Мастер-класс (подробное описание) Интегральный подход в работе с симптомом организации 14.10.2016

Конгресс по Психотерапии в Москве 14.10.2016. Мастер-класс Натальи Спокойной и Тамары Симоновой «Интегральный подход в симптомной расстановке для человека, семьи, организации, общества»

20161014_MK Symptom Org 1 130236

Спокойная Наталья Вадимовна, сертификаты WCP и EAP, обучающий тренер Немецкого Об-ва Сист. Расстановщиков (DGfS), системный секс.терапевт, директор IIS-Berlin (Интернациональный Ин-т Сист. Расстановок), преп. ППЛ междунар. уровня, теолог, преп. экзегетики Ветхого и Нового Завета, научные статьи, доклады на Конгрессах по Психотерапии, теологии, Экуменических Конференциях. Ученица о. Александра Меня.

Симонова Тамара Ивановна (omelchukt@yandex.ru) – психолог, специалист по индивидуальным инициациям мужской и женской зрелости, системный онлайн-расстановщик, действительный член ППЛ, Россия, Иваново.

Мастер-класс был адресован как специалистам в области психосоматики — врачам, психотерапевтам, психологам, психиатрам, системным расстановщикам, бизнес-консультантам, медиаторам, теологам, политическим консультантам, так и широкому кругу интересующихся духовными аспектами психотерапии, восстановлением целостности личности после тяжёлой травмы, причинами возникновения и методами терапии различных системных и психосоматических заболеваний, симптомов, в том числе организации и общества.

На мастер-классе был представлен интегральный системный подход в работе с симптомом человека, организации, общества. Симптом либо от чего-то защищает, либо на что-то указывает. Работа по авторскому методу BEMS-Model (4-х частная модель) помогает мягко войти в систему клиента, посмотреть на травму, вызвавшую симптом, и трансформировать его в ресурс.

На мастер-классе был предложен системный взгляд на болезнь или симптом. Небольшой теоретический материал был проиллюстрирован на примере конкретных симптомных расстановок для участников. Также была рассмотрена симптомная работа в рамках организации, семьи, общества. «Когда игнорируются потребности души, тело начинает кричать» (др.мед. И. Кучера). Многие заболевания носят системный характер — их причина лежит в родовой системе клиента. Симптом либо от чего-то защищает, либо на что-то указывает, например, на исключенного члена системы, о котором в роду забыли (часто это абортированные дети) или не хотят помнить в силу связанных с ним тяжёлых обстоятельств или переживаний.

Например, исходя из расстановочного опыта, эпилепсия обычно является результатом подавленной ярости или агрессии. Клиент часто идентифицируется с исключенным из системы преступником и берет на себя его энергию. Симптомы общества и организации напоминают симптомы человека. Национальные или межрелигиозные конфликты часто напоминают диссоциати́вное расстро́йство иденти́чности, (в простонародье шизофрению), когда одна часть личности (агрессор) воюет с другой (жертва). При этом части могут меняться местами или «скакать» по треугольнику Карпмана. Поэтому и методы терапии очень похожи на обычную работу с симптомом человека. Аналогично можно работать и с симптомом организации. Авторский метод интегральной духовно-ориентированной симптомной расстановки с использованием 4-х частной модели «Тело-Эмоции-Интеллект-Дух» (BEMS-model) помогает мягко войти в систему клиента, вместе с ним посмотреть на травму, вызвавшую симптом и трансформировать его в ресурс. Метод хорошо зарекомендовал себя при работе с травмами организации и общества.

Решение всегда находится на том уровне системы, на котором симптом возник, то есть когда он был событием, человеком или переживанием. Симптомная расстановка особенно эффективна в работе с наследственными и хроническими заболеваниями, плохо поддающимися лечению средствами современной медицины. Клиент за короткое время может увидеть суть проблемы и решить, что делать дальше. «Идти в жизнь» — работать (часто очень упорно) над изменениями, позволяющими получить хороший ресурс для восстановления своей целостности, поскольку в конечном итоге речь об этом. Второй вариант — «идти в смерть» (из любви, в данном случае слепой) означает остаться в прежнем состоянии из лояльности, часто очень сильной, к представителям своей системы. Терапевту очень важно, уважая выбор клиента, в то же время сделать всё возможное, чтобы клиент выбрал жизнь. От его квалификации и внутренней позиции, способности «держать руку на пульсе жизни», зависит многое. Поэтому на мастер-классе много внимания было уделено работе, направленной на духовный и личностный рост терапевта.

