Конгресс на тему «Секс, насилие, инцест» 26 сентября 2011 Москва

Видео 1. Часть 1

 

Видео 2. Часть 2

Видео 3. Часть 3

Описание расстановки. Текст.

Наталья (выбирает клиентку для работы): У меня 2 запроса сильно откликнулись когда я шла. Не знаю с кого начать. У кого тоже речь про дочь была? А про жизнь у кого запрос был? А с реальным инцестом у кого? Я сама выберу по своим ощущениям, уж тут вы меня простите. Я постараюсь поработать с кем смогу, может в обед или еще как-то, придумаем. У меня группа во вторник вечером здесь в Москве, потом я улетаю в четверг, в декабре прилечу. Еще раз.
Задумывается, уходит в себя. Потом выбирает Клиентку.

Наталья: Я, наверное, с Вами сейчас поработаю. Знаете, я когда иду из своих ощущений, для меня это свыше и часто это не о том, что другому сейчас не нужно работать – просто он первым должен заместителем в этой расстановке постоять и тогда он для себя гораздо больше поймет, поэтому тут получают все. Иногда заместитель получает больше, потому что он не так волнуется, как Клиентка.

Наталья Клиентке: Дыши. Еще раз всем свое имя громко скажи.

Клиентка: Галина меня зовут.

Наталья: Расслабься насколько возможно, где еще зажата сейчас в теле?

Клиентка: Очень сильное сердцебиение.

Наталья: А в груди дышать?

Клиентка: Дышать могу.

Наталья: Дыши через сердцебиение, насколько возможно спокойно и посмотрим на друг на друга, если можно. Что сейчас самое главное для тебя, чего ты хочешь?

Клиентка: Убрать страх (начинает плакать).

Наталья: Дыши…Чего ты боишься?

Клиентка (плачет): Я с темой изнасилования работаю. У меня в 5 лет была попытка изнасилования, но фактически это и было изнасилование. Просто… это было больно, это было страшно. И я потом всю жизнь ощущала себя грязной. По жизни я попадала в такие ситуации, когда вроде как изнасилование не полное, как попытка, но я — еще грязнее и грязней. А теперь все это на дочку.

Наталья: Секундочку подожди, дыши. Посмотри, пожалуйста, в группе заместителей себя, вот этой 5-летней девочки. Сколько бы ты заместителей себе выбрала?

Клиентка: Три.

Наталья: Кто конкретно, какие части, себя маленькую, или как бы ты поделила?

Клиентка: Я бы поделила себя…

Наталья: Первая часть кто?

Клиентка: Здоровая Дура.

Наталья: Еще?

Клиентка: Маленькая девочка 5 лет.

Наталья: Девочка 5 лет, Здоровая Дура, а третья?

Клиентка: Умная Галя.

Наталья: Умная Галя. Хорошо. Выбирай в группе, с кого начнем. Иди, бери, если он согласен, конечно.

(Клиентка выбирает заместителей, выбирает первого мужчину)

Клиентка: Вы не Сергей, Вы мой заместитель Здоровой Дуры.

Наталья: Так, Здоровая Дура.

(Клиентка выбирает второго заместителя)

Наталья: Это кто?

Клиентка: Маленькая девочка Галя 5 лет.

Наталья: В каком городе девочка Галя?

Клиентка: Камчатка.

Наталья: А Здоровая Дура где?

Клиентка: Владивосток.

(Сейчас я группе поясню. Вы сейчас видели: она уходила в травму. Я диск посмотрела недавно Фреды Айдман. Я на нее ссылаюсь. Я обратилась к взрослой части, мы переключились на дело — на дело обычно сразу человек включается. То есть я ее немножечко пыталась увести, потому что если Клиентка сильно уйдет в травму, то будет очень тяжело с ней потом работать.)

[showhide type=»post» more_text=»Показать больше…» less_text=»Показать меньше…»]
Клиентка: А это — Умная Галя на Украине (ставит третьего заместителя)

Наталья: Умная Галя уже на Украине. А Здоровая Дура у нас еще есть, или она получилась в каком- то возрасте?

Клиентка: Нет, все время.

Наталья: Все время, хорошо. А началась в каком возрасте?

Клиентка:  С рождения брата в 5 лет.

Наталья: Садись. А в упражнении у тебя интеллект сильный был? Кто был ее Интеллектом?

(Сразу нет ответа), Ладно. Не важно. Это упражнение сразу вводит в презентность, в здесь и сейчас. Так что вы все что-то важное из него получили.

Заместителям: Вы можете двигаться, как вы чувствуете. Клиентке: ты их каждую поставила саму по себе? Сейчас посмотрим.

Все три заместителя далеко отходят друг от друга и встают треугольником.

Что для тебя было бы результатом хорошей работы сегодня?

Клиентка (сквозь слезы): Перестать чувствовать стыд и вину.

Наталья: А где ты сейчас чувствуешь, для тебя это 2 разных чувства или одно чувство?

Клиентка: Ну, одно из другого вытекает, я все время виновата, и мне за это стыдно.

Наталья: То есть, изначально первично чувство вины. А перед кем ты виновата?

Клиентка: Не знаю, я все делаю не так.

Наталья: А кто тебе это говорит, кто-нибудь тебе это говорит сейчас?

Клиентка: Сейчас нет.

Наталья: А раньше тебе кто это говорил?

Клиентка: Мама.

Наталья: То есть, изначально работаем с чувством вины, так?

Клиентка: Да.

Заместитель Умной Гали перемещается и встает за спину Большой Дуры

Наталья: Где у тебя сейчас в теле это чувство вины?

(Клиентка показывает на солнечное сплетение, и говорит про блок в горле)

Наталья: А что сильнее сейчас, блок в горле или это — в солнечном, это две разные динамики? Мне важно пойти правильно. Вот сейчас что, когда говоришь, в горле, да? Что сильней сейчас в теле? Я верю только телу, потому что тело не врет. Вот вообще в мире все врут, и в церкви, поверьте мне, даже больше, чем в других местах иногда. Тело не врет. Войди в нее, в эту часть, чувствуешь хорошо? А теперь представь, что мы здесь хорошо поработали, и… что происходит? Вот если мы хорошо поработаем? Ты представляешь, что ушло твое чувство вины? Что-нибудь меняется в теле, в будущее чуть-чуть войдем сейчас.

Клиентка: Да, я распрямляюсь.

Наталья: В каком месте  распрямляешься?

Клиентка: Вот тут (показывает на верхнюю часть спины), и у меня никогда больше не болит горло.

Наталья: Я имею в виду вот то самое место, где было тяжелее всего — там идет или в другом месте? Потому что где будет хирургия — важно видеть точно.

Клиентка: Мне нужно вот здесь распрямить (показывает на верхнюю часть спины)

Наталья: Еще раз: тебе тяжело очень если мы опять сейчас вернемся назад, в чувство вины, что происходит и где?

Клиентка молчит

Наталья: Она меня уводит немножко. Еще раз усиль это чувство вины.

Клиентка: Боль в горле, она уходит в уши.

Наталья: Молчи, сейчас ничего не говори, мне важно, чтоб ты чувствовала, нам тут всем не так обязательно, это твое чувство. Усилила? А теперь представь, что мы хорошо поработали. Чувство вины усилила, да? А теперь представь, что в результате нашей работы если не ушло, то уменьшилось, так что ты это действительно в своей жизни стала ощущать, уменьшилось чувство вины. Что происходит в теле? Встаешь утром, завтра утром просыпаешься и вдруг чувствуешь, что ты уже не так виновата, вот меньше груз вины! Что происходит в теле?

Заместитель Б. Дуры медленно перемещается влево и разворачивается боком к Умной Гале.

Клиентка: Я вот вижу свою красивую поднятую шею.

Наталья: Это все-таки здесь? (Наталья указывает на область горла)

Клиентка: Да, получается, я распрямляюсь.

Наталья: Тогда выбери, пожалуйста, вот этот симптом. Как мы назовем вот это чувство, когда тебя блокирует или вот то, что мне показала, имя ему дай любое, которое тебе в голову приходит первое. Может чувство вины, а может по-другому назвать, симптом наш какой? Но это будет означать вот это физическое тело. Я так понимаю, что мы его связали с чувством вины, мы можем работать с симптомом в теле, можем назвать его чувством вины, но мы говорим вот об этом комплексе чувства вины,  которое ведет вот к симптому в теле, а имя дай.

(Умная Галя подходит к Здоровой Дуре, Здоровая Дура поворачивается к ней лицом, Умная Галя поворачивается к Здоровой Дуре спиной).

Клиентка: Заглушенный, заблокированный крик. Заткнутый крик.

