важно походил и встал между Кл и Т  лицом к Кл спиной к Телу. Фигуры Т, И, Кл, Д встали паровозиком друг за другом.

Н.С.: Вот кстати, смотрите, типичная ситуация: мы все где-то травмированные, пугаться не надо, это где-то, на каком-то далеком уровне. Вот И, он защищает. 

Н.С. показывает на Т и Кл: Это Тело. Это вы. 

Сергей: Да. (смотрит с интересом)

Н.С.: И защищает сразу. Д ориентирован куда надо. Д смотрит в направлении ВБ. Кто у нас далеко? Э далеко. Вопрос,что чувствуют Эмоции?

Э: Я удивилась, но мне вообще захоТелось за дверь уйти, я сдержалась.

Н.С.: Э захотели уйти. Это так для вас?

Сергей: Куда уйти-то?

Н.С.: Подальше.

Э: За дверь. Но я вот тут встала. Сказала: стой тут.

Н.С.: Как у вас Эмоции  свободно  или вы их гоните?

Сергей: Нет, я не гоню. Я может быть устал не более того.

Н.С.: Мы на сейчас смотрим.

Сергей: Нет, не гоню.

Интеллект в это время поднял руки и расставил их вокруг Кл как защиту.

Н.С.: Смотрите, И защищает. От чего защищаешь?

И: От всего. Никого не пущу, все объясню, все по полочкам разложу. Я все знаю и ничего не хочу знать кроме того, что знаю.

Н.С.: И больше всех остальных.

Сергей: Я сам свой, Интеллект третировать не буду это пусть мне скажут. (смеется)

Н.С.:  Д тоже большой, смотрит куда надо.

Сергей: А Т стоит спиной к И, что это значит?

Н.С.: Что у Тела?

Т: Я подпитываюсь у И, но только позвоночником, остальные части без внимания. Центральное внимание на позвоночник идет.

Н.С.: А от Д не подпитываетесь?

Т: Нет, от И. С Интеллектом мне хорошо, но он направлен только на одно состояние. Жар в позвоночнике в области лопаток. Туда особое внимание.

Н.С.: Вот сейчас я бы вам сделала работу, но у вас нет запроса.

Сергей: Ну, я бы Эмоции приблизил, что они как Сатурн куда-то отдалились (улыбается).

Н.С.: Если был бы запрос в отношении приближения эмоций, то я бы помучила бы вас (улыбается в ответ).

Сергей: Все-таки непонятно почему спиной к спине стоят И и Т. Что это значит? Хоть обозначили у меня высокий И, но я не понимаю (улыбается).

Н.С.: Смотрите: Д и Т смотрят на ВБ. Сделаю кое-что. Я встаю как фигура вашей жизни. Обычно Жизнь стоит вот здесь. 

Встает на место Воли Б, напротив и немного справа от фигур Т, И, Кл, Д

Н.С.: Направление на ВБ и в жизнь одно и то же. Поэтому у вас Т и Д смотрит на ВБ и Жизнь. А И отвернут на 180 градусов от ВБ и жизни. И смотрит на часы, вам сейчас уходить, а И смотрит на часы. Правильно?

Сергей: Ну, допустим. Если даже не на часы. Куда вот он смотрит?

Н.С.: Куда смотрите?

И: На часы смотрю, и моя функция оборонять клиента, чтобы он смотрел только на меня, общался со мной и слушал меня. А я ему все дам. Вот так (расставил руки в стороны).

Сергей: А он на Д смотрит?

Н.С.: Куда смотрите?

И: На время.

Н.С.: Если я И, то я смотрю вот сюда (показывает в пол). Вторая часть туда смотрит, а первая на время. Не знаю про что это для вас.

 

Что я делаю для расстановки дальше. Допустим нам надо соединить Э, например.  Еще запрос, почему И стоит спиной и смотрит на время. Мы сейчас протестируем. 

В это время И оттолкнул Т от себя, Т отошло и стоит подальше

И: А вот эту девушку (показывает на Э) надо отправить на 101-й км.

Н.С.: Видите, расстановки дело веселое.

Э: Да, я хотела уйти сама.

И: А что касается Д, то это какой-то клоун, я несерьезно отношусь к нему, он с красным носом и в колпаке.

Н.С. — Сергею: Это главнокомандующий, вы видите? 

И: Да я тут главный, а вот это существо (показывает на Кл) оно ноль без  меня.

Н.С.: Теперь стоп. Я расстановщик. Я могу вводить любые фигуры. Я ввожу фигуру хорошего решения. Если мы пойдем в расстановку с запросом приблизить Эмоции, все идеально поработаем и получим эффект.

Н.С. вводит фигуру Хорошего Решения (ХР1) в расстановке и выбирает Артема

Н.С.: Прошу все фигуры на него посмотреть и занять новое положение.

ХР1 стоит посередине И обходит его спереди становиться от него слева, Э подходят ближе, их видно, становятся за И сзади.

Н.С.: Первый запрос  приблизить Эмоции. Вот если я буду работать с этим запросом, то видим, что будет с вашей целостностью. Вот смотрите И отошел.

И: Очень опасная вот эта фигура (показывает рукой на Э), эту часть надо убрать. Я буду защищать в любом случае.

Э стоят с поднятыми вверх руками.

Н.С.: Он защищает от Э, но он ушел на задний план. Видите эффект от расстановки.

Т (показывает на ХР1): А это кто?

Н.С.: Это ХР1, от которого вы берете ресурс, и занимаете новое положение.

Т подходит ближе к Кл и ХР1.

Н.С.: Поскольку расстановки вне времени, то мы сразу можем посмотреть, что будет. И смотрим. Я вам наглядно показываю, чтобы не теорию, а на практике. Лучше стала Целостность?

Сергей: Конечно, более целостно.

Н.С.: Запомнили. Д остался. Т уже стоит (показывает рукой), уже поработали для Т. И отошел. Э приблизились.

Э: Мне почему-то хочется руки на голову положить Интеллекту.

Н.С.: В общем, результат неплохой. Запомнили.

Теперь 2 запрос. Спасибо вы больше не ХР1, вы Артем. Садитесь.

Алина, можешь войти? (приглашает жестом Алину).

А вот это Хорошее Решение, если мы будем работать с Интеллектом, чтобы он немного подвинулся и дал занять другим частям более гармоничные позиции.

Н.С. вводит другое ХР2-Алина (в сиреневой юбке и кофточке).

Просьба сдвинуться и новое положение занять.

Сергей: Сейчас что делаем?

Н.С.: И тестируем.

Э общаются с И и ХР2. Группа оживилась. Т задвигалось и приблизилось к И.

Э: Как решение? Я не поняла? Что с И не так? Хорошее решение работает?

Н.С.: Нет, нет. Вот ХР2, возьмите от нее ресурс и займите новое положение в пространстве.

Э встали в центре. Теперь Д видит все части и появилось ощущение, что он наконец может контролировать остальные части.

Н.С.: И немного уменьшился?

И: Да, я уменьшился, но я могу помочь.

Н.С.: Как чувствует себя Т?

Т: Хорошо, но мне чего-то немного не хватает.