20161014_MK_vse1_123348(0)

Вступительное слово Н. Спокойной к практической части мастер-класса

Я Наталья Спокойная. В Берлине у меня свой институт IIS Berlin по обучению системным расстановкам, но реально – не только системным расстановкам, а в целом интегральному подходу при работе с травмой. По существу, это духовно-ориентированная работа, в прямом смысле, поскольку Дух я ставлю как элемент. Причем работа не только с психическими травмами, а также с травмами организации, семьи, общества – потому что метод один.

На самом деле всё что угодно – это травма. Привожу пример: человек приходит и говорит «всегда везде опаздываю». На самом деле это одна из самых тяжёлых динамик. Почему? Человек теряет время. Время, которое дано ему свыше. Чтобы своё предназначение выполнять. Я вижу, что именно в этих случаях в роду бывает что-то очень тяжёлое. Ещё один из самых тяжёлых в моей практике запросов – работа с вегетососудистой дистонией.

Наши симптомы реально показывают нам, о чём на самом деле идёт речь. Симптом – очень хорошая штука, на которую можно опираться, когда человек может сформулировать запрос на уровне симптома, уже ясно с чем работать. У сильно травмированных клиентов или сразу миллион симптомов, или они вообще чувствовать не могут. К сожалению, там уже нужны особые методы. Человек может ничего не сказать, но я ставлю части личности по своей 4-х частной модели.

Тут важный момент. Когда мы ставим эти 4 части – Тело, Эмоции, Интеллект, Дух – мы смотрим на них не абстрактно, а в связи с запросом, который есть у человека. Если он его не может сформулировать, запрос у него всё равно есть. И мы смотрим ситуацию в фокусе этого или этих запросов, которые всё равно так или иначе выйдут на поверхность. Мы всегда смотрим очень сфокусировано, в здесь и сейчас – о чём речь для конкретного клиента в данный момент времени. И пытаемся найти самый главный для него запрос. Если человек хочет поработать со своим запросом, то сформулировать надо то, что действительно важно – иначе не будет энергии.

В этой работе также важно, что клиент всегда справа. Клиент отвечает за свою жизнь, а терапевт – за процесс. Когда клиент справа – он во взрослой позиции. Как только он скатывается в детскую позицию (что понятно, потому что мы с тяжёлым работаем), задача терапевта – перевести его во взрослую позицию. Чтобы клиент остался взрослым, что особенно важно при работе с симптомом.

На мастер-классе я бы хотела поработать с системными запросами организации, семьи, группы, может быть нации. Даже на межнациональный конфликт можно посмотреть. Но конкретно для человека, который даёт запрос, с ним связанный. Это важно: мы не можем выходить на тот уровень, где мы не имеем власти. Руководитель отдела не может отвечать за всю организацию, он не может дать запрос, касающийся генерального директора. Нужно чтобы запрос дал тот, кто имеет власть над указанной структурой. Если это семья, заказчиком не может быть ребёнок. Он может ставить запрос только от себя, а не за всю семью. Это должны делать родители.

Ещё пример. Ко мне в Германии приходит клиент и говорит: «Меня очень тревожит ситуация с беженцами. Их сейчас так много, боюсь сейчас начнутся взрывы» и т.д. То есть, это его симптом, в связи с симптомом глобального масштаба, что Европа сейчас принимает беженцев и вместе с ними, может быть, некоторых террористов. Хотя у нас в Германии всё тихо пока, а террористы вовсе не из беженцев. Пока что. Последние взрывы – там не об этом речь, но люди боятся. И с таким запросом можно работать.

Расстановку я, как правило, не делаю отдельно. Я встраиваю её в терапию: после расстановки всегда веду поддерживающую терапию, чтобы клиент принял все результаты. На мастер-классе мы сделаем несколько тестов, чтобы показать клиентам на главное. Это работа WIN-WIN – все выигрывают, даже зрители.

У меня есть физический прибор, который называется Видео Ауры; на него кладёшь руку, и в живом видео режиме показывается, как меняется аура – все параметры от Тела до Духа. Я математик, мне важно видеть, что мы делаем физически. У меня на группах после каждой расстановки все проверяют себя с помощью прибора. И у всех видны изменения. Если мы стоим в ролях, то это и наши роли: может быть далеко, но что-то похожее было и в нашей системе. Поэтому можно подумать: я стояла в такой-то роли… что это для меня? Поэтому я делаю видеозаписи групп, чтобы всегда можно было посмотреть, вспомнить. И если нужно, потом прорабатываю эти моменты с заместителями. Даже если вы просто присутствуете, то всё равно как-то реагируете и с собой работаете. Поэтому призываю не расстраиваться тех, кому не делаю работу. Они всё равно что-то получают. И те, кто озвучивают запрос, получают гораздо больше, потому что когда мы его проговариваем, что-то в нас уже начинает меняться. Мы работаем с кем-то одним, а к другим из группы может прийти озарение: что-то сдвинется с места.