Наталья: Вот мне тоже так кажется, заткнутый крик. Еще раз взвесь, посмотри, нравится? Как на рынке выбираешь яблочки, берешь в ручку, чуть-чуть покрутила, может, чуть-чуть подправила.. Какой крик? То есть крик, последнее слово правильное, да?

Клиентка: Вот заткнутый — правильно. А крик — нет. Заткнутый протест, потому что мне не разрешали говорить.

(Здоровая Дура поворачивается влево и встает боком к Умной Гале).

Наталья: Он связан с голосовыми? Может заткнутый голос? Как-нибудь скажи.

Клиентка:  Заткнутый протест!

Заместитель Б. Дуры перемещается и встает спиной близко  к клиентке

Наталья: Заткнутый протест. Я сразу свои ощущения, на всякий случай, я не знаю к чему это. Заткнутый — приставка «за-», протест- приставка «про-», у меня небольшой диссонанс, возможно, здесь речь о двух разных вещах, но это так как бы я не знаю. Да, как тебе это?

Здоровая Дура проходит вперед прямо, Умная Галя поворачивает голову в его сторону.

Клиентка: Да, это разные полюса, почему мне трудно было их соединить.

Наталья: Заткнутый протест. Я просто… первое, что мне приходит в голову, я высвечиваю сразу — очень полезно для расстановщика. Когда ничего нет я высвечиваю, что со мной происходит и тогда…. Выберем — это мужчина, женщина, ребенок? Как кажется? Или это вообще не одна фигура?

Клиентка: Это — мужчина и Маленькая девочка.

Наталья: То есть, это 2, выбирай.

Клиентка назначает 2 заместителей.

Наталья: Так, это кто, это Маленькая девочка или мужчина?

Клиентка: Это — большой мужчина-протест.

Наталья: Так, еще раз, назови, пожалуйста, кто это и кто это. Мы поняли, это — мужчина, а это — Маленькая девочка. Кто это?

Умная Галя идет к Маленькой девочке и встает перед ней спиной, Здоровая Дура чуть позже идет за Умной Галей и встает к ней лицом.

Клиентка: Это — большой мужчина-протест. А это — Маленькая девочка, которую заткнули.

Наталья: То есть, это уже не протест, это — заткнутая? Она — заткнутая, он — протест, правильно я поняла?

Клиентка: Да.

Наталья: То есть, это — протест, а это — заткнутая? Хорошо, тоже для меня уже вот тут на инцест попахивает или на что-то такое, связанное с насилием. Уже 2, мужчина и женщина у нас сразу возникли. Так и у нас Маленькая девочка, которой было 5 лет. Наталья (Маленькой девочке): Как это для тебя вообще, коротко если что-то важное было важное, то озвучь.

Наталья (Клиентке): Я туда пойду, если что-нибудь – пожалуйста, сразу сигнал, и сядь там, где тебе удобно или любого можешь попросить, тебе уступят. Это — твоя расстановка, здесь ты хозяйка.

3 заместителя Клиентки стоят в треугольнике лицом друг к другу

Маленькая девочка: В начале действительно вина, какое-то неудобство, хотелось встать как маленький ребенок: я ни при чем, я не виновата, и потом когда встал разговор о протесте, ужасно захотелось накостылять вот этой Большой Дуре.

Наталья: А ты в силах?

Маленькая девочка: Я не очень в силах, но вот когда девочка Маленькая появилась, как-то усилились эти силы, вот такое желание уже — врезать хочется. Особенно когда подходит все ближе и ближе.

Наталья (Здоровой Дуре): Ты когда близко подходишь, то какие чувства?

Здоровая Дура: Мне важно их видеть, обоих держать в поле зрения, то есть они для меня важны.

Наталья (Здоровой Дуре): Кто тут сильнее из вас? Ты или кто-то из них? С собой сравниваешь.

Здоровая Дура: Она для меня больше и старше (показывает на заместителя Умной Гали), здесь — больше как бы принятия (показывает на заместителя Маленькой девочки). Она сильнее (опять показывает на заместителя Умной Гали).

Наталья (Умной Гале): А по твоим ощущениям?

Умная Галя: По моим ощущениям, я себя чувствовала сильной, пока не пришли вот эти 2 части, (показывает на Протест и Заткнутую). Когда они пришли, то захотелось спрятаться за них.

Наталья (Маленькой девочке): А по твоим ощущениям, ты тут сильнее всех?

Маленькая девочка: Нет, я не сильнее, но у меня больше внутри какого-то протеста.

Наталья: Когда говорят о протесте…

Наталья (Клиентке): Ты что-то хочешь?

Клиентка: Да, когда я поставила эти фигуры, у меня… я выгнала отца своей дочери, потому что я подозревала, что он испытывает сексуальное влечение, и вот у меня это как дочь и ее отец,  то что он хочет ее, буквально три года ей было.

Наталья: Еще раз, ты его выгнала, то есть ты подозревала, что он хочет что-то с дочерью сделать?

Клиентка: Да, что он ее хочет как женщину, и вот по его движениям, потом я думала, что это мои фантазии, но я его просто выставила.

Наталья: И тебе сейчас этот образ всплыл. Хорошо, садись, поле не очень.

Протест стоит в центре зала, вдали от треугольника заместителей Клиентка. Сзади Протеста на коленях сидит Заткнутая

Наталья (Протесту): Когда там произнесено было слово «протест», у тебя что-то такое произошло?

Протест: Это я.

Наталья: Кулаки сжаты.

Протест: У меня стиснуты зубы.

Наталья: На кого-то здесь из фигур?

Протест: Нет, я никого не вижу, я кого-то защищаю здесь (показывает на Агрессора, сидящего сзади), и вот этот приползает сюда, я ищу место, но так я защищаю кого-то и сначала я не могла найти места. Протест не мог найти места, искал, кого я защищаю, я не вижу, кого я защищаю и меня это напрягает. Я готова защитить.

Наталья (Заткнутой): Она тебя защищает, эта фигура, или наоборот?

Заткнутая: Я защищаюсь за ней, мне нужно, чтобы она передо мной стояла.

Протест: Я любого порву за нее.

Наталья Клиентке: Ты выбрала этот образ твоего мужа, которого ты воспринимала как агрессора и просто то, что они говорят, это как бы не совсем так, да, насколько я понимаю?

Клиентка: Возможно.

Наталья: Что-то изменилось?

Клиентка: Нет, ничего не изменилось, я бы его убила.

Наталья: Скажи, я бы тебя убила.

Клиентка: Я бы тебя убила.

Наталья: Что-то изменилось?

Клиентка: Да, мне лучше стало.

3 заместителей Клиентки встают тесно рядом: Маленькая девочка стоит за спиной других двух.

Наталья: Где лучше, в какой части?

Клиентка: Вот отсюда (показывает на область горла) чуть-чуть уходит вниз.

(Протест перемещается и встает сзади Заткнутой).

Наталья (Протесту): Так, когда она сказала: «я бы тебя убила», у тебя что изменилось?

Протест: Я вообще переменилась (кладет руки на плечи Заткнутой), у меня разжались кулаки, и я увидела вот эту фигуру (показывает на 3 заместителей Клиентки, стоящих тесно рядом), я их воспринимаю целиком.

Наталья (Заткнутой): А у тебя что, когда она это сказала?

Заткнутая: Мне захотелось его, Протест, защитить.

Наталья (Клиентке): То, что я иногда говорю, мы воспринимаем агрессора как агрессора, вот здесь немножко видно, а на самом деле еще не известно. Так, а там видишь, как они все соединились? У вас там все хорошо сейчас или как?

Маленькая девочка: Интересна вон та фигура стоящая, да, мне не оторвать взгляд от нее, на нее все время смотрю, как-то голову склоняю, пытаюсь собой заинтересовать как-то. Клиентка: Бывший муж — он приемный, возможно он этого не знает, ему не родные мать-отец, и он дочку, конечно, обожает, и даже в расстановках видно, что он даже меня убирает отсюда, то есть от меня он пытался действительно защитить.

Наталья: Кого бы ты сейчас хотела поставить? Только не спеши.

Клиентка: Маму.

Заместителю Здоровой Дуры надо уйти.

Наталья: Кто может поменять заместителя Здоровой Дуры, встать в расстановку?  (меняет заместителя). Хорошо, тогда просто передай ей, за руки возьми, как угодно и скажи: «Ты большая, Здоровая Дура».