Н.С.: Мне вот этот вариант нравится больше, чем предыдущий. И я бы стала работать с этим запросом. Я иду туда, где целостность лучше. Это значит, что там мы возьмем лучший ресурс. Бывает, клиент сопротивляется  это 10-20%.

Сергей: Что значит, что вы идете в расстановку?

Н.С.: У клиента 2 запроса. Я смотрю, где я получу максимальную целостность для него. Когда я делаю расстановку, самым главным результатом является то, что клиент интегрирует результат легко, гораздо легче, чем раньше. Он реально интегрирует в жизнь то, что тяжело в расстановке. Клиенту легко сделать расстановку, трудно ему потом. В этом случае клиент получает максимальный ресурс, его целостность становится лучше. Получается, что мы наиболее эффективным способом поработали с травмой.

Н.С.: У вас есть к ним вопросы?

Сергей: Мне интересно, мне хочется сделать вот так (обнимающий жест руками в сторону фигур).

Э: Мне тепло в ладонях, мне лучше, чем там (показывает в сторону, где Э стояли до этого).

Н.С.: Работа с И, который должен занять более гармоничную позицию. У нас пришли Э.  Если бы мы работали с ними, то получили бы не такой хороший результат.

И: Не надо умничать. Имеет смысл использовать не объяснения, а уместную помощь в разных ситуациях без объяснения. Это как пользоваться рукой или ногой, но не придавать этому слишком большое значение. Это просто есть.

Сергей: Хорошо.

Д: Много энергии в руках.

Сергей: А что руки Духа означают?

Н.С.: Вы, не осознавая, что у вас крепкий Дух, делаете что-то духовное в мире. Вы духовное творите, что-то делаете. Д, который смотрит сразу в нужном направлении, это редкий дар. Я встречаю это очень редко.

Сергей: Спасибо. Я вас всех забрал в свое сердце. Все! Мне надо бежать. Потому что вы все отвернулись от времени, а мне пора.

Все сели.

 

Н.С.: Клиент не всегда хочет работать в нужном направлении. Что я делаю в этом случае, если есть противостояние? Обычно я пытаюсь показать ему это направление на внутренних частях всеми возможными способами. Если клиент категорически не соглашается, то я в расстановку вообще не иду. Стараюсь работать другими способами. Это я про сложности, которые бывают.

Наталья: Наталья, как отключить? Это самое важное?

Н.С.: Назовите свое имя. Вы опять не вышли из роли?

Наталья: Я Наталья, Наталья, Наталья.


Транскрибация Видео 2. Тесты 2-4 и Расстановка “Артрит после роли в расстановке”

Н.С.: А что сейчас?

Наталья: Знаете, у меня остались какието прошлые состояния с того семинара, которые я еще не убрала.

Н.С.: Что я предлагаю вам сейчас. Хотите упражнение вам сделаем на ваши части?

Наталья: Ну да. Это то, что вы планировали?

Н.С.: Можно минут за 15 посмотреть вашу целостность на сейчас, а потом я могу пойти в работу. Так нормально?

Наталья: Да.

Женщина из Голландии обращается к Наталье: Я не Тело, я Наташа.

Наталья: Я не Тело, я Наташа.

Н.С.: Вы сказали, и что происходит?

Наталья: Сустав болит.

Н.С.: Другой или тот же?

Наталья: Они все у меня болят.

Н.С.: Они у вас в роли болят?

Наталья: Сейчас, когда вышла.

Н.С.: Когда вышла, заболели суставы?

Инга: А я стала пугаться. Вот мне сейчас стало страшно, т.е. я нормально чувствовала себя в роли Э. Я даже забыла, что надо выходить. Сейчас сижу и боюсь.

Н.С.: Давайте вы (показывает на Ингу) выберите себе 4 части. Сейчас мы быстро сделаем, чтобы вы чтото получили. Вы же за этим пришли? А потом я сделаю работу для вас (показывает на Наталью).

Тест 2:  клиент — Инга

Инга встала.

Н.С.: Выберете себя, Т, Э, И, Д.

Инга (оглядела присутствующих): Вот (показывает рукой на женщину из Голландии)

Роли

Сам Клиент — Инга

Кл Заместитель клиента Женщина из Голландии (в очках)

Т Тело, Алина (в сиреневой юбке)

Э Эмоции, Валерия (в черном сарафане)

И Интеллект, Сергей (в клетчатой рубашке)

Д Дух, Наталья (брюнетка в зеленой кофточке)

 

Фигуры встали: Кл по центру; Э напротив Кл и лицом к нему; Д за спиной Кл и спиной к нему; И с левой стороны от Кл и дальше от всех; Д напротив Кл слева; Т сидит между Кл и И, лицом к Кл.

Н.С. — Инге: Интеллект стоит, наблюдает издалека это хорошо. Тело у нас село. Э большие. Большие у вас Эмоции? 

Инга: Не знаю, смотря с чем сравнивать.

Э: Ощущение, что Эмоций много.

Инга: Не без этого.

Н.С.: Вы стоите между Д и Э, с фигурой Эмоций глаза в глаза.

В этот момент Интеллект отходит назад. 

Н.С.: Т сидит, Тела мало. Что с Телом?

Т: Я собираю все красное и розовое по всей комнате и глубоко дышу.

Н.С.: Красное и розовое это о чемто говорит? Красный цвет цвет жизни.

Инга: Энергия, может мало энергии? Иначе надо собирать.

Н.С.: Фиксируйте, потом дойдет.

Т: Мне весело как маленькому ребенку.

Н.С.: Мне это уже говорит о какой-то травме, связанной с Телом. Тут много информации. Это я так.

Инга: Маленькому ребенку, конечно.

Н.С.: Интеллект как? Контролирует?

И: Какой контроль? Вы о чем?

Н.С.: Вытеснили.

И: Нет. Что тут происходит? Мне хочется поиграть с чем-то таким мелким. Я никак не пойму, что там происходит. И, самое главное, ничего не хочу понимать. Я пугаюсь Эмоций, чем больше Эмоции вырастают, тем меньше я. Мне гдето в районе семи, восьми лет, может меньше.

Н.С.: Телу сколько лет?

Т: Да, семь, восемь лет.

Н.С. —  Инге: В семь, восемь лет у вас чтото случалось в жизни?

Инга: Нет. 

Н.С.: Но может это не о вас, может отголоски. А у мамы в семь, восемь лет что-то тяжелое было по женской линии?

Инга: Не знаю.

И: Когда про семь, восемь лет говорите, мне становится интересно и тянет вперед. Интерес просыпается.

Н.С.: Очень много информации и расстановка веселая. Часто в такой непринужденной форме работаем с чем-то тяжелым. Я сейчас по роду не пойду, это вам для информации. Запроса нет у вас?

Инга: У меня был запрос с сыном. У меня были похожие отношения с мамой. Вот этот паттерн, он передается.  

Н.С.: С сыном нет эмоциональной близости? 

Инга: Да.

Н.С.: Кстати, вот Эмоции. 

Э положили руки на плечи Кл.

Н.С.: Сейчас встану вашим сыном.

Д: А вы не хотите услышать, что думает Дух?