Мы здесь не полностью излечиваемся, а сдвигаем что-то с места, что-то приходит в движение. Вот моему студенту А. в прошлом году на мастер-классе тоже сделали организационную симптомную расстановку (запись на сайте по ссылке). На следующий день его повысили в должности. Правда зарплату сразу не прибавили. Но я вижу, что за прошедший год у него здорово изменилась жизнь; он сейчас уволился из старой организации, его взяли преподавателем ИКСР. Процесс ещё идёт. Расстановка запускает такие процессы, даже если это не всегда сразу видно. Поэтому я на пятидесятом году жизни освоила уже третью профессию. Сначала математик, потом теолог (ученица отца Александра Меня); и уже будучи мамой 6 детей начала изучать психологию и системные расстановки. Начала с христианской психологии и работы с травмой у Мерилин Мюррей, разных психологических курсов; потом получила дипломы по психологии и системным расстановкам всех видов, ещё миллион всяких сертификатов… Я нашла себя, потому что вижу – это совершенно потрясающая работа. И я этому с радостью обучаю, потому что хочу передать свой огромный опыт (около 6000 расстановок, тысячи консультаций, системный коучинг и т.д.). И это по-настоящему универсальный метод. Единственно, случай, когда он не работает – это когда клиент не готов. Тогда ничего не будет. Тут я очень жёстко тестирую в самом начале, запрос прошу сформулировать в одном предложении. Много говорить не даю.

Участникам предлагается озвучить свои запросы. После этого я прихожу в презентность, в контакт с собой и пытаюсь понять с кем у меня резонанс.

Демонстрационная расстановка 1 – «Истощённость компании»

В первой работе с клиенткой была проведена организационная расстановка по запросу: “истощённость компании по производству и продаже декоративного освещения. Задача: увеличить оборот предприятия в 2 раза”.

Расстановка была очень тяжёлой. В клиентке явно чувствовалось противоречие двух противоположных тенденций. По многим вторичным признакам заметно, что в системе клиентки произошли очень тяжёлые события. Настолько тяжёлые, что даже в организационной расстановке явно проявился «бунт заместителей» (Организация, её Дух и Интеллект), чувствовалась очень тяжёлая энергия, много путаницы. Несмотря на чёткость запроса, клиентка много говорила, тем самым уменьшая и без того низкий уровень энергии. Заместители тоже были очень словоохотливы, часто уходили от сути.

В описании расстановки курсивом специально выделены примечания, в которых обращается внимание на почти неуловимые динамики в расстановке.

Из диалога с клиенткой

— Твой запрос?

— В компании работает 20-25 человек, задача увеличить оборот предприятия в 2 раза, с 20000$ до 40000$.

— А какие меры ты сама можешь принять или уже приняла для этого?

— Я зарегистрировала собственную торговую марку по декоративному свету. Я сама разрабатываю модели в контакте с дизайнерами, скульпторами, но я замахнулась на слишком глобальный проект, а потом финансовые поступления сбились…

Клиентка замялась, начала путаться и многословить. Н.С. пытается вывести её на конкретику.

— А что конкретно сейчас мешает выйти на эти «в два раза»? В чём наш симптом, его важно нащупать.

— Объём продаж не такой большой, как мне надо. Как планировался. Т.е. не так хорошо продаётся товар.

— Почему?

— Ну, он дороговат для нашего рынка получился.

— Но у нас много богатых людей. На кого было рассчитано, на людей среднего достатка?

— Среднего и выше. Даже выше среднего.

— Т.е. по вашему мнению проблема в цене? Или ещё в чём-то?

Клиентка замялась, задумалась.

— А как дела с рекламой и так далее?

— В этом направлении работает целый штат. Безусловно маркетинг нужно усилить, есть план продвижения, стратегический план…

— Ты сделала всё что можешь головой. А вот твоё чувство – чего не хватает?

— Наверное не хватает сил. Я чувствую, что у меня как у хозяйки этого бизнеса истощён ресурс.

— Но он не сам по себе истощился. Если посмотреть на твой бизнес как на систему, которую ты включена – какой у бизнеса симптом?

Тут клиентка задумалась ненадолго.

— Первое, что пришло в голову – истощённость.

— То есть. и у тебя истощённость, и у бизнеса?

— Да.

— Вот это уже о многом говорит.

(группе) Чувствуете, сейчас стало понятней. А в чём состоит истощение бизнеса, какие у него признаки?

— Изначально бизнес задуман глобально… мои ожидания… была нужна масса ресурса, таланта моего, таланта моих сотрудников. Командный проект очень сильный.