Заместитель Здоровой Дуры : Ты Маленькая Дура

Наталья: Вот сейчас первое что он сказал: «Ты — Маленькая Дура». Оставим? Это уже у нас динамика пошла, и то, что он сказал, тоже не зря, я все это включаю в расстановку, потому что, хоть мы ничего еще ничего не сделали, но уже что-то поменялось. Теперь у нас какая была Дура?

Клиентка: Большая.

Наталья: Какая была Дура?

Подсказывают из зала: Здоровая.

Наталья: Здоровая Дура, почему? Не подсказывайте Клиентке, он все сделает за нас. Говорят, что мы должны быть ленивые как расстановщики, Клиент все делает сам, ему это полезно. Здоровая Дура какой стала?

Клиентка: Поменьше.

Наталья: Еще пока не принимает то что я говорю, интегрирует, это тяжело. Он сказал: «Маленькая Дура».

Наталья (Здоровой Дуре): А ты себя как чувствуешь? У тебя скорей всего маленькая Дура или Дура поменьше?

Здоровая Дура: Ну, средняя.

Наталья: Средняя, хорошо. А он уже считал, что маленькая, тут заместитель передал заместителю, еще тоже нужно время какое-то это принять.

Наталья (Клиентке): Ты хотела поставить маму. (Клиентка вскочила с места и быстро пошла). Подожди, подожди, я еще ничего не сказала. У меня такое ощущение, что она меня хочет увести. Потому что то, что я вижу, происходит по папе, то, что ей важно, куда идти.

Когда тяжелая расстановка, вообще в любой расстановке доверяйте себе.

Маленькая девочка пошла в сторону Протеста и Заткнутой, встала слева от них.

Не всегда Клиент  может командовать. Клиент в своей системе, он уводит, уводит часто от тяжелого, чтобы мы туда не посмотрели! И поэтому, как я ни уважаю Клиента, первый фокус на ком, как вы думаете? На себе как на расстановщике, потом – на Клиенте, потом на заместителе. Сейчас, подождите. Смотрите, я сейчас это озвучила, смотрите, динамика пошла!

Здоровая Дура и Умная Галя пошли и встали сзади Маленькой девочки).

Маленькая девочка соединилась, да? — как мы видим. Не важно, фигура, тебе лучше меньше понимать, просто чувствуй! Я сейчас немножко в замешательстве, поставить мне агрессора или поставить отца. Ты хочешь, чтобы мы агрессора поставили? Посмотрим, как сейчас это у тебя, хочешь посмотреть, как это на сегодня? Если ты уже это отработала, то тогда… не похоже, чтобы ты это сильно отработала, судя по тому, как в тебе это поднялось. Ну, это я так, когда это отработала, сделала какой-то шаг, сейчас у меня желание поставить агрессора, если ты не возражаешь. Видите, опять она меня уводит: «я уже работала»… Это страх, о котором первоначально была речь. Если можно, ничего, если я свои комментарии даю? Легче и быстрее работать, эффективней. Так, ты выберешь агрессора или мне выбрать? Да, я понимаю, сейчас. Кто-то хочет? Только действительно желание в себе такое. Можно я Вас возьму?

Здоровая Дура ложится на пол, Наталья назначает заместителя Агрессора

Пойдите сами, найдите место себе. Я уже тоже сбиваюсь. Клиентке:Ты попей водички, если хочешь. Тяжелая (про свою голову), как по голове дали.

(Агрессор встает не некотором расстоянии от группы фигур и смотрит на них. Клиентка плачет)

Наталья: Что происходит?

Клиентка: Я его боюсь.

Наталья: Кого?

Клиентка: его.

Наталья: Кого его? Скажи: «я тебя боюсь», на него смотри: «я тебя боюсь».

Клиентка: Я тебя боюсь. Очень боюсь.

Наталья: Очень боюсь. Вот что значит проработала, да? Дыши.

Наталья (Здоровой Дуре, которая лежит на полу): У тебя что сейчас происходит?

Здоровая Дура: Ну, когда она сказала, что я боюсь, я открыла глаза, до этого они были закрытые и мне хорошо было. Сейчас спокойно, меня наконец никто не трогает.

Наталья: Я опять высвечиваю: когда поле запутано, знаете, как бывает? Как в заколдованном лесу. Я начинаю путаться. Вот сейчас я забыла, кто ты, я честно это говорю.

Наталья (Здоровой Дуре): Скажи, кто ты.

Здоровая Дура: Я — Маленькая девочка.

Наталья (Здоровой Дуре): Нет, не Маленькая девочка, Маленькая  девочка вот стоит. Кто ты? И она путается. Вы видите, что происходит? Вот в этом тяжесть этих расстановок, это не расскажешь теоретически. Я в Краснодаре работала, там тоже был стресс, что там ночь уже, и второй день подряд, и все тяжелые, и там самая тяжелая в конце была расстановка. Я хожу, и у меня куча заместителей уже везде в разных  углах, инцест там далеко и несколько всяких тяжелых.

Умная Галя обходит лежащую Здоровую Дуру, встает перед группой лицом к Агрессору

И я хожу, спрашиваю, ты кто? Ты кто? Понимаете? Не бойтесь этого, когда вы забыли или что. Это — поле, это не ваши там недостатки, не комплексуйте, я себя вот просто заставляю. Вот сейчас: «ты кто?» и она сама не может сказать, кто ты. Вот у нас Маленькая девочка, пятилетняя. А ты кто? (Здоровой Дуре, которая встает на колени). Видите, хорошо, что я сказала, что я забыла, и она забыла. А ты помнишь, кто это? (Клиентке)

Клиентка: Это — Здоровая Дура. Но уже поменьше.

Наталья: Уже поменьше, Средняя Дура. Вот в эти моменты самое главное, что мы можем сделать — это просто констатировать факты, которые точно знаете. Это как следы, мы не знаем на болоте, где ступить, и вот просто где мы точно знаем, пусть мы сделаем малюсенький шажок или просто на месте себя почувствуем, мы должны приземлиться. Если мы пойдем вслепую по этому заколдованному полю, поверьте мне, мы запутаемся. Это просто мой личный опыт.

Заткнутая переползает чуть в сторону от Протеста, Протест отходит назад и отворачивается.

И вот тут характерный признак, когда идут динамики, связанные с сексом. Я сейчас немножечко разряжу обстановку, «мансы» расскажу. Мой опыт, когда идет речь о динамике гомосексуализма, гомосексуального насилия – это хождение по кругу и потом в воронку, в какую-то точку. Жизнь, наоборот, выходит из точки, и пошло.разворачиваться. Из хаоса в космос.

Умная Галя делает шаг навстречу Агрессору, Агрессор пятится назад

А тут наоборот, в точку все приходит. Я не знаю почему, просто такая динамика. Так вот эти вещи, мне кажется, что это — высшее, от любви двоих происходит третий, ребенок, рождается человек. Это должно быть высшим.

Средняя Дура встает рядом с Заткнутой

И когда это искажается, вот в этот родник чистейший добавляется муть и грязь, то там — колоссальная энергия, и поэтому она портит как бы всю картину.

Умная Галя делает еще шаг навстречу Агрессору, Агрессор снова пятится назад

На это мой опыт: не убийство — даже самые тяжелые динамики, а вот эти, с этими вещами связанные. Но это мое личное опять-таки, не 100% истина, но это так. Осторожно очень скажу, но мой опыт такой. И поэтому вот тут как эти минные поля, ходишь и уже не помнишь, кто у тебя заместитель. Здесь объединены поля. Не владеешь расстановкой, поэтому спросим спокойно.

Наталья Клиентке: Так, хорошо. Ты как, уже ничего, можем уже работать?

Потому что пока она в таком состоянии, когда она не может работать, мне бессмысленно что-то делать здесь. То есть работать может взрослый. Вот если она в позиции «ребенок травмированный», работать не можем. Расстановщик может делать, что ему хочется, но для Клиентки — нет.

Маленькая девочка садится на пол

Заткнутая:  Мне важно видеть вон ту фигуру (показывает на Агрессора).

Наталья: Эту фигуру? Так, а ты кто такая?

Заткнутая: Я — та Маленькая девочка-дочка, которая не может кричать.

Наталья: Мы не дочку ставили, мы ставили Заткнутую, так и говорите, я — Заткнутая. Без интерпретаций.

Заткнутая: Я — Заткнутая.

Наталья: Видите как, то же самое! Путает, начинаются интерпретации — дочка… Мы ставили Заткнутую. Не дочку. Тут очень жёстко надо, чётко. Вот тут четкость: расстановка, порядок и любовь. Порядок — первое, главное — это вот эта четкость. В таких вот запутанных вещах единственное, что помогает — это  четкость. Это как спасательный круг: не знаешь, что делать — приземлись, скажи: «не знаю», констатируй то, что есть.