Н.С. подходит к Д: Кстати да, извините.

Д: Я вообще не думаю, я настолько не задействован, я скучаю. Стою и скучаю.

Н.С.: Куда смотрите?

Д: Я вниз смотрю.

Н.С.: Я ваш сын.

Н.С. встала напротив Кл и Э.

Н.С.: На Э смотрю. А у сына была какая-то несчастная любовь? Или что-то такое? Какие-то нехорошие отношения с женщиной?

Инга: Так как близости нет, он никогда не делился со мной. Мне говорили, до меня доходило, что в десятом, одиннадцатом классе он любил девочку. 

Зал: мурашки пошли

Инга: И не мог ей об этом сказать. Он любил ее и страдал, но не говорил. Они в одном классе учились.

Н.С.: Вот они меня больше, ваши Э, а я сын. Но речь о сыне вроде бы идет на какомто другом уровне. Я вроде сын, она Э. Но на самом деле она для меня уже женщина, та девушка. И на самом деле это поколения два назад. Почему я говорю, что сейчас нахожу эти вещи? Можно работать по-другому. Можно работать с Э, с внутренними частями. Но реально, это история еще вот там (показывает руками на фигуры). И мне проще работать с этой историей, чем идти во внутренние части. Я понимаю одно, клиент понимает другое.

Инга: Здесь больше энергии.

Сергей: Вы выстраиваете свою систему координат, свою ценность, то, в чем вы разбираетесь.

Н.С.: Нет, я расстановщик. В данном случае я делаю расстановку. И сейчас речь о сыне. Я поставила сына, а это части. И для меня, как для фигуры сына, это не Э, это красивая девушка, в которую я, наверное влюблен, к которой я не очень-то могу подойти. И поэтому то, что вы говорите, что у него нет эмоциональной близости, —  сильная травма. И она была на вас, Инга, чем-то эмоционально похожа.

Инга: Да.

Н.С.: И сейчас он боится приближаться к вашим Эмоциям, потому что он сильно обжегся. Я аккуратно предположила.

Э: Я сейчас ощущаю упрек.

Инга: Нет. Эта девочка следствие наших с ним отношений.

Н.С.: В общем, тут и то, и другое. На самом деле все имеет причину: чтото где-то когда-то случилось.

Инга: И это да. То, что было с мамой и со мной, а у нее с ее мамой.

Н.С.: На маму идет. Дед и прабабушка.

Инга кивает головой.

Н.С.: Я бы спросила, что у вашей прабабушки случилось. Мама, отец и его мама. И пошла бы туда в расстановке. Д хочет сесть сразу.

Д садиться.

Н.С.: Как только сказала про бабушку, у нас пошло движение. Из этого я как расстановщик делаю вывод, что мы, скорей всего, попали туда, куда надо.

И: Вот вы сели, а стул, который вы заняли, он к вам ближайший? Поэтому вы туда сели? Или же вас туда потянуло?

Д: Мне захотелось туда сесть.

Сергей: А вам не хотелось бы его развернуть в другое место?

Д: Нет.

Н.С.: Смотрите, это стул, на котором раньше сидел Кл. Я сейчас остановлю, потому что мы ничего не успеем.

И: Я думаю. Мне приходит, что в шесть, семь, восемь лет были какието проблемы с мамой.

Инга: С мамой всегда (смеется сдержанно).

Н.С.: Вам уже много информации. Меняемся. Хочу работу сделать. Приглашает Валерию.

 

Тест 3. Клиент  Валерия

 

Валерия выбирает фигуры, когда ставила фигуры забыла выбрать И.

 

Роли

Сам Клиент Валерия

Кл Заместитель клиента, Инга (блондинка в разноцветном платье)

Д Дух, Женщина из Голландии (в очках)

Э — Эмоции, Наталья (брюнетка в зеленой кофте)

И — Интеллект, Алина (брюнетка в сиреневой юбке)

Т — Тело, Сергей (в клетчатой рубашке)

ХР1 — Хорошее решение 1, Н.С.

ХР2  Хорошее решение 2, Н.С.

 

Фигуры встали. Т и Э обнялись. Напротив них, лицом в полукруг встали Д, Кл, И. Все смотрят на Т и Э.

Т гладит Э по спине.

 

Э: Хорошо?

Т: Хорошо.

Э: Я всегда слушаю свое сердце, всегда слушаю. И сердце всегда меня любит.

Д встал на стул слева и сзади от Кл. И отошел влево ближе к Т и Э.

Т: Хотим быть ближе друг к другу.

Н.С.: Д большой.

Пролилась вода, которая стояла под стулом. Н.С. отодвинула стул и достала опрокинувшуюся бутылку.

Э: Эмоция хочет найти кого-то , чтобы подпитаться от другого. 

Н.С. Кл: Что тут? 

Кл: У меня вначале было очень теплое и радостное чувство, а потом пролилась бутылка и мне стало… я стала держаться за… (руки на животе).

Т: Суета.

Н.С.: Бутылка пролилась. Это о чем?

Кл: И вот здесь (показывает в область сердца) у меня тревога пошла.

Валерия: Вода — это женская энергия.

Кл: Вот здесь (показывает в область сердца) у меня трепетание.

Н.С.: Смотри. 

Приглашает Валерию встать со стула, ставит напротив Интеллекта.

Н.С.: Это у нас И, он стоит в балетной позе.

И: Вот это чувствую (левая рука поднята ладонью вверх в сторону, шевелит пальцами руки, показывает на ВБ).

Н.С.: Интеллект красивый какой, гармоничный, ненавязчивый. Он большой, нет?

И: Вот такой вот (показывает рукой чуть выше своей головы).

Н.С.: Сейчас померяю рукой. Я бы сказала, что пониже. 

И: Но, если другие части, то… (опускает руку ниже).

Н.С.: Надо другие части смотреть. Вот Тело. Интеллект размером с Тело (измеряет двумя руками). Эмоции тоже на этом уровне. А Дух у нас (встает на цыпочки и вытягивает руку вверх) большой. Но вообще части стоят более менее ничего. А какой запрос?

Валерия: У меня запрос внутреннее ощущение, что мне не хватает контакта с И.

Н.С.: Хотите быть умнее, чем вы есть?

Валерия: Не хочется, но есть такое ощущение.

Н.С.: А что было бы, если бы И был больше?

Т: У меня идет сексуальность.

Н.С.: У тела?

Валерия: Ну да.

Смех в группе

Валерия: Почему-то какая-то оценочная вещь. Она не моя, но идет внутреннее сопротивление. Что-то у меня там есть.

Н.С.: Но я сказала бы что…

Валерия: Говорите…

Н.С.: Я почувствовала запрос. Что если И, который чувствует спиной ВБ, повернулся бы туда? 

Валерия: Да, может быть. Вот правильно (утвердительно кивает головой).

Н.С.: Интеллект занял бы гармоничную позицию. Вот если этот запрос был бы, я бы встала им, в его роль. Посмотрели на меня, взяли ресурс.

Н.С. подошла к Т и Э, разъединила их, они смеются.