Клиентка многословит, путает, уводит от сути.

— Секундочку, я сейчас остановлю. Чтобы нам время сэкономить, ты сейчас посмотри на всех присутствующих. Я хочу, чтобы ты для своего бизнеса выбрала заместителя. Назовём его Компания.

— Истощённость?

— Нет, твой бизнес, сейчас, как он есть. Пока не Истощённость. Вопрос: это мужчина, женщина, ребёнок?

— Женщина.

— Посмотри внимательно и выбери, кого хочешь поставить.

Из наблюдений о выборе клиентом заместителей: пояснение Н. С. для группы

В данном случае скорее всего речь идёт о не очень сильной травме, хотя я пока точно не знаю. И чем тяжелее травма, тем быстрее клиент пытается увести терапевта в другую сторону. Не люблю говорить об этом, но приходится. Когда я начала заниматься расстановками, через некоторое, достаточно небольшое время я поняла, что внутренним зрением вижу линию по генограмме, куда мне нужно идти в расстановке – к маме или к папе и куда дальше по системе. Своё интуитивное видение я всегда проверяю расстановочно – до сих пор 100% совпадало. Но я всё равно очень осторожна. Как побочный эффект этой моей способности – важное наблюдение. Очень часто клиент в тяжёлых случаях (или в нашей терминологии – с тяжёлой травмой) пытается меня увести в другую сторону. Пример. Если я вижу, что надо идти по маме, клиент рассказывает истории о папиной линии. Иногда доходит до смешного: на вопрос, что было тяжёлого у бабушки по папе, он начинает рассказывать о бабушке по маме. Как будто вообще не слышит моих слов.

Но я должна идти «куда надо», в согласии с собой, в эпицентр травмы, углубляясь настолько, насколько клиент сможет выдержать. Как раз в этом и состоит искусство расстановщика. Идти по краю. Максимально глубоко, но в то же время – чтобы клиент выдержал. Только тогда будет настоящий эффект.

Точно так же в случае тяжёлой травмы клиент пытается «увести» меня при выборе важных заместителей. Поэтому я всегда сверяю с ним, кого выбрать заместителем той или иной роли. При этом надо внимательно следить, чтобы клиент не превратился в пациента, не соглашался слепо с терапевтом, скатываясь в детскую позицию.

Если клиент выбирает одного заместителя, а я чувствую, что для успешной работы важно выбрать другого, это означает, что у нас нет резонанса. В этом состоянии я работать не должна. И первоочередная задача – в этот самый резонанс с клиентом войти. Для этого я наработала специальные техники, которым обучаю своих студентов. Сейчас мы посмотрим, как обстоят дела в данном случае.

Продолжение интервью

Н.С., обращаясь к клиентке: «Выбирай компанию, а я протестую, есть ли у нас резонанс, чтобы ты меня не увела. Если его нет, то нужно над ним работать».

Клиентка попросила всех присутствующих посмотреть на себя и выбрала женщину в кофте и юбке тёмных тонов. Н. С. по своим ощущениям выбрала другую женщину, в светло-серой кофте.

— А у меня как раз больше идёт сюда, – Н. С. показывает на женщину в сером. – Поскольку ты говоришь – люстры, а это свет. А тут человек в светлое одет. Ты посмотри, протестируй, не спеши.

Тогда клиентка пояснила:

— Я внутренне выбирала между моей женщиной и той, которую предложили вы. Но склоняюсь к своему варианту. Кстати, меня именно цвет привлёк.

Сразу видно противоречие: люстры должны нести свет, а выбирается заместитель в тёмной одежде, черноволосая.

— А что это у тебя люстры – тёмные? Они же свет должны давать. Или они у тебя ночного освещения?

— Они трендовые такие… У меня с этой женщиной срослось, такой образ.

В этом месте чувствуется, что клиентка уводит… Приходит мысль, что слово «трендовые» прикрывает какие-то тёмные «слепые пятна» в её системе. И она не очень-то хочет туда смотреть. Может быть от этого отсутствие резонанса с терапевтом.

— (группе) У нас диссонанс с клиенткой, её ведёт в одну сторону, меня в другую. Вопрос что сейчас будем делать. Это нехорошо, когда нет резонанса. Ещё раз, что тебя в этом заместителе привлекло?

Клиентка опять неуверенно мнётся, повторяет слова.

— Образ более женственный, она… Она гармоничная… для меня она достаточно целостная во всём, как образ…

— У неё мало энергии, она выжатая?

— Нет.

— Так мы кого ставим – успешный бизнес или такой, как сейчас? Ты выбираешь то, что ты хочешь в идеале. А я говорю, что нужно ставить бизнес как он есть сейчас.