Наталья (Маленькой девочке): Ты помнишь, кто ты все время, да?

Маленькая девочка: Да.

Наталья (Умной Гале): А ты кто, скажи на всякий случай?

Умная Галя: Я — Умная Галя.

Наталья: Вот видите, Умная Галя, как только мы высветили всю правду, делать ничего не надо. Умная Галя пошла.

Наталья: Что происходит с тобой, с Агрессором?

Агрессор: Очень большое напряжение в теле, так вот, дыхания практически нет, состояние тревоги большое, я не могу уйти почему-то.

Наталья:  А не можешь уйти, кто тебе тут самый главный здесь сейчас, ну или несколько.

Агрессор: В принципе они все как бы вот важны, особо вот пошла на меня фигура, соответственно, я у нее на некой привязи, но убежать я не могу.

Наталья: Клиентка стала, видимо, работать интеллектом, как я понимаю. Вот раз умная Галя у нас пошла. Опять только говорим, что есть, ничего не делаем.

Наталья (Клиентке):  Мы в правильном кино?

Клиентка: Ну, да.

Наталья: Папу сама выберешь или мне дашь?

Клиентка: Сама (выбирает заместителя).

Наталья (Клиентке): У папы – свобода движений, хочешь, поставь, а хочешь – оставь. Как хочешь.

Заместителю папы: Найди себе место просто.

Агрессор отходит назад и садится.

Наталья Клиентке: Посмотри сюда, как только папа пришел, Агрессор садится – он тебе не важен, он пришел чужой, но он для тебя пришёл. Это твой магнит его притянул!

Залу: А она меня на маму уводила

Папа:  В начале — легкое покачивание, потом — очень неприятное ощущение  внизу живота, подступает слюна сюда кверху, и я хочу вон туда.

Наталья: Куда хочешь иди, медленно, очень медленно, потому что, стоп, секундочку, объясню, почему медленно: когда мы идем вот так (идет быстрыми шагами), ну и идем. А когда идем вот так (медленно) то мы иногда идем, а потом чувствуем что вот тут что-то, кто-то  лежит, не можем идти, тут может быть кто-то лежит. То есть идем очень аккуратно, медленно и чувствуем, хорошо? Это очень важно.

Папа: Такое ощущение, что вот здесь надо передвинуть (показывает в левую сторону).

Наталья: Можешь или нет? Так, здесь кто, мужчина, женщина, ребенок, много?

Папа: Много (смотрит в пол).

Наталья:  Кого много?

Папа: Когда я сказала «много», у меня появилась возможность дышать, это люди.

Наталья: Люди — это дети,  взрослые, мужчины? Они  сидят, лежат?

Папа: Лежат.

Наталья назначает 2 заместителей Жертв

Наталья (Одной из жертв): Здесь ложись, как она покажет, или как чувствуешь. У кого есть запросы, можете лечь. Так, много, иди ты уже сюда. Кого втягивает — можете лечь.

(Маленькая девочка и Умная Гали сели на колени рядом с Жертвами с противоположных сторон).

Клиентка: Меня тянет лечь.

Наталья (Клиентке): Куда тебя тянет лечь, иди, ляг.

Клиентка: Туда (показывает на лежащих Жертв, ложится рядом с ними).

(К ним ложится еще один заместитель Жертвы).

Наталья: Кстати, когда мы работаем с частями, есть одно преимущество. Я даже, когда ставлю заместителя Клиента, я на самом деле работаю с самим клиентом тоже,  и разрешающую фразу часто у меня  говорит сам Клиент. Это помогает ему оставаться в презентности и в расстановке. Она вот сейчас, как видите, активно участвует.

Наталья (Клиентке): Скажи: «я лежу с вами». Скажи то, что идет.

Клиентка: Простите меня.

Наталья: К кому ты обращаешься, к ним (Жертвам)?

Клиентка: К ним, я с вами.

Наталья: Скажи, я с вами, я с вами. (Видите?  «простите меня», вроде она — жертва, просит прощения, то есть идет чистая динамика идентификации с агрессором.)

Папа: У меня четкое знание, что она лежит вместо меня, но я не могу тут ничего.

Наталья (Папе): Ты лежишь вместо меня.

Папа: Ты лежишь вместо меня.

Наталья: Ты кто?

Папа: Папа.

Наталья (Папе): Ты делаешь это вместо меня!

Папа: Ты делаешь это вместо меня.

Наталья (плачущему Клиенту): Что происходит? Скажи: «да, папа!»

Клиентка: Да папа, я делаю это вместо тебя (вибрирует телефон)

Наталья: Я делаю это из любви.

Клиентка: Я делаю это из любви.

Наталья: Видите, у нас даже звонок вовремя включен в расстановку. Только высвечиваю, ничего пока не делаю.

Наталья (Маленькой девочке):  Ну, ты кто?

Маленькая девочка: Ну, я маленькая девочка, я в каком-то состоянии полуживости.

Наталья: Девочка, наконец стала маленькая, видите? Такое ощущение, что мы ее немножко разморозили, расколдовали, что она немножко к жизни возвращается, эта маленькая девочка, может такое быть?

Одна из жертв садится на колени

Наталья (Клиентке): Где там девочка в тебе маленькая, она там у нас оживает, судя по..? Уже — не стойкий оловянный солдатик, уже что-то такое, да?

Клиентка: И хочется ее теперь обратно забрать, то она была отдельно, вот та маленькая девочка, и я отдельно, и все.

Наталья: Я хочу взять тебя к себе назад, или как? Скажи, как ты хочешь.

Клиентка: Я хочу взять тебя в себя, чтоб…

Наталья: Я хочу принять тебя назад.

Клиентка: Я хочу принять тебя, чтобы мы были вместе всегда.

Наталья: Ты всегда во мне.

Клиентка: Ты всегда во мне.

Наталья: Я надеюсь, что я вырасту и буду взрослой, и тогда я буду о тебе заботиться, буду тебя защищать.

Клиентка: Я надеюсь, что я вырасту и буду взрослой, и тогда я буду о тебе заботиться, буду тебя защищать.

Наталья: Можешь купить мягкую игрушку (мне когда-то такой совет дали), это будет маленькая Галя. Возьмешь в постель (я тогда 3 дня рыдала) и будешь о ней заботится, и спать, сколько тебе надо, иногда, или когда тебе грустно, или когда что, она – твоя часть, она в тебе, беседуй с ней. Это твоя часть. Она в тебе.

Клиентка: Мне этого не хватало.

Наталья: Скажи, мне этого очень не хватало.

Маленькая девочка: Мне этого очень не хватало, мне очень нужно, чтобы обо мне заботились, любили меня, мне было очень одиноко.

Наталья: Что сейчас у Агрессора?

Агрессор: Ну, у меня упадок сил, я тут просто присутствую.

Наталья (Клиентке): Как это для тебя?

Клиентка: Я его больше не вижу. Я не интересуюсь.

Наталья: Скажи (Агрессору): «Я больше тебя не вижу, я от тебя отвернулась или что-то такое».

Клиентка: Ты больше меня не интересуешь.

Наталья: Ты мне больше не важен.

Клиентка: Ты мне больше не важен.

Наталья (Клиентке): Попробуй, если ты можешь, я не прошу заместителей, если кто-то из ее частей будет противиться, то сразу мне говорите,  я просто попробую, да это так.  Попробуй сказать ему, спасибо тебе за то…, я скажу дальше, а ты всю фразу прочувствуй, прежде чем говорить: «Спасибо тебе за то, что, несмотря, что для меня это вышло так тяжело, но кого-то очень важного для меня ты мне показал».

Клиентка: Спасибо тебе за то, что, несмотря на то, что это было так тяжело, но кого-то важного для меня ты показал.

Наталья: Что с тобой сейчас происходит?

Клиентка (вздыхает): Ну, светлее, может, стало чуть-чуть.

Наталья: Вот такой простой шаг каждый из вас может сделать, даже вот просто от интеллекта, и очень много чего изменилось. Узкий вход, такое, знаете, очень низкое здание, здание с очень  низким входом. Надо очень низко нагнуться.

Наталья (Агрессору): Что с тобой сейчас происходит, что-то поменялось?

Агрессор: Ну, немножко легче, мне хочется сказать, что я сожалею, очень сожалею.

Наталья (Агрессору): Скажи, мне жаль.

Агрессор: Мне  жаль, что так, что это было что-то тяжелое для тебя.

Наталья (Агрессору): Скажи, пожалуйста, попробуй ей сказать: «то, что стояло в тот момент за моей спиной, было сильнее меня».