Н.С.: Посмотрите на секундочку все на меня. Там (показывает рукой на Т и Э) случилось что-то тяжелое. Смех это тяжелое. Хорошо, что они стоят вместе. Но там Э не совсем здоровые у нас. Там что-то такое…

Валерия: Травма?

Н.С.: Не знаю. Но что-то такое, на что стоит посмотреть.

Кл: Меня прямо трясет.

Н.С.: Посмотрите на меня. Если я запрос, чтобы И занял более гармоничную позицию и повернулся к ВБ.

Н.С. встает в роль ХР1.

Э повернулись лицом на ВБ.

Э: На все Воля Господа. Принимаю свою судьбу такой, какая она есть.

Н.С.: Видите, эта работа все-таки как-то их разделила.

Т: Мне сразу хочется куда-то уйти за дверь. Что-то тут, Бог, Воля Божья (уходит).

Н.С.: Идите сюда (возвращает Т на место). А теперь, если посмотреть, то у Т и Э какое-то не такое соединение. У них более гармоничное взаимодействие. Все снова на меня посмотрели и поменяли позицию.

Н.С. встала в роль ХР2

Т: Кто вы сейчас?

Н.С.: Я сейчас хорошее решение. Можно пойти в расстановку и посмотреть на гармоничное взаимодействие Т и Э. Можно пойти в это, потому что там (предыдущий запрос) было не очень много энергии. Хотя внешне все хорошо, но какая-то подмена.

Фигуры задвигались. 

Т: Я не понимаю, кто вы?

Н.С.: Я хорошее решение в случае работы с этой энергией, с Т и Э. На меня посмотрели и заняли новую позицию. Фигуры переместились.

Кл обнял Э, рядом стоит Т и смотрит на это. И отошел вправо и встал рядом с Д. Д продолжает стоять на стуле.

Н.С.: И как? Спокойнее, чем раньше?

Кл: Да, мне спокойнее.

Н.С.: Ну вот видите, я бы пошла сюда.

Валерия: Да, да, да (утвердительно машет головой).

Н.С.: Ну вот, реально это тест, который быстро делается и мы видим, что важнее. И главный результат для меня, когда я иду в расстановку и потом в конце делаю тест, что части вот так встают, как сейчас.

Э: Однозначно нужно работать с Эмоциями, уменьшить Эмоции. Работать с медитативными практиками, погружаться в себя, находить действительно свое сердце. Я говорю то, что идет, что мне нужно передать. Находить свое сердце, настоящее ваше сердце, не Эмоции. Слушать нужно не позывы, а искать более Духовную Сущность, одухотворять.

Н.С.: Вас Эмоции начали учить. Вас Эмоции вообще учат?

Валерия: Вообще они активны.

Н.С.: Это Э из роли начали учить. Все выходим из ролей. Для кого мы сейчас делаем? 

 

Н.С. приглашает Сергея в клетчатой рубашке.

Наталья: Ну все, я уже скучаю (тянет руки к Сергею).

 

Тест 4. Клиент Сергей 

Выбрали фигуры заместителей.

Роли

Сам клиент Сергей

Кл — Заместитель клиента, Алина (в сиреневой юбке и сиреневой кофточке)

Т — Тело, Женщина из Голландии (в очках)

Э — Эмоции, Валерия (блондинка в черном платье)

И — Интеллект, Инга (блондинка в цветном платье)

Д — Дух, Наталья (брюнетка в зеленой кофточке и джинсах)

ХР1 —Хорошее решение 1, Н.С.

 

Н.С.: Найдите себе место. 

И стоит по центру, лицом на 180 градусов от ВБ. Остальные фигуры встали вокруг него в круг. Д повернут к ВБ, но смотрит в пол. Т смотрит на ВБ. Кл спиной к ВБ. Э стоят боком к ВБ и Кл, но лицом к И,Т и Д.

 

Н.С.: Встали в кружок, красиво.

Э: Странно, но тянет сюда (показывает рукой справа от себя, к мужчине сидящему на стуле).

Н.С.: А тянет, как к мужчине?

Э: Нет, не как к мужчине, как к какомуто объекту.

Н.С.: Эмоции кудато тянет.

Д: У меня есть ощущение, что меня вынуждают туда смотреть (показывает рукой на ВБ). Но вообще понимаю, что есть Дух и надо туда… А вообще-то засунуть куда-нибудь этот Дух!

Н.С.: Да, вот тут уже чувствуется. Что у самого Сергея?

Кл: У меня спокойное, приподнятое, уверенное состояние. Я знаю, что там (показывает рукой в сторону ВБ), но основной акцент у меня на Э и Д. Я их замечаю.

Д: Меня тянет головой на 2 части, в разные стороны.

Н.С.: Давайте я стану второй частью. Вы 2-ая, я 1-ая. 

В это время у Д звонок по телефону.

Сергей: Д зовут это хорошо.

Д: Меня как 2-ю часть тянет со всеми частями объединиться, прийти к себе, найти себя. 

Н.С.:  Я смотрю ровно на ВБ, т.е одна часть смотрит на ВБ, а другая хочет объединить всех. Это нормально.

Тело показывает руками на всех.  Жест указывает на то, что хочет тоже быть ближе.

Н.С.: У вас нет никакого запроса?

Сергей: В принципе нет, никакого запроса.

Н.С.: Можете что-то сформулировать? Есть ли то, на что хотите посмотреть?

Фигуры подошли ближе, взялись за руки и смеются.

Сергей Фигурам: Постояли и нашли контакт.

Н.С.: Может вы о чем то подумали, о каком-то запросе? Они сразу чувствуют.

Д: Хороший человек.

Н.С.: Кто себя чувствует не очень?

Э: Я немножко…

Н.С.: Ну вот Э не очень и отделяются. Вы о них сегодня говорили, и они слегка так (жест от себя руками). Мужчинам Эмоции не нужны.

Сергей: Это нормально.

Э: Далеко не хочется, но (жест от себя руками).

Фигура Т протянула руку к Э.

Э: Э все время в сторону хочется.

Н.С.: Скажу аккуратно, если бы мы сделали работу с Эмоциями, а я хорошее решение то, что происходит? Найдите себе другое место.

Н.С. встала в роль ХР1

Э: Вы хорошее решение?

Н.С.: Да, я хорошее решение.

Э: Тогда мне хочется к вам (подходит).

Д: Я еще хочу передать клиенту, что он благословлен Высшими Силами на эту функцию. Он занимается абсолютно своим делом. Его благословили еще при рождении. Вот такая информация мне пришла.

Н.С.: У меня такое ощущение, что я соединяю вас.

Н.С. берет за руки И и Э.

Н.С.: А если вот так, то остальным как? Окей?

Все кивают головой.

Э: У меня удивление. Мне хорошо.

Н.С.: Все, я могу остановиться?

Сергей: Да. Всем огромное спасибо.

Все сели.

Расстановка “Артрит после роли в расстановке”

Клиент — Наталья. 

Н.С.: Теперь делаем работу для Натальи. Выбирайте себе заместителей.

Роли

Сам клиент — Наталья. 

Кл — Заместитель клиента, Валерия (блондинка в черном платье).

Т — Тело, Алина (в сиреневой юбке и кофточке).