— Да, наверное.

— (группе) Видите, мы уже пришли к чему-то. Вот это самый главный момент – выбор заместителя. Она сейчас поставит свои представления о том, чего хочет, а мы что должны делать? Я сделаю ей расстановку, у нас будет happy end, всё прекрасно… А потом никаких изменений в жизни не будет. Нам нужно истощённую компанию ставить.

(клиентке) Ещё раз себя внимательно тестируешь и смотришь – кого ставим истощённой компанией.

Клиентка заметила, что с женщиной в светло-серой кофте она знакома и, несмотря на резонанс, не стала её выбирать, после чего поставила её на роль Компании (О – организации).

Эти сомнения в выборе также говорят о двойственности, противоречивых тенденциях в подсознании. В этом случае для успешной работы необходимо перевести клиентку на новый уровень – метауровень. В этом суть авторской методики Н. С. (см. материалы секции). В тяжёлой ситуации, когда клиент одновременно хочет работать, но в реальности работать не даёт, необходимо перевести взгляд на его ценности, что и делается далее.

Метауровень, ценности и ориентация пространства

— Я всегда сразу ориентирую пространство, поскольку мы работаем с целостностью личности на всех уровнях от тела до духа. А для духа важна ориентация на его Источник (Источник духа, духовных ценностей).

Вопрос: в кого или во что ты веришь?

— В Бога.

— Тогда я сориентирую пространство на волю Божью. И так как я тоже верю в Бога, как символ я уже поставила, – Н. С. указывает направление, – переливающееся (живое и мёртвое лицо) изображение Туринской Плащаницы; там же открытки с Троицей и Матерью Божьей, а также фото моего духовного учителя о. Александра Меня. Это нормально для тебя? И для всех присутствующих? Просто я человек верующий, для меня это помощь в работе. Но если кто-то сильно возражает, я эти изображения уберу. И я люблю работать со светом. Свечу здесь зажигать нельзя, включаю своего ангела (на батарейках). Он переливается всеми цветами радуги, что очень красиво и является для меня символом расстановочной работы.

— Я не возражаю, наоборот. Даже больше скажу, это было первое на что я обратила внимание в комнате. Мне 18 лет назад в Польше подарили именно эту фотографию Туринской Плащаницы, она у меня дома на постаменте стоит. Как только зашла, её увидела, сразу подумала: мне сюда. Поэтому наоборот, спасибо вам.

— Это очень хорошо – налаживается резонанс. На Плащанице два лица Бога видно – живое и мёртвое. А изображение Божьей Матери для меня здесь символизирует женское начало Бога.

Начало расстановки: Организация, Фокус клиентки и Симптом

Ставим Организацию (О), та подходит к клиентке и сильно наваливается на неё со спины, тянет за плечи вниз. Когда после этого вводится Фокус (Ф) личности клиентки в связи с запросом (женщину в тёмной одежде, которую изначально клиентка хотела поставить Организацией), О наваливается со спины уже на неё.

Из этого следует, что организация – бремя для клиентки. Тёмная одежда Фокуса указывает на что-то очень тяжёлое в её системе. Из теории симптомных расстановок: симптом всегда от чего-то защищает и на что-то указывает. В данном случае, как мы видим далее, Симптом, разделяя Ф и О, с одной стороны защищает клиентку, а с другой – указывает на конкретных членов системы.

После этого ставим Симптом компании Истощение – С (женская фигура), который чувствует себя одновременно и ребёнком, и чем-то «как камень». Поэтому он не может ни стоять, ни двигаться (камень тяжёлый), а сразу ложиться набок между Ф и О, разделяя их и защищая тем самым Фокус от тяжести Организации. При этом ни на кого не смотрит. В связи с неподвижным камнем клиентка вспоминает свою маму, которая уже 10 лет не выходит из дома из-за боязни открытых пространств.

Напомним, что у организации и у клиентки один и тот же симптом – истощение. То есть он ослабляет, истощает организацию, чтобы истощённая клиентка могла её на себе нести.

Заметим, что, поставив ключевые фигуры, мы сразу смогли войти в семейную систему клиентки.

Временно введённый в расстановку заместитель мамы стоит недалеко от С и смотрит на него. А отец мамы (дед клиентки) сидит прямо около С, и между ними сильная связь. Дед был очень агрессивным, бил бабушку. В результате она ушла от дедушки с маленькой мамой (3 года). Следующий тест показывает, что очень важна прабабушка, мать деда. Именно на неё указывает С.

Фокусу клиентки Симптом не интересен, а О злится на С и хочет его стукнуть.