Агрессор: То, что стояло в тот момент за моей спиной, было сильнее меня.

(Клиентка обнимает Маленькую девочку)

Наталья (Агрессору): Но сейчас мне жаль.

Агрессор: Но сейчас мне жаль.

Наталья: Что с этим мужчиной ты не знаешь, дальше было?

Клиентка: Он погиб в тюрьме.

Наталья: Погиб в тюрьме.

Клиентка: Ну, убили его там, наверно.

Наталья (Клиентке): Ты понимаешь, что он сказал, да? Если мы посмотрим туда, чего он не делал на самом деле, притянул-то кто, за кого ты там работаешь, что ты сейчас перед этим говорила, за кого ты это делаешь?

Клиентка: Вообще-то, за дедушку.

Наталья: За дедушку по папе?

Клиентка: Да.

Наталья: Ну, еще тоже посмотрим, пока не знаю. Во всяком случае, за папу, да? По папе. Значит, надо за кого-то посмотреть, может быть в системе папы, да? Кто притянул, и у него. То есть реально, понимаете? Когда есть жертва-агрессор, на самом деле за спиной жертвы кто-то,  и за спиной агрессора кто-то, они на самом деле друг другу там искривляются, и так далее. Неизвестно, кто кого, и вот это вот идет, и циклит, и циклит, и циклит. И мне кажется, что сейчас — удивительное время, когда мы в расстановке, глядя на это, потомки, мы можем развязать всю систему назад и вперед всех своих потомков, это потрясающе совершенно, почему я говорю, что я попало сразу же. Хорошо. Так, теперь где у нас папа? Так, давайте, поддайтесь своим внутренним чувствам (лежащие на полу начинают вставать), только не так быстро.

Клиентка встает справа от папы, Одна из жертв – сзади Папы, Умная Галя – напротив Папы, перед Умной Галей на коленях сидит Маленькая девочка.
Наталья (Папе): Ты кто?

Папа: Папа.

Одна из жертв: Одна из жертв.

Наталья (Клиентке): Ты скажи, что с тобой просто происходит, все что хочешь, скажи.

Клиентка: Я стала старшая. Мне надо его (показывает на Папу) усилить, и я стала старше

Наталья (Клиентке): Папа, я тебя усиливаю.

Клиентка: Папа, я тебя усиливаю.

Наталья (Маленькой девочке): Ну, ты хорошо помнишь, кто ты?

Зам. Маленькой девочки: Я — Маленькая девочка, тра-ля-ля.

Умная Галя: Я — Умная Галя.
Наталья: А ты сейчас еще умная Галя или ты уже по-другому себя чувствуешь?
Умная Галя: Ну, я как-то не чувствую, что я прям умная, я тело начала чувствовать, вообще, когда меня поставили, я только тут была (показывает на голову до шеи)
Наталья: Скажи: «Я начала чувствовать свое тело».
Умная Галя: Я начала чувствовать свое тело.

Клиентка подходит к Умной Гале, обнимает ее.

Одна из жертв: А я — как граница между вот этой фигурой и вот этим (показывает на Агрессора и Жертв).

Ну, то есть я не должна отсюда уходить, я должна быть здесь обязательно как столб, или…

Наталья: Как граница между Агрессором и Жертвами

Жертва: да

Наталья Жертве: А ты была из жертв, да?

Жертва: Я была одной из жертв, да, я не должна отсюда уходить, я тут должна быть как граница.
Умная Галя: Мне еще очень важно было слово «забота», когда у нее появилось заботиться о ком то, я смогла уйти от своей жертвы, и мне было все равно, и что вы говорили — прощаю, принимаю, —  мне это было без разницы, пока не появилась забота о ком-то.
Наталья: О маленькой части в данном случае.
Папа: Сразу, как только умная Галя встала вот здесь, а Дочь стала усиливать меня, у меня большое желание, ощущение, что умная Галя очень мешает мне, настолько мешает…, а теперь я хочу, у меня появились силы туда перешагнуть.

Наталья: Я пока спрошу.
Дура: Я себя все-таки маленькой ощущаю.

Наталья к Дуре: Еще раз, ты кто изначально? Не подсказывать ни в коем случае!
Дура:  Была Большая Дура, а вот ощущаю я себя в данный момент маленькой девочкой.

Наталья: Ну, вот сейчас ты как себя чувствуешь, двумя-тремя словами максимум.

Дура: Ну, вот маленькой девочкой, вот я с ней связана (показывает на Маленькую девочку)
Наталья: Ты ей как сестра, как кто, ты ее младше, старше, такая же?
Дура: Да я даже не могу сказать, может какая-то часть.
Наталья: То есть, вы все-таки 2 части, не вместе, и вы не сливаетесь?

Папа с Одной из жертв за спиной пошел вперед к Границе

Дура: Точно, я младше ее, меньше ее.
Наталья: Не, ну вот если будешь ощущать, что вы с ней сливаетесь, ты мне высветишь, ладно, хорошо? Так, я на самом деле еще хотела кое-что сделать. Так, да. Хорошо, хорошо, нормально.

Папа подходит к частям Клиентки

Одна из жертв (встает): Вот костьми лягу – не пущу (Папу).

Наталья: Ну, вы можете попробовать подраться. Кто из вас сильнее?

Наталья (Клиенту): Ты хочешь здесь остаться или хочешь сесть на свое место?
Клиентка: Мне надо видеть.
Наталья: Сидя видеть перспективу или ты хочешь изнутри?

Одна из жертв, стоящая за спиной у Папы, уходит назад

Клиентка: Когда она сказал «тело», мои части сейчас возвращаются.

Умная Галя встала сзади Папы.

Наталья: Ну, ради Бога, хорошо. Так, у тебя не спросила, да?

Одна из жертв: Ну, я одна из многих, кто лежал, из жертв.

Наталья: Ну и как сейчас?

Одна из жертв: Я жду и смотрю.

Наталья (Клиентке): Скажи мне, пожалуйста, 2 слова о твоем папе, он жив? Умер?  По жизни что тяжелого?

Клиентка: Он жив, он родился в 1944, и в этом же году погиб его папа.
Наталья (Клиентке): Еще бабушка нам важна .

Клиентка: Бабушка уже умерла

Наталья: От чего?
Клиентка: От кровоизлияния, в 2 дня она умерла.
Наталья: Бабушку кто-нибудь срезонировал? Отзывается Граница. (Клиентке): Выбери бабушку, ты ее знала?
Клиентка: Да, знала немного.
Наталья (Клиентке): Как ее зовут, как ты ее называла, бабушка Маша?
Клиентка (выбрала заместителя): Мария Николаевна.
Наталья: Так, бабушка в свободном движении, ставь, куда чувствуешь. Я единственное что скажу, ты — его мама (Бабушке). Можешь водички выпить, если что (Клиентке). Уже поменьше стала (про Клиентку), да, уже папу не защищает, уже в стороне и сидит. Я просто обращаю ваше внимание.

Бабушка подходит близко к отцу, встает напротив, Одна из жертв встает рядом с ней, Маленькая девочка отползает назад.

Наталья (Клиентке): Скажи-ка еще раз там, к ним обращаясь: вы больше, чем я
Клиентка: Вы — это что-то большее, чем я.

Бабушка обходит Границу сзади, подходит к Папе с другой стороны, Умная Галя сзади обнимает Папу, они разворачиваются лицом к Папе.

Наталья (Клиентке): А я тут — только маленький ребенок.

Клиентка: А я тут — только маленький ребенок.

Наталья (Клиентке): Я могу только отсюда, снизу на вас смотреть.
Клиентка: Я могу только отсюда, снизу на вас смотреть.
Наталья: Так, видите? Уже у папы и бабушки противопоставление.

Папа поворачивается спиной к Бабушке, Умная Галя встает справа от Папы.

Наталья (Папе): Как ты сейчас себя чувствуешь?
Папа: У меня как будто глаза открылись, я вот тут что-то видеть начала.

Наталья: Папа, наконец, начинает вставать на свое место.
Наталья (Умной Гале): А у тебя что?
Умная Галя: Ну, сейчас мне, сначала я готова была сражаться вместе с ними, поддерживать его (Папу), потом, когда я увидела бабушку, то уже не захотелось, хочется встать сейчас вот так вот:

встает перед Папой

Наталья (Бабушке): А у тебя что?
Бабушка: У  меня вся концентрация здесь.
Наталья (Бабушке): А в начале, когда ты встала и потом напротив стояли, что-то было важное?