Э — Эмоции, Инга (блондинка в разноцветном платье).

И — Интеллект, Женщина из Голландии (в очках).

Д — Дух, Сергей (в клетчатой рубашке).

П — Папа клиента, Сергей (в клетчатой рубашке).

М — Мама клиента, Инга(блондинка в разноцветном платье).

Б — Бабушка клиента, Женщина из Голландии (в очках).

Д — Дедушка клиента, Инга (блондинка в разноцветном платье.)

Р — Ребенок, Инга (блондинка в разноцветном платье).

ПрД — Прадедушка клиента, Н.С.

ЖПрД — Женщина прадедушки клиента Н.С.

 

Фигуры Д, Э, Кл, И встали полукругом, лицом к клиентке. Т стоит позади них, тоже лицом к клиенту. Д тянет руки к клиенту.

 

Н.С.: Духу что-то надо от вас. Что надо?

Д: Меня тянет, я себя торможу. Мне хочется дотронуться и в то же время как-будто отталкивает.

Н.С.: Куда? Вот сюда? 

Н.С. Показывает на фигурку ангела стоящую на столе.

Д: Да, к ангелу, хочется подойти очень близко, но что-то держит. Что-то там (показывает за спину).

Н.С.: У кого есть что-то еще? Что у Тела?

Т: Мне стало грустно, когда Д сказал это. Я смотрю на отражение света. Я не могу его взять с собой. Это то, что я не могу взять.

Н.С. берет бутылку на столе и ставит рядом с Т.

Н.С.: Пусть это будет то, что ты не можешь взять с собой.

Т: Я стою на одной линии со всеми ними. 

Тело показывает на впереди стоящие фигуры.

Т: Я всех их замечаю.

Н.С.: Тело что-то хочет взять, но не может?

Наталья: Я так понимаю, что Тело хочет взять, ему надо будет уйти. 

Н.С.: А это что такое? Это ребенок? Что?

И: Я беспокоюсь немножко как Интеллект.

Н.С.: Что у Эмоций?

Э: Я не ощущаю беспокойства. Я тоже смотрю то на этот свет, то…(показывает перед собой).

Н.С.: Что у Кл?

Кл: Я смотрю больше вниз, на пол. Ощущаю колебания.

Н.С. берет со стола папку и хочет положить Кл под ноги.

Кл: Мне лучше свернутое.

Н.С. показывает на папки под ногами: У вас здесь кто-то сидит, лежит? 

Кл: Лежит.

Н.С.: Где голова?

Кл показывает слева.

Н.С.: А маленькое, что это? Ребенок? Почему не разложить?

Кл: Маленькое. Плюс еще ощущение какая-то история с монастырем.

Н.С. кладет на папки сверху бутылку воды. Тело в этот момент протягивает руку вперед. 

Н.С.: А теперь как?

Кл: Теперь лучше.

Н.С.: Это одно и то же или разное?

Т: Это один и тот же. Я хотела туда (протягивает свою бутылку воды) бросить.

Н.С.: Там два или там один?

Т: Там два.

Н.С.: Вот видите, мы еще ничего не делали, не пошли ни в какую расстановку, а у нас уже пошла информация. Уже можно начинать работать. Так бывает очень часто, 50% и более. Даже тесты не проводишь. Сразу…

Т село возле Кл, рядом с папкой, на которой лежит 2 бутылки воды.

Н.С. про бутылки с водой.

Н.С: Там одна или две? Это лишнее? 

Т: Да, одна.

Н.С. забирает одну бутылку обратно.

Н.С.: Я сейчас сделаю одну вещь. В какой роли вы стояли?

Наташа: Бабушка.

Н.С.: Я встала вами в той роли, в которой вам стало плохо. Просто посмотреть, о чем речь у нас (Н.С. садится на пол).

Н.С.: Я читаю на бутылке: вода. И мой фокус вот на этой капле на этикетке. Что это такое для вас?

Наташа: Ребенок какой-то.

Кл: Ощущение, что это моя кровинка.

Наталья: Да.

Д: У меня такое впечатление, что в прошлой или позапрошлой жизни, может быть, были какие-то духовные обеты, чтото связанное с…

Кл: Монашество…

Н.С.: Я как расстановщик скажу, что прошлая и позапрошлая жизни это про ваших бабушек и прабабушек. Сейчас скажу. В вашей роли я склоняюсь туда (наклоняется в сторону бутылки). Я беру этого ребенка и вот так глажу, он уже по-моему не живой.

Т: Я как будто оплакиваю его.

Н.С.: И то, что вам плохо это вот эта поза (скручивается сидя на полу). Вы тут себя не помните. Это состояние, что у вас было, и тут вы себя не помните. Кто-то не случайно вас отсюда выдергивает, вас здесь видит… Секундочку, помогите мне, я сейчас пытаюсь понять. Я сижу тут и меня как-будто за шиворот отбрасывает. Это было у ваших… И меня уводят… Если что-то с вами происходит, говорите.

Кл: У меня мурашки идут и…(шевелит руками).

Н.С.: Уводит (отходит в угол). Если что-то происходит, говорите.

Кл: У меня мурашки.

Н.С.: Меня уводит к розетке. Идите, я вам хочу показать, вам это важно видеть. 

Н.С. приглашает жестом клиента. 

Н.С.: Меня уводит к розетке 220В.

Наташа: Это камера, это кунсткамера, пытки в концлагере.

Н.С.: Может…

Наташа: Пошли мурашки у меня.

Н.С.: Да, да, да.

Наталья: Это было у меня, со мной связано. 

Д: Это прошлая жизнь.

Наталья: Это прошлая жизнь, когда я не смогла …

Н.С.: Вы думаете, что с вами?

Д: Это не род и это не бабушка.

Н.С.: Вы можете считать, что это прошлая жизнь. Я всегда нахожу какую-нибудь прабабушку. Как хотите, могу с вашей терминологией. Найду, у кого было такое же, скажем так. Не важно.

Д: У меня сразу слезы.

Наташа: Это концлагерь мой…

В группе оживление, все говорят одновременно…

Н.С.: Можно я сделаю что-то другое? Вы остались ей?

Н.С. показывает на Кл, при этом смотрит на Наталью.

Н.С.: Части мне сейчас не нужны. Ты сейчас кто?

Т: Я оплакиваю (сидит на полу над бутылками воды, лежащих на папке — интерпретация ребенка)

Н.С.: Можно я вас поставлю папой, а вас мамой? 

Показывает руками на Сергея и Ингу.

Ставит фигуры М и П за спину Кл.

 

Ввели фигуры:

П Папа, Сергей (в клетчатой рубашке с усами) 

М Мама, Инга (в разноцветном платье)

 

Н.С.: Я сейчас встану этой женщиной, которая сидит на полу.

Н.С. показывает на Т.

Н.С. встала в роль ЖПрД женщина прадедушки. С этого момента Алина не Тело, она женщина прадедушки.

 

Ввели фигуры:

ЖПрД Женщина прадедушки, Алина (в сиреневой юбке и кофточке).

 

Н.С.: Кто она? По-моему, я сюда отношусь. Я ваша?