Применение BEMS-Model и вход в семейную систему

Интересно, что как только вошли в систему и заговорили о дедушке и прабабушке, заместитель клиентки (Фокус), который транслирует реальные программы, действующие в подсознании, показывает нежелание клиентки смотреть в сторону прабабушки и проблемной части системы. Это как раз и есть тот конфликт сознательного и бессознательного, амбивалентность, которая прослеживается во всей работе, начиная с интервью. Заместители показывают сильную динамику ухода от болезненной проблемы или её неприятие. В подобных случаях сопротивление клиента настолько сильное, что в расстановочной классике работу рекомендуется завершить. Спасает ситуацию применение авторского метода Н. Спокойной «Интегральный подход к краткосрочной терапии травмы» с использованием BEMS-Model.

С предложено сказать О: «Я твой симптом, я тебе родная. А ты хочешь меня стукнуть». Но О всё равно считала всё происходящее «вознёй», и сразу после разрешающих слов мы применили BEMS-Model для организации – в расстановку ввели ещё 4 фигуры: Тело (Т), Эмоции (Э), Интеллект (И) и Дух (Д) организации.

Эмоции садятся к Симптому.

Н. С. клиентке: «К прабабушке, похоже. А что в теле происходит, когда про прабабушку говорили и сейчас на происходящее?»

— У меня, знаете, такое разочарование, наверное. Что я об этом мало знаю.

— Видите, что она сейчас делает? Она уходит от вопроса. И я её к нему возвращаю.

(клиентке) Что в теле, когда я говорю о твоей прабабушке? И когда ты видишь, что Эмоции связаны с ней.

(группе) Конечно ей трудно идти в тело, надо направлять. Это нормально.

— У меня ноги как будто цементные… Как изваяние такое…

— Ты сядь, можешь даже отодвинуться.

(группе) Чтобы она не включалась тут активно…

Клиентка, присев на стул, радостно:

— Как вибрация впереди. Это же всё моё, – показывает на Симптом и Эмоции, – мне сюда нужно. Понимаете?

Что делает клиент? Он спасает мир. Она спасает свою прабабушку. Которая уже давно умерла, а она её всё спасает. И она должна туда, она должна что-то сделать – и это активно нам показывает.

Дух встаёт в ногах лежащего Симптома, спиной к Воле Божьей. Левее полукругом стоят И, О. Потом небольшой разрыв и ещё левее – Ф и Т. Все они стоят вокруг лежащего Симптома и сидящих рядом с ним Эмоций.

Н. С. заместителям: «Что чувствуем?»

Ф: «Тут хорошо».

Н. С.: «А когда она сказала «я должна сюда» была какая-то реакция?»

Дух уходит за спину Организации.

Фокус: «Меня прямо сразу потянуло ближе… в своё Тело (хотя Фокус показывает на Тело организации – опять путаница). Мы ближе становимся. И на ногах как будто бетонные валенки».

Тело: «В коленях что-то».

Н. С.: «У прабабушки как будто с ногами что-то, да. Она как вросла в землю».

Э: «Каждый раз на упоминание прабабушки у меня спазмы в ногах

Н. С.: «Всем заместителям уменьшаю всё в 40 раз. Все неприятные воздействия».

Это специальный приём, который хорошо работает, когда нагрузки на заместителей очень большие. Очень важно озвучить для всех цифру, во сколько раз уменьшаем нагрузку. Чтобы клиент и все присутствующие это осознали.

Клиентка: «Прабабушка – это дедушкина мама? Просто у мамы был приёмный отец. Но я и родного дедушку знаю».

Тело попросило слово: «Тело как-то странно заряжено. Я смотрю на неё (Симптом), там неважный вид, но чем больше я на неё смотрю, тем больше мне её хочется просто потоптать… каблуками. Причём так больно, чтобы она аж прям… ну не знаю. Энергии много очень».

Организация одновременно с Телом говорит: «Она так скромно сказала – пнуть. А на самом деле – растоптать».

Вспомним, что чуть раньше О хотела С стукнуть.

Н. С.: «Похоже на сильную агрессию в роду. Кстати, была ли у тебя в роду эпилепсия?».

— Это все так покрыто тайной. У папы было два брата, и про одного из них никто ничего не знает. У него, кажется, была эпилепсия. Что-то об этом слышала.

— Это не обязательно эпилепсия. Тут что-то похожее на скрытую агрессию. Конкретно – у прабабушки. Очень много «скручено». И отсюда может быть и потеря энергии. То, что здесь происходит (в поле) как раз об этом свидетельствует. Когда ноги связаны – это же потеря энергии. Полностью скрытая агрессия.

(Симптому) Ты свободный элемент, если что-то важное приходит, сразу говори.

С: «Когда об эпилепсии говорят, меня начало потрясывать. Как будто я становлюсь чем-то другим».