Бабушка: Ну, нет, сконцентрирована здесь (показывает на Папу). Я больше ничего не вижу.
Наталья (Бабушке): И как, кто из вас больше? Ты или он, или вы на равных? Ты чувствуешь его своей мамой, кем ты для него сейчас?
Бабушка: Мне хочется его поддерживать, защищать и быть рядом.
Наталья (Бабушке): Ты это можешь, у тебя есть силы на это?
Бабушка: Ну, думаю, что смогу.
Наталья (Папе): Так, а ты?

Папа: Когда она говорит, я чувствую, я начинаю уменьшаться вот для этого момента, в этой позиции начинаю уменьшаться, и я немного расту по отношению к тому, что у меня впереди.
Наталья (группе): Видите, вот она (бабушка) позволила Клиентке уменьшиться, и сразу начал порядок поправляться, бабушка пришла.
Граница: А у меня такое ощущение, ну я поняла, что мне не нужно так напрягаться, да, но у меня появился интерес к этой фигуре (Жертва?), такая ситуация, и я – то, что связывает их..
Наталья:  Кого их?

Граница: Папу и насильника.
Наталья: (Агрессору): Тебе надо идти? Ты здесь?

Агрессор: Меня вынесло, я в поле, меня вынесло.

Наталья (Агрессору): Т.е., ты здесь, тебя вынесло, и сейчас ты еще соединяешь их. Так, сейчас, секундочку подождите, пауза небольшая для меня. В смысле вы там все стойте,  можете чуть – чуть двигаться, я сейчас просто кое-что хочу сделать, что бы нам..
Наталья (Клиентке): Сейчас я спрошу, что с тобой сейчас происходит?
Клиентка (сидит на коленях в стороне): Я не знаю.. Я не могу говорить.

(Бабушка сзади обнимает Папу).
Наталья: Хорошо. Кстати говоря, где у нас наши симптомы еще раз. Где у нас наши симптомы были 2, мы про них забыли, что здесь? В какой-то момент, не помнишь, расфокусировалась?
Наталья (Протесту): В первый раз какой был симптом?
Протест: Протест, потом вроде как муж.

Наталья: Нет, никакого мужа не было, только протест.

Протест: И потом, когда уже начались процессы объединения, я только знаю.
Наталья: Когда жертва или позже?

Протест: Раньше.
Наталья: Имеет отношение, ты села. Но после того, как мы агрессора поставили.

Протест: После.

Наталья: У меня такое ощущение, когда мы поставили агрессора — вот это протест на него, а потом что-то мы стали разбираться, вот, наверное, в этот момент, я не знаю, кто заметил, должен был протест сесть, так по всем этим.
Наталья: Так, а второй раз, где у нас наш симптом?
Заткнутая: Я в какой- то момент почувствовала, что я здесь – лишняя абсолютно.

Наталья: В какой момент, не помнишь, или с протестом одновременно?

Заткнутая: Чуть попозднее.
Наталья (Заткнутой): Еще раз, ты кто?

Заткнутая: Я была замкнутая.
Наталья: И есть замкнутая, заткнутая!
Заткнутая:  Я чувствую, что мне здесь делать нечего.
Наталья: Хорошо, тогда садись. И вы там еще если что – скажете.

Наталья (Клиентке, сидящему на полу): Чего ты хочешь сейчас?

Клиентка: чтоб они не дрались.
Наталья: Кто они?
Клиентка: Там какая-то суета..

Наталья (Клиентке): Скажи им, я не хочу, чтоб вы дрались.
Клиентка: Я не хочу, чтоб вы дрались.
Наталья: Что-нибудь ответим, нет?
Одна из жертв: Колени выламывает жутко, хочется разъединить бабушку и отца, я не могу ничего сделать.

Наталья: Ты кто?

Одна из жертв: Одна из многих.
Наталья: Так, стоп, сейчас, секундочку…

Одна из жертв: Я — война.

Наталья: Война – существо безличное, я работаю лично. Я сейчас что-то сделаю, сама выберу, а вы пока просто помолчите все, мы как бы молча кое-что сделаем. У меня просьба — на два шага больших все смещаемся (в центр зала), поле сдвигаем, мне нужно там место.

Граница: Когда эти фигуры маячат передо мной (показывает на Папу с Бабушкой), как встали кучкой, я сразу увидела эти 2 фигуры (показывает на Симптомы?). Ты должна встать на это место. Ты – тот, кто должен здесь стоять.

Наталья: Вот мне сейчас хочется его взять, но нет, тут же у нас Агрессор! Тот, кого я сейчас поставлю, на самом деле с ними очень связан (показывает на Агрессора).

Наталья (Заместителю 1): Можно я тебя возьму? Я просто поставлю, а ты (говорит Агрессору) только сейчас пока не двигайся.. если у тебя сюда будет что-то, то скажи Наталья выбирает заместителя 2: Можно я тебя возьму?

Наталья (Бабушке): Для тебя что-то поменялось, когда я поставила?
Бабушка: Мне вообще плохо, сил нет, я еле стою.
Наталья: А сейчас, когда ввели новую фигуру?
Бабушка: Состояние усиливается.
Наталья: Сейчас, секундочку. Если что-то важное, говорите, если нет, я ставлю дальше.

Наталья (Бабушке): Ты ее чувствуешь сзади?
Заместитель 1: Холодок. Тяжелые руки, тяжелая голова.
Наталья: А сюда? Нет связи?
Заместитель1: Свысока так.
Наталья:  Ага. Сейчас, секундочку, я хочу поставить, ну хорошо терпите, но дальше идите. Пожалуйста. Сейчас еще.
Наталья (Агрессору): Ты здесь с кем связан больше, с ней? С ней? С ней? (показывает на 2-х новых заместителей)
Агрессор: Но я смотрю, ну..
Наталья:  Это — мужская фигура, это — женская.
Агрессор: Я тут хочу быть самым маленьким. Мое отношение уже здесь как бы..
Наталья: Понятно, да. Скажи: «Я тут самый маленький».
Агрессор: Ну я тут маленький.
Наталья: Клиентка нас видит? Галина, вот здесь смотри больше, здесь фокус сейчас. Можно, да? Сюда, мужская фигура. Теперь подождем чуть-чуть (ставит 3-го заместителя сзади первых двух). Что происходит (Маленькой Гале? проверить)

Маленькая Галя?: Хочется орать, возмущаться, бить кулаками там вот, когда и все фигуры появляются, прям распирает, их много, они ужасные какие-то, неприятные.
Наталья (Границе): У тебя что, я с кем связь ищу?
Граница: Вот у меня нет связи непосредственно, вот они начали ходить, ну как бы, но у меня вот интерес к этой фигуре – Клиентке, ну просто…
Наталья: Сюда посмотри, ты у нас Граница была.

Граница: Да, да.
Наталья: Я тебя буду Границей называть.

Граница: Хорошо.

Наталья: Просто посмотри, ни с кем связи нет? У вас (Заместителям 1-3) — свобода движения, у вас троих. Все остальные пока на месте.
Папа: Мне до того, когда вы задали вопрос, с кем связь, я сразу увидела вот ту фигуру Заместитель 3), которую мы сегодня..

Наталья: Ту?

Папа: Да-да-да, и у меня туда.. туда… (вертится на месте).
Наталья:  Так, я на всякий случай, значит, папа, бабушка (показывает), соответственно — прадед (показывает на 1 Заместителя), прапрабабушка (показывает на 2 Заместителя), прапрапрадед (показывает на 3 Заместителя) или три раза прадед, — то кого я поставила. Это я тебе, да, Галя? Важные для нас фигуры. Что происходит? (Границе)
Граница: Как будто горе жуткое..
Наталья (Границе): Ты — женская фигура?
Граница (Прапрапрадеду): Я — женская фигура, я тебя не пущу, там страшно. Я понимаю, то не могу не отпустить. Там ужасно.
Прапрапрадед: У меня была агрессия. Когда я пошла к ней, то у меня агрессия ушла.
Наталья: Ты — мужская фигура, ты себя чувствуешь? А к дочери что было? Что это было, твоя дочь?

Прапрапрадед: Я искала, я искала, я там искала, но это самое главное для меня (показывает на Границу).
Наталья: Скажи: «Ты — самое главное для меня».
Прапрапрадед (Границе): Ты — самое главное для меня.
Наталья (Клиентке): Что сейчас для тебя, где важно?
Клиентка (показывает на Прапрабабушку): Что у меня, как будто вот эта — это я.
Наталья (Клиентке): Вот эта, да? Скажи: «Ты — как будто я».
Клиентка: Ты — как будто я.
Наталья (Клиентке): Привет.