П: О ком вы сейчас говорите?

Н.С.: Я смотрю, по какой линии: по маминой или папиной. Стою по папиной линии. 

Назначили заместителя бабушки по папе —  женщина из Голландии, поставили ее за спину папе. Вывели Ингу из роли мамы и поставили в роль дедушки по папе.

 

Ввели фигуры:

Б — Бабушка, Женщина из Голландии (в очках)

Д — Дедушка, Инга (в разноцветном платье)

 

Н.С.: Вы чувствительная, куда идем?

Наташа: Это не бабушка, это, наверное, мама. Идем сюда.

Н.С.: Я по отцу иду.

Наташа: По отцу?

Н.С.: Я смотрю на папу.

П: Меня тянет перейти вот сюда (показывает направо).

Н.С.: Ой, неправильно вас поставила. Да, вот здесь (ставит справа). Тяжелая работа, следы путаются.

Н.С.: Смотрю на папу и на бабушку мама папы. Что там случилось?

П: Я как папа не имею к ней никакого отношения.

Н.С.: У вас с папой какие отношения?

Кл: У меня заболела голова.

Наташа: Папа, вроде как, любит меня.

П: Абсолютно никаких проблем.

Наташа: Хорошие отношения.

Н.С.: По папе нет. А бабушка?

Наталья (подходит к бабушке, обнимает): Она мне как мама.

Н.С.: Вы ее чувствуете, свою маму? (показывает на Б)

П: Да, чувствую.

Н.С.: Что у нее тяжелого было?

Наталья: Потеря ребенка.

Н.С.: Какого ребенка?

Наталья: Я не знаю.

Н.С.: До папы, после?

Наталья: Она родила второго ребенка не от своего мужа.

Н.С.: Папу?

Наталья: Папу от своего мужа.

Н.С.: Папа старший, средний, младший?

Наташа: Старший.

Н.С.: Папа старший. После него она родила ребенка не от своего мужа. А после него была потеря ребенка?

Наташа: Может быть. Я не знаю, что у нее там было. Бабушка ко мне очень хорошо относилась. Помогала (гладит по спине заместителя бабушки и обнимает).

Н.С.: А кто в концлагере у вас был?

Наташа: Никто.

Н.С.: А почему у вас образ концлагеря? А… Это было в той расстановке.

Наташа: Потому что там я была в прошлой жизни.

Н.С.: Мужчина или женщина?

Наташа: Женщина. Я даже видела себя лысую, бритую.

ЖПрД: Когда дальше по ветке идете, я чуть-чуть уползаю сюда (показывает на лежащие на полу бутылки руками). Я вижу бутылку, и свет отражается вокруг нее. Когда там стоят фигуры (показывает рукой за спину), я хочу это взять и положить куда-то сюда (поднимает руки на стол, где стоит ангел). Я хочу сказать, что это не про “принести в жертву”. Это скорее подношение, чтото светлое.

Н.С.: Послушайте, что она говорит, это важные для вас вещи.

Н.С.: Сколько было лет бабушке в войну? И сколько ее отцу?

Наталья: Лет 13, может быть. Она взяла на себя всю семью, тащила ее.

Н.С.: Я сейчас сделаю одну вещь, а вы мне скажете, что чувствуете. Вот сейчас я встану здесь (становится за спину Б).

Н.С. встала в роль ПрД прадеда.

Н.С.: Что-то происходит?

Кл: У меня ощущение, как заземление.

Н.С. (показывает рукой на Б): Посмотрите, я ваш прадед, ее отец.

Наталья: Он был офицер, герой войны. 

Н.С.: Он не был в концлагере? Может был в русском, в плену? Фигура Т поднялась взяла бутылку воды со стола.

Наталья: Мой дед деда убежал из плена.

Н.С.: Из плена убежал его отец (показывает рукой на Д)?  Это дед, его отец убежал из плена. А этот (показывает рукой на Б)?

В этот момент подходит фигура ЖПрД с бутылкой воды в руке.

Наталья: А вот этот отец бабушки…

Н.С.: Я сейчас встану тем дедом. Кто был в той роли, был для вас важен… Нет, все-таки здесь отец бабушки. Что было с ним на войне?

Наталья: Никто не знает, он был офицером.

Н.С.: Он погиб?

Наталья: Да, погиб. 

Н.С.: Там какая-то тяжелая история, возможно связанная с концлагерем. Я смотрю на этого ребенка. Алина, что у тебя там происходит?

ЖПрД: Я пришла сюда. Я не смогла забрать ребенка (подразумевает, что бутылка воды, которая осталась лежать на папке на полу, это ребенок), поэтому я взяла со стола такую же бутылку с водой.

Н.С.: Я смотрю сюда. Вы смотрите на своего деда, прадеда?

М: У меня правая рука начинает отниматься.

Н.С.: Вот ноги, ноги… Что у вас с ногами? Бедро?

Наталья: У меня артрит был.

Н.С.: Вот этот прадед, с ним что-то на войне случилось… Еще раз, кто тут врач? Скажите мне на языке 3х летнего ребенка, что такое артрит?

Наталья: Воспаление суставов.

Н.С.: Конкретно, что происходит? Пощупать. Потому что-то же самое было с этим дедом.

Из зала: Хрящевая оболочка воспаляется. Это от разных вещей бывает.

Н.С.: Вы как врач что скажете?

Сергей: Так и есть, это воспаление.

Н.С.: Воспаление? Оно какое?

Сергей: Может быть и гнойное даже. Обычно попадает какой-то реагент и начинается воспаление.

Н.С.: Инфекция, то есть?

Сергей: Это может быть либо снаружи, либо изнутри.

Н.С.: И что происходит дальше? Начинает болеть?

Сергей: Начинает болеть.

Н.С.: Сустав не может выполнять свою функцию? Мне сейчас пришло из роли, что что-то с чем-то он не смог соединить.

М: У меня ощущение, что он разрубил.

Н.С.: Во время войны что-то у него там случилось. Русская часть и немецкая конфликт двух стран. Он не смог что-то в себе… Не смог соединить (Наталья выдохнула) и концлагерь.

Наталья: Мировоззрение…

Н.С.: Дело не в мировоззрении. Он что-то не смог соединить, и он умер.

Наталья: А ребенок? Что он?

Н.С.: Ребенок, скорее всего, относится сюда. Ты ко мне относишься?

ЖПрД: Да, я к тебе пришла.

Н.С.: Сейчас скажу аккуратно, почувствуйте. Возможно, у него какаято женщина на войне была и ребенок от нее. У меня мурашки. И что-то случилось, кого-то там мучали. Не меня, скорее всего ее. Она была для меня очень важна. И произошло что-то жестокое с ней, я не смог это соединить и пережить. 

Наталья: Сейчас что нужно сделать?

Н.С.: Я не знаю, что было дальше, надо смотреть. Скажу сейчас, что важно для вас. Это прадед, у него была какаято женщина и ребенок, который тяжело погиб и о нем все забыли. Мы, когда делаем расстановку, всех восстанавливаем. Сейчас скажите: “Я тебя вижу”. 