Тело: «Мне легче».

Внутренний конфликт

Интеллект встаёт под ручку с Организацией.

И: «Мне хочется забрать предприятие, повернуться ко всему этому спиной и уйти. Это не моя проблема. А с предприятием очень комфортно».

О: «Да, тут комфортно. И мы уйдём вместе с Интеллектом».

Дух отошёл на другую сторону комнаты: «Я уже ушла отсюда и вообще хочу сесть. Меня тут вообще нет. Я ходила вокруг них (Интеллект и Организация). Топталась, топталась, сзади пыталась стоять, но нет, повернулась лицом – нет. Подошла к Фокусу – нет. И я чувствую, что меня здесь нет…».

Н. С.: «Скажи – я чувствую, что меня здесь нет, я здесь лишняя, – Дух повторяет. – Хотя я чувствую, что я здесь главная. Должна быть главной».

Д: «Я знаю, что я главная. Но всё это, – показывает на поле, – не обо мне».

Н. С. садится слева от клиентки: «Теперь, к тебе. Это о чём? Дух – лишний, Интеллект вообще хочет с предприятием уйти и смотреть сюда не хочет. А это его симптом».

Д: «Мало того, меня это всё раздражает».

Н. С.: «О чём речь, кто на Симптом смотреть не хочет?».

Д: «Дух не хочет».

Н. С. клиентке: «В чём дело?».

Клиентка: «Я не хочу смотреть на какие-то родовые вещи!»

Н. С.: «И твоё предприятие не хочет смотреть?»

Интеллект: «А зачем нам туда смотреть? Прибыль удвоить? Мы ей удвоим, утроим. Не вопрос».

Важный указатель – во всём этом тяжелом теряется связь с Высшим. А именно Дух как представитель Высшего должен скреплять, объединять все части. В данном случае Организации. А он не может себе найти подходящее место. И как следствие – мы видим, что остальные заместители разделяются на две группы: Интеллект и Организация в одной, Симптом, все остальные части и Фокус в другой. Каждая отстаивает свою отдельную позицию в отношении к Симптому; части одного целого не чувствуют между собой связи; заместитель Интеллекта начинает рационализировать происходящее.

В классической расстановке в таких случаях ведущий должен указать заместителю, что тот говорит только «из головы», не передавая ощущения в теле. Или даже поменять заместителя. Но оставаясь в рамках теории интегральной терапии травмы мы заместителя не меняем. Поскольку он транслирует состояние клиента – его амбивалентность. В данном случае подсознательное желание не идти вглубь, в тяжёлое. Поэтому Интеллект рационализирует и контролирует (см. статью по ссылке). Можно сказать, что в данном случае вроде бы говорит не из роли, а на самом деле – в согласии с ней. Ещё один указатель на сильный внутренний конфликт у клиентки.

Связь Прибыли, Симптома и Эмоций

В этот момент в расстановку вводится фигура Прибыли (Пр).

Тело: «Энергия не туда идёт».

Клиентка: «А можно я прибыль другую поставлю?»

Интеллект: «Поставьте другую Прибыль, это не прибыль».

Клиентка: «Извините, мне не…»

Н. С.: «Я ставлю прибыль на сейчас».

Клиентка, настойчиво: «Для меня прибыль больше мужчина».

Н. С. оставляет заместителя: «Мужчин кроме оператора в помещении нет. Это может быть и мужская роль, хотя стоит женщина».

Мы видим, что Интеллект передаёт сопротивление клиентки. Это тоже указывает на отсутствие резонанса. Но в данном работа подходит к концу, да и время мастер-класса на исходе. Расстановку пора завершать и при этом показать клиентке на всё важное для неё. Кроме того, мы видим явный бунт заместителей (Интеллекта в первую очередь, за ним Организации). Если в данный момент пойти за желанием клиентки, потеряем много энергии и времени для её последующего восстановления. Поэтому Н. С. как ведущая в данном случае работает жёстко.

Чтобы сохранить наработанную энергию в условиях подобного противостояния необходим железный, можно сказать, немецкий порядок. Что требует от расстановщика больших усилий. Но именно в этом и состоит профессионализм и искусство расстановщика.

Прибыль подходит к Симптому и Эмоциям.

Симптом: «Это первая фигура, на которую мне интересно посмотреть».

До этого лежавший на боку индифферентный Симптом сразу садится и ищет Прибыль в пространстве.

Эмоции встают на ноги, смотрят на Прибыль, обе улыбаются, берутся за руки.

После появления Прибыли Интеллект и Организация отходят подальше.

Н. С. Интеллекту и Организации: «Что у вас сейчас? Вы же говорили о хорошем контакте с Прибылью. Обещали её утроить. Почему вы от неё уходите?»