Клиентка (Прапрабабушке): Привет.
Наталья: Ты моя два раза прабабушка.
Клиентка: Ты два раза прабабушка моя.
Наталья:  Возможно, то, что я делаю, я делаю за тебя.
Клиентка: Возможно, то, что я делаю, я делаю за тебя.
Наталья:  При этом я очень самонадеянна.

Клиентка: При этом я очень самонадеянна.
Наталья: Ты тут большая, я маленькая.

Клиентка: Я не могу это сказать.

Наталья: Там тяжело очень что-то.
Клиентка:  Да.
Наталья: Я же не знаю, там инцест или что, но что-то очень-очень тяжелое.

Маленькая девочка начинает трясти руками

Прадед:  У меня ощущение, что руки как отрубленные.

Наталья Прадеду: Ты — мужская фигура?
Прадед:  Да, боль в руках, тяжелые, и вот как то ли отрубили, то ли ты сам себе отрубил.
Наталья (Клиентке): У тебя никогда не было таких ощущений?

Граница обхватила Прапрапрадеда и сильно закричала, скорее завизжала.

Наталья (Границе): Дыши, что происходит?
Граница:  Я очень сильно испугалась, то есть, я не хотела его пускать, но я не ожидала такой реакции. Это ужас какой-то.

Наталья: Ужас. То есть, в нем ужас?
Граница:  В нем столько любви было, и после этого…
Наталья: Скажи: «У меня было к тебе столько любви».
Граница: У меня было к тебе столько любви.
Наталья:  А сейчас скажи, что?
Граница:  А сейчас я боюсь тебя.
Прапрапрадед: У меня было притяжение, потом вот так вот сжимает, сжимает, сжимается, потом задушить, взять и задушить.
Наталья: Тоже опять типичное, может быть инцестное, да? Что любви столько … допустим или что-то случилось, и уже …

Клиентка:  Эта картинка, вот из последнего замужества, у меня 3 мужа было, тоже вот, столько любви, а потом сильно рукой меня начинает душить, так страшно!

Наталья (Клиентке): Скажи: «В своей жизни я смотрю на вас и повторяю вас».
Клиентка:  В моей жизни происходит то же самое.

Маленькая девочка садится на пол.

Наталья: Я делала это из любви к вам.
Клиентка: Я делала это из любви к вам.

Наталья: Ты только мой 3 раза прадед. Ты только мой 3 раза прадедушка.
Клиентка: Ты только мой 3 раза прадедушка.
Наталья (Границе): Ты связана с этой частью? (указывая на Среднюю Дуру) ты с ней связана? Кто из вас больше или на равных? Кто был больше? Ты была больше?
Граница: На равных.

Наталья (Прапрабабушке): У тебя что-то есть, связь с этой фигурой?

Прапрабабушка: Практически нет, у меня только с этой фигура (показывает на прадеда) была связь, точнее,  я очень самонадеянно себя чувствовала.
Наталья: Пожалуйста, сделай сюда поклон, но сначала кое-что скажи, у тебя сейчас что (Дуре)?

Дура: Ну, когда там была граница, а я просто что-то такое поддерживала.
Наталья: Ты у нас Средняя Дура, да?
Дура: Ну, вообще да.

Наталья: А сейчас кто?
Дура: Я — то, что ее (Клиентку) поддерживает, пусть буду Дурой, но так легче.
Наталья: Скажи, я тебя поддерживаю.

Дура: Я тебя поддерживаю.
Наталья: Я – твоя часть, которую ты Дурой обозвала, да? Скажи: «Спасибо тебе, моя Дура, ты для меня так важна».

Клиентка: Спасибо тебе, моя Дура, ты для меня так важна.
Наталья (Клиентке): Когда мне очень тяжело, то ты подходишь, и я могу на тебя опираться.
Клиентка:  Когда мне очень тяжело, то ты подходишь, и я могу на тебя опираться.
Наталья Умной гале: Что сейчас здесь?
Умная Галя: У меня опять голова

Маленькая Галя:  Здесь какое-то совершенное опустошение.

Наталья:   На самом деле, мы сейчас подошли к тяжелому звену совсем и то, что у нас там вроде бы ничего, но мой опыт,  что там очень тяжело; и то же и в расстановках,  они тянутся, они тяжелые…

(Клиентке):  То есть, если ты можешь, вот чуть-чуть я продвинулась, посмотреть сюда и попробовать сказать «я вас вижу и вы для меня очень важны».
Клиентка: Я вас вижу, и вы для меня очень важны.
Наталья: Но я тут — маленькая, а вы — большие.

Клиентка: Но я тут — маленькая, а вы — большие.
Наталья: И хотя бы головой я это понимаю.

Клиентка: И хотя бы головой я это понимаю.

Наталья: Между вами, или с вами.. Наверное, с вами произошло что-то очень тяжелое.
Клиентка: Наверно с вами произошло что-то очень тяжелое, теперь я знаю это.
Наталья: Но это очень важно для меня.

Клиентка: Но это очень важно для меня.
Наталья: И это — цена моей жизни.

Клиентка: И это — цена моей жизни.
Наталья: Которую вы заплатили.

Клиентка: Которую вы заплатили.
Наталья: Перед этой ценой

Клиентка:  Перед этой ценой
Наталья: И перед вами,

Клиентка: И перед вами,
Наталья: Заплатившими эту цену,

Клиентка: Заплатившими эту цену,

Наталья: Я склоняюсь в глубоком поклоне.

Клиентка: Я склоняюсь в глубоком поклоне.

Наталья: Поклонись. И те части, которые, у кого пойдет, тоже поклонитесь, только обязательно руки ладошками вверх, как бы открытыми.

Клиентка опускается на колени. Её части, бабушка и папа тоже садятся на пол.

Наталья (Границе и Прапрапрадеду): Так, мне потом скажите, что происходит. Так, поклонитесь, а я вам кое-что скажу. Но если тяжело, то можешь только голову наклонить. Внутренний, очень глубокий поклон. На самом деле каждый, кто стоит сейчас в роли, подумайте: это ваше. Я уверена, что мы все стоим в своих ролях, я не знаю, где-то там на десятом «пра» или на седьмом «пра», но с вами что-то подобное было тоже. Поэтому подумайте потом, где вы, что вы. Сейчас каждый из нас работает на себя и группу тоже, если у вас что-то резонирует — это ваше.
(Клиентке): Руки раскрыть, голову опустить, уже сама села.

Наталья (Границе): Что происходит здесь?
Граница: Ну, мне захотелось повернуться в этот момент, да, то есть я увидела эту фигуру и у меня пошло, что я теперь на своем месте, ты не должна меня заменять, замещать, то есть ты — это ты, а я — это я.
Наталья: Скажи, я со своей задачей справлюсь.

Граница: Я со своей задачей справлюсь.

Наталья: Мне твоя помощь сейчас не нужна.
Граница: Мне твоя помощь сейчас не нужна.
Наталья: Иди в свою жизнь и занимайся своими делами.

Граница: Иди в свою жизнь и занимайся своими делами.
Наталья: Мне важно, что ты на меня смотришь.

Граница: Мне важно, что ты на меня смотришь, я знаю что я — женская фигура, что я — на месте, она — на месте.
Наталья: Я — большая, а ты — маленькая.

Граница: Я — большая, а ты — маленькая, я справлюсь сама, это — мое место.

Наталья:  Одна из прапрабабушек, их сестер, у которых там не важно, может, у кого- то детей нет, поэтому Клиентка может замещать не только функцию прапрабабушек, а там сестер каких-то, кто, бесспорно, остался, в систему их включают, мы не знаем точно, кто это, но она связана с твоим три раза прадедушкой 1:12:40…
Граница (показывает на прапрапрадеда): Ну да, проще сказать — это моя судьба.
Наталья (Границе): Скажи: «Это мое».

Граница:  Это мое.
Наталья:  Я несла это, как мне было правильно.
Граница:  Я несла это, как мне было правильно.
Наталья (Клиентке): Вот сейчас через поклон и маленькость ты возвращаешь ей ее достоинство. Ты не жалеешь ее и не стоишь выше, что она такая бедная, несчастная, она несла это, с честью пронесла и она заплатила за то, что ты родилась. И тебе было так надо родиться, тебе трудно принять по такой цене, может быть там куча жертв и так далее, только для того, чтобы ты родилась. Ты — такая ценная, что для того, чтобы ты родилась, они заплатили все эту цену, и поэтому твоя сейчас задача — это принять жизнь по этой цене. И сделать что-то такое, что оправдывает эту цену. Сначала надо это принять.