Н.С. ставит Наталью напротив Т, лицом к нему. Вместо бутылки с водой в роль ребенка рядом с Т ставит Ингу.

 

Ввели фигуру ребенка.

 

Р — Ребенок, Инга (в разноцветном платье).

 

Н.С.: Если хочешь, можешь сесть на стул.

Р: Я совсем маленькая.

Н.С.: Тело держи ее тогда на руках.

 

Разрешающая фраза ребенку:

Я тебя вижу. Возможно, ты ребенок моего прадеда. Возможно, у тебя очень тяжелая судьба. Возможно, тебя замучали, и это было очень тяжело и для тебя, и для твоей мамы, и для твоего папы.

 

Н.С.: Возможно, ее мучали вот этой розеткой у меня на глазах. Я не смог в себе соединить, как люди так могут поступать. Какая-то особая жестокость, не просто война. И ноги у меня сейчас все в мурашках. Меня это подкосило. Я не могу. Нам часто тяжело не от того, что с нами делают, а от того, что мы видим.

Кл: Это страшнее.

Н.С.: И даже то, что в расстановке это ощущаю из роли клиента, это не с вами. Но все равно что-то похожее… Внучка, правнучка… И там что-то настолько сильное, что оно идет… Да, он не вернулся, он погиб, и уже к тому времени родилась бабушка. Сколько ей было лет? Вы выдыхаете (заметила выдох у Натальи).

Наталья: Бабушка с 33-го года.

Н.С.: В 43-м г. ей было 10 лет. А прадедушка, когда погиб? Неизвестно?

Наталья: Где-то в 42 г.

Н.С.: Около девяти ей. Я не знаю почему, но это важно. Возможно, там никого не осталось (из потомков).  А бабушка была старшая в семье?

Наталья: Нет.

Н.С.: А кто старший?

Наталья: Дед у нас еще.

Н.С.: А из девочек она была старшая?

Наталья: Да.

Н.С.: Возможно, она девочка. Вы девочка? Р кивает. 

Девочка. И смотрите: Система, что она делает? Ее (показывает на фигуру Р) включают к старшей девочке. Дальше у нее рождается папа мальчик, и вы как девочка тоже берете эту динамику. И бабушка ваша тоже. Она была жива, когда это случилось?

Наталья: Я старшая.

Н.С.: Первая девочка, которая рождается, берет эту динамику. Все сходится. С моей стороны все чисто, поэтому скажите Разрешающая фраза ребенку:

Я возьму тебя в свое сердце. Я не знаю, как тебя звали. Я буду звать тебя Света. Я приготовлю для тебя в своем сердце самое лучшее место. Я покажу тебе мир своими глазами, какой он красивый. Ты очень мало успела увидеть. Через мои уши ты можешь услышать хорошую музыку, пение птиц. Я поделюсь с тобой своим ощущением мира. В своем сердце я образую горы. Когда мне станет грустно, я приду туда и мы полазим вместе по горам, будем  купаться и играть.

 

Н.С.: Как вам сейчас?

Р: У меня слезы и сжимается все вот здесь (показывает на живот).

Н.С.: У вас были какие-нибудь истории о потере детей? Или у кого-то?

Инга: Нет.

Н.С.: Сейчас сюда (показывает рукой на Т).

 

Разрешающая фраза женщине прадедушки: Возможно, ты была любимой женщиной моего прадеда. Ты была для него важна и, возможно, у тебя была очень тяжелая судьба и тебя замучили. Я не знаю почему, но ты очень важна для него. Спасибо тебе за все, что ты сделала для меня.

 

Н.С.:51:32 Предположу, а вы почувствуйте. Он ее встретил на войне и полюбил. Возможно то, что с ней случилось, явилось причиной в том числе того, чтобы вас убить (показывает на ребенка). Если бы он (прадедушка) вернулся, то она (женщина прадедушки), возможно, вышла бы замуж за другого, и она (показывает на ребенка) бы не родилась. Возможно…

Кл: У меня пошел отзыв.

Н.С.: Вот почему она для вас важна. Если бы не она, вы бы не родились.

Наталья кивает головой.

 

Разрешающая фраза прадедушке:

Дорогой прадедушка, спасибо тебе за жизнь, которую ты мне передал, которую успел передать моей бабушке. Спасибо за то, что ты ее любил и спасибо за все, что было в твоей жизни. У тебя, возможно, была очень тяжелая смерть. И для меня именно это важно. Вы с бабушкой для меня сделали все правильно. Спасибо вам за все тяжелое, что вам пришлось перенести. Я склоняюсь с любовью и уважением перед всем тяжелым, что вам пришлось перенести, чтобы я получила свою жизнь именно так. 

 

Н.С.: Ускорим время в десять, в восьмой. Долгий поклон. Это цена вашей жизни. Как сейчас? Я немного расстраиваюсь.

Кл: Интересно, что поклон хотелось сделать еще до слов.

Н.С.: Вот она (ребенок) меня даже больше. Мы все вместе стоим. С другой стороны, я вроде уже как дочь, где-то тут бабушка, я уже к ней близко. На самом деле, надо сказать “спасибо” бабушке, что она когда-то на это согласилась. Она, когда жизнь выбирала, на это согласилась.

Отдельное спасибо прабабушке (поклон).

Наталья: Прабабушке 83 года и прожила жизнь без мужика. Другого у нее не было.

Н.С.: И бабушку вырастила одна, поэтому бабушка вышла замуж за кого надо, чтобы вы родились.

Наталья: Бабушке моей спасибо (делает поклон).

Н.С.: Подумайте об этом дома сознательно, но только аккуратно, чтобы голова не закружилась, заботьтесь о себе. Важно ребенка принять в сердце. И отдельно можно каждому сказать разрешающие фразы. Дальше скажите:

 

Дорогой прадедушка смотри на меня приветливо с небес, если я смогу нормально ходить, не чувствовать боль, мои суставы станут здоровыми, вся моя система станет здорова.

 

Н.С.: Эти суставы вам как бы показывали на него. Теперь, по идее, если вы с ним хорошо разберетесь, вам должно стать лучше, лучше ходить. Поэтому просим это. И ей скажите:

 

Дорогая возлюбленная моего деда, пожалуйста, смотри на меня приветливо с небес. Если я буду счастливой мамой, если я состоюсь полностью как женщина, если я буду счастлива, то я смогу обеими ногами пройти по этой жизни.

 

Н.С.: Скажем еще “спасибо” больным суставам за то, что они показывали на что-то важное.

Наталья: Спасибо, мои дорогие суставы, с детства вы мне показывали.

Н.С.: Спасибо Бурняшеву за расстановку, что я зависла в роли.

Наталья: Спасибо Бурняшеву (смеется).

Н.С.: Скажите “спасибо” моей роли. Всем надо сказать. И из отрицательного надо сделать положительное. В чем фокус работы-то!? То что вы страдали, все это тяжело, но зато решилось. А когда зависаем в роли, надо сразу вопрос задать.

Наталья: Сейчас всем хорошо?

Р: Мне плохо. Сжимается и сжимается (показывает на живот).

Наталья: Спасибо тебе, ребенок, за все, что ты для меня сделал. Я тебя принимаю к себе.