(Клиентке): Как это для тебя?
Клиентка: Они такие большие!
Наталья (Прапрапрадеду): Она достаточно поклонилась?  Достаточно, у тебя как?
Прапрапрадед: У меня было очень двоякое чувство, там еще есть.
Наталья: Да-да.
Прапрапрадед: Там есть смерть, но у меня свернулись слова, когда она сказала, что это моя судьба и я это несу, тогда я от этого отвернулся. Сюда повернулась, к тебе (Клиентке).
Наталья: Сейчас как?
Прапрапрадед: Сейчас я вижу все. И мне хорошо здесь.

Клиентка: Я очень горжусь своим родом. Спасибо.
Дура: Мне эти слова… такое ощущение, я же не Дура.
Наталья: Скажи: «Я не Дура. Ей скажи» (Клиентке).

Дура (Клиентке): Я не Дура,  я вовсе не Дура. Я не Дура. Уже не надо быть Дурой. Уже все, хватит.
Наталья (Дуре): Что сейчас у тебя?
Дура: Ну, хорошо вроде.
Наталья:  Хочешь к ним подползти? (к Границе и Прапрапрадеду)

Клиентка: Нет, у нас граница теперь.
Наталья: Не хочешь подползти? А ты попробуй, чуть-чуть, может, получится капельку поближе, давай, ну, сколько получится, давай. Границе тыкайся в коленки. Не, не, не, не, уходить рано, куда спешить? (Дуре): Если ты хочешь с ней, то давай.
Дура: Я спокойна за нее.
Наталья: Ближе, ближе можешь, пока начинаем с маленького, вот сюда, в коленочки. Опускайся, как вам правильно, так? Нормально? Хорошо. Я сейчас ускоряю время. Мы сейчас с вами встаем, смотрим в глаза, берем у них все, что можно. Остальные родственники могут подтягиваться, если есть движение. Если будет движение, просто не засыпайте, не увлекайтесь кино, чувствуйте себя, если есть движение, то идете. (Клиентке): Так, напиталась, взяла у них все что можно, поворачиваемся к ним спиной, в глаза посмотрела перед этим, каждому в глаза, поворачиваемся спиной, взрослой, и как это?

Дура подходит и встает рядом с Клиенткой.

Клиентка: Как будто хорошо.
Наталья: Сзади чувствуешь что-нибудь хорошее, тепло или не знаю что сзади  чувствуешь?

Клиентка: Силу, гордость.

Наталья: У мамы были тяжелые роды с тобой?
Клиентка: Нет, я семимесячная, меня вообще выплюнули и забыли.
Наталья: Может быть, я не знаю, может быть, когда-нибудь проверим, может быть, с тобой  была какая-то двойня!?

Клиентка:  Ну, вчера в расстановке сестра была.
Наталья: Ну, она могла там, в неделю, две. Ну, я просто на всякий случай, что может быть. Ты как, ты с ней как-то сейчас связана (про Дуру)?

Клиентка: А у меня бабушка из двойни.

Или ты (Дуре) раньше, чем она?
Дура: Я должна быть здесь, мне тут хорошо.
Наталья:  Ну, я на всякий случай сказала, это так. Если тебе это живо, то можно проверить. Хорошо, ты как? (Маленькой девочке)
Маленькая девочка: Ну, я такую жизнь прожила… маленькой, уже хорошо.
Наталья: Тут на самом деле, много было ролей. Сейчас они тоже, видите, как пара сидят (Бабушка и Маленькая Галя). Это же бабушка, ты как сейчас?

Бабушка (лежит на полу рядом с Маленькой девочкой): У меня какая-то здесь связь есть.

Наталья: Я не буду сейчас этим заниматься, тут слоев знаете сколько…

Умная Галя: Мне вот так хорошо, я смотрю на это, здесь тут..

Наталья (Умной Гале): Кто у нас тут была, скажи.

Умная Галя: Была умная Галя.

Наталья: Умная Галя сейчас там нужна? (Умная Галя отрицательно качает головой) Скажи: «Я пока свою задачу выполнила».
Умная Галя: Я пока свою задачу выполнила.
Наталья (Клиентке): Ты ей скажи «спасибо», если хочешь.
Клиентка: Так жалко же расставаться, с умной такой-то, блин. Спасибо. Спасибо. Спасибо тебе, Умная Галя!
Наталья: Но твой ум во мне.

Клиентка: Но твой ум во мне.
Наталья: Но когда мне нужно было, чтобы ты меня защищала, ты делала это очень хорошо.

Клиентка: Но когда мне нужно было, чтобы ты меня защищала, ты делала это очень хорошо.

Наталья: А теперь у меня появилась еще другая защита.
Клиентка: А теперь у меня появилась еще другая защита и новые силы.
Наталья: Я могу иногда давать тебе небольшой отпуск, чтобы ты отдохнула.
Клиентка: Я могу иногда, давать тебе небольшой отпуск, чтобы ты отдохнула.
Наталья: А я позволю себе немножко чувствовать.
Клиентка: А я позволю себе немножко чувствовать.

Наталья: И позабочусь об остальных частях, про три остальные, да?
Клиентка:  И позабочусь об остальных частях.
Наталья: Как папа?

Папа: Ну, у меня в процессе движения там, меня вначале  выбросило, потом я приполз к маме, встал, и у меня большое желание стоять к этому (группа, где прапрапрадед, Граница и др.) спиной, и чтобы она (Клиентка) была передо мной.

Наталья: На самом деле сейчас папа весь, а туда пойти — нет. То есть тут  еще много чего не разрешено, я не стала, я сразу поработала в тяжелом звене, как мне это показалось, и пока мы оставим так. Тут еще много чего, но оно, возможно, само как-то там  рассасывается уже. Я оставлю координаты и буду на связи.
Папа: Когда я стояла в процессе, я, очевидно,  что-то прорабатывала еще и свое. Если динамика, с которой я встала — было тяжело, много было каких-то движений,  то я сейчас просто в спокойном состоянии.
Наталья: Каждый прорабатывает свое, поэтому все работаем на себя. Так, кто-то еще важное хочет нам сказать, но на всякий случай вас вот тоже не забудем. Я никого не забыла? Там все нормально (симптомам), вас не было, да?
Прадед: Какую-то боль чувствовала. Сейчас лучше стало..

Прапрабабушка: Ну, тоже самое..
Наталья: То есть, тут много разных динамик. Я могу на этом остановиться?

Единственное, если хочешь, это минута или две, скажи «спасибо» всем заместителям в первую очередь. И если хочешь посмотреть свои 4 части, как они сейчас встанут. Только скажи всем «спасибо», потому что каждому,  кому надо, чтобы лично сказали «спасибо», отпустили, к ней подошли сами, ладно? Чтобы побыстрей было. Вот, потом, если надо, для себя она с вами поговорит из ролей, и я не говорю, что ни в коем случае после расстановки не разговаривайте — делайте что хотите. Более того, я, например, своих заместителей спрашиваю, если есть вопросы тем более, это не уйдет, это не колдовство.

Клиентка выводит всех из ролей. В конце Наталья делает тест на целостность с 4 частями – Тело, Эмоции, Интеллект, Дух. Части становятся в круг, близко и лицом друг ко другу. Наталья сравнивает это с образом частей до Расстановки. Разница огромна.

[/showhide]
 

 

 

 

 

О Наталье Спокойной

  • обучающий тренер по системным расстановкам DGfS (Немецкое Общество Системных Расстановщиков);
  • мастер тренер Infosyon (Мировая Ассоциация Организационных Расстановщиков);Наталья Спокойная
  • сертифицированный психотерапевт Мировой WCP (https://www.worldpsyche.org/wcpc_holders) и Европейской EAP (https://www.europsyche.org/) Ассоциаций Психотерапии;
  • директор Интернационального Института системных расстановок (Берлин);
  • преподаватель OППЛ международного уровня;
  • сертифицированный обучающий терапевт (мастер) «Системно-феноменологической психотерапии (консультирования) и системных расстановок»(сертификаты ИКСР и ISCA);
  • сертифицированный специалист по системной сексуальной терапии (сертификация в Институте Сексуальной Терапии (Гейдельберг, Германия);
  • христианский психолог (метод Мерилин Мюррей);
  • травмотерапевт (автор методики «4-частная модель Тело-Эмоции-Интеллект-Дух для восстановлению целостности личности после тяжёлых травм, в том числе в случае сексуального насилия и инцеста»);
  • теолог, преподаватель экзегетики Ветхого и Нового Завета (ученица о. Александра Меня и о. Георгия Чистякова);
  • научные статьи, доклады на Конгрессах по Психотерапии, Международных Экуменических Конференциях (по теологии).

Отзывы о работе Натальи Спокойной вы можете посмотреть здесь

Комментарии Facebook