Н.С.: Как вы сейчас себя чувствуете?

Кл: Нормально. Вернулось кровообращение.

Н.С.: Слышите, вернулось кровообращение. А вы кто?

Сергей: Я был папой.

Н.С.: А папе как?

П: Хорошо. Отлично.

Н.С.: А ты как?

ЖПрД: Хорошо.

Н.С.: Я была застывшей, а сейчас могу двигаться.

П: Я чувствую себя чуть-чуть отстраненным.

Н.С.: Там по женской линии шло, но, на самом деле, там у папы тоже проблемы. Наверняка он от этого прадеда тяжелое взял. И, возможно, то, что вы говорите, что с мужчинами тяжело работать, это об этом.

Наталья: Сейчас этого уже ничего нет.

Н.С.: Там война дает.

Сергей: Нет, это не об этом. Мужчины это немножко другое.

Н.С.: Нет, я понимаю, но вот у ее папы, у деда вот такая история, и оно наверняка наложило отпечаток на эмоциональную сферу. Чтото там есть.

 

Все сели. Осталась фигура Р и Наталья.

 

Н.С.: А что у вас по линии вашего деда по маме? Там какая судьба? Папа мамы? Давайте я встану тем ребенком, за которого вы стояли. А вы скажите Инге (обращается к Наталье): ты больше не этот ребенок, ты  Инга.

Наталья: Ты больше не этот ребенок, ты Инга.

Н.С.: Теперь я этот ребенок. Поклонитесь этой роли.

Инга (плачет, закрывая лицо руками): Мне поклон не идет.

Н.С.: Хорошо. Тогда вот (берет за руку Валерию), ктото из вашей Системы, у кого чтото похожее, тяжелое случилось? 

Инга: Это точно не мое.

Н.С.: А вот это ребенок (берет за руку Наталью и ставит перед Валерией). Я его папа, а это мама (показывает на Валерию). Смотрите, это ктото из вашей системы. Это мама.  Дедушка и, возможно, прадедушка отец деда. Просто посмотрите на них и скажите: “Вы все для меня очень важны.”

Инга: Как будто хочу отойти.

Н.С.: Да, отойдите на расстояние.

 

Инга отходит назад.

 

Н.С.: Скажите: “Мне трудно сюда смотреть”

Инга: Мне трудно. Злость какаято.

Н.С.: Скажите: “Я злюсь”

Инга: Я злюсь.

Н.С.: Скажите: “Возможно, я злюсь на кого-то из вас, а может на всех вместе”

Инга: Нет, не на всех. 

Н.С.: На кого? На меня?

Инга: На кого-то злюсь (выдохнула). Точно не на ребенка. Это папа, мама там?

Н.С.: Я мужчина, а она женщина.

Сергей: Я могу тоже встать.

Н.С.: Встаньте мужчиной вот сюда. Я —  ваша злость, я вышла от вас и смотрю, где мне место. Может вот здесь?

Инга: Нет, там даже дальше получается.

Н.С.: Дальше я имею ввиду по генограмме, но первый предок который стоит за папой это здесь (встала за П).

Инга: Линия както за папу уходит.

Н.С.: Это уже скорее не папа, а дед.

Инга: Да, дед.

Н.С.: Дед, прабабушка, и дальше я иду на ее отца. Вот злость. Скорее всего прабабушка злилась на своего отца. Очень похоже, но надо смотреть. Было?

Инга: Я про прабабушку ничего не знаю. 

Н.С.: Скажите: “Во мне чья-то злость”

Инга: Вот сейчас мне легче.

Н.С.: Потому что чья-то злость.

Инга: Я сейчас вздохнула, мне легче.

Н.С.: Успокоилась.

Наталья (из роли ребенка): Злость как ребенок. Именно на то, что манипулируют детьми в семье. Очень часто манипулируют детьми в семье. В системе дети, но они не как дети.

Н.С.: Тяжелые роли. Они сами себя подставляют под тяжелое.

Наталья: Да, да, да. Пытаются за счет детей систему както выстроить.

Н.С.: А Система так устроена, что если ктото больше или забыт, то динамика идет на детей. Если мы не тянем свою роль родителей, то дети берут все тяжелое. Но они для вас очень важны, скажите им: “Вы все для меня очень важны и, когда придет мое время, я сюда посмотрю и сделаю то, что я смогу. А сейчас я пойду в свою жизнь и буду выполнять свои задачи”. Как сейчас?

Инга: Так лучше.

Н.С.: Примерно так я делаю всегда. Это о безопасности. Но вы должны помнить, что тут у вас тяжело и когда-нибудь вы туда посмотрите. Я обычно так договариваюсь, иначе вы зависните опять. Как навалится опять злость, всем им поклон и: “Спасибо, что вы мне о себе напоминаете, я усвою урок и все сделаю, когда придет мое время”. Можете снова поклониться и все. Там тяжелое, но мы не знаем что.

Сергей (из роли мужчины): Мы тебя прощаем.

Наталья (из роли ребенка): Мы тебя прощаем, живи, люби и будь счастлива.

Сергей (из роли мужчины): Ты не виновата. Мы тебя прощаем.

Н.С.: Благословите лучше.

Из ролей: Мы тебя благословляем, чтобы у тебя были внуки. Все предки тебя благословляют.

Инга: Спасибо (выдыхает).

Н.С.: Туда надо посмотреть хорошенько. Они тогда больше энергии получат. На самом деле, вот вам те, кто стояли за вами, вот этот ресурс. Повернитесь на 180 и чувствуйте этот ресурс за спиной. Что чувствуете? Тут ваш прадед, его подруга, ребенок в сердце, здесь только подруга. Я точно даю тепло и опору. Чувствуете? Нет?

Наталья: Я чувствую: все хорошо в этой системе.

Н.С.: Вы чувствуете чтото от меня? Когда будете делать домашнее задание…

Наталья: Я чувствую за спиной какуюто огромную энергию.

 

Дальше Н.С. дает домашнее задание, которое необходимо делать одну неделю. Говорит о том, что если ставить свечку за упокой, то нужно говорить как ребенок: “Возьми моего родственника на небо”, а не “Прости ему все грехи”. Так делает человек, который больше своих предков. Молиться надо как ребенок.

 

Инга: У меня вопрос. Могу я также сделать? Как ребенок?

Н.С.: Можете. Я учу всех, как работать. Просто кланяйтесь. Любая ситуация: боль, проблемы, отношения. Мы говорим “спасибо” всем проблемам, благодаря им мы можем на кого-то посмотреть. Всех, кто сейчас о себе сигналит, я ставлю перед собой и дальше смотрите. Видите ли вы кого-нибудь или не видите? Тени, облако неважно. Далее говорим: “Я склоняюсь с любовью и уважением перед всем тяжелым, что ты для меня перенес”чужого не берем. Сколько-то стоим в поклоне, как чувствуете. Далее смотрите, что у вас меняется. И дальше говорите: “Смотрите приветливо на меня с небес, если я…” перечисляете, что нужно. Потом наклоняете голову, поворот на 180 градусов и чувствуете ресурс.

Поделитесь страницей в соцсетях:

Комментарии Facebook