Интеллект опять становится категоричен, часто всех перебивает и тянет внимание на себя.

И: «Это совсем не наша история. Не про компанию, не про прибыль. Эта другая история, нас она не касается».

Н. С., клиентке: «Это о чём? – клиентка растерянно молчит. –

Вопрос к Прибыли. Вот здесь есть связь?» – Н. С. показывает на Симптом.

Пр: «Есть связь».

Н. С.: «Чтобы ты стала больше, что нужно сделать?»

Пр: «Нужно чтобы Симптом встал».

Интересное наблюдение, которое не было озвучено. Видно, что в данной работе Симптом мешает Прибыли. И чем он слабее, тем должно быть лучше. Симптом сразу лёг. То есть он не был достаточно силён, что противоречит словам клиентки. И теперь мы имеем ещё одно противоречие. Чтобы Прибыль стала больше, Симптом по идее должен уменьшиться или вообще уйти. То есть Истощение организации (и клиентки, так как у них один симптом) должно как бы растаять, уйти, то есть организация (и клиентка) должны стать сильнее. Усиление Симптома означает усиление истощения. А здесь Прибыль нуждается в сильном Симптоме. И хочет с ним «кружиться в вальсе под потолком» (см. ниже). Очень аккуратно можно сделать вывод, что стоит не симптом Истощение, а цель – Подкрепление, или можно Ресурс. И, естественно, чем Подкрепление сильнее тем больше прибыль. Тогда всё сходится. Но в данной работе это не было озвучено. Хотя интуитивно все, включая клиентку, это понимали.

Н.С. симптому: «Вставай».

С: «Я не хочу».

Прибыль погладила Симптом по спине. Эмоции и Прибыль снова берутся за руки, улыбаются.

Н. С. группе: «Видите, как всё запутано? Столько всего поднялось – один уже уйти хочет, другой нет… Запрос на очень большую тяжёлую работу.

(клиентке) В чём тут дело, о чём это?».

— Тут очень много всего поднялось. Например, что мой бизнес – это о другом. Что-то случилось, как сковырнули чешую; какие-то адовые моменты поднимаются…

— Но твоя Прибыль смотрит на Эмоции твоего предприятия. Ты мне сказала, что у тебя бессилие на предприятии. И ты хочешь, чтобы предприятие получило больше сил, – клиентка кивнула. –

(всем) Видите, она меня тянет в разные стороны. Это о чём говорит? О том, что у клиентки большая лояльность. То есть она кого-то спасает. И предприятие поэтому сопротивляется. Сопротивление всё в клиентке, поэтому и идти нужно к ней. И спасибо заместителям, они искренне транслируют свои чувства. Но я должна идти от её запроса и того, что чувствую.

(показывает) Вот Прибыль, вот Организация.

(Прибыли) Есть ли у тебя связь с этой фигурой? – указывает на Симптом.

Прибыль и Симптом вместе:

— Есть.

— Какая?

Пр: «Не знаю какая конкретно. Отсюда идёт какая-то связь, поток… или наоборот, какое-то торможение… Между нами как будто верёвка протянута. Она не эмоциональная, а жёсткая, как палка или оглобля».

— Что нужно сделать, чтобы ты в два раза выросла?

— Эту связь усилить, и по большому кругу под потолком кружиться.

Прибыль и Эмоции опять обнимаются и говорят, что сливаются друг с другом.

Н. С. клиентке: «Если связь Прибыли с Симптомом есть, почему тогда такое противостояние фигур, о чём тут речь? Предприятие ты одна ведёшь?».

Клиентка говорит, что ведёт с мужем. Но реально он всё доверяет и полностью перекладывает на неё все обязанности: из разряда «кто везёт на том и едут». И все к этому уже привыкли.

Симптом сигнализирует, откуда может идти истощение и у клиентки, и у бизнеса – клиентка берётся работать за двоих (спасать) компанию, хотя это ей тяжело даётся. Как видно далее, выход на важную тему снова обостряет внутреннее противоречие, что и отражают заместители.

На упоминание мужа реагируют Интеллект и Организация. Они хотят уйти, забрав клиентку с собой. Но не её заместителя (Фокус), а её саму. Н.С. просит их показать, кого из фигур в поле они хотят забрать. Поскольку сама клиентка вне поля. Они говорят, что никого – все чужие, «не наша история». Потом, подумав, говорят, что тогда забирают Дух.

Н. С. Духу: «А что ты скажешь? Что происходит в связи со всем тут сказанным?»

Дух задумывается ненадолго, он всё ещё стоит в стороне от всех, в противоположном конце комнаты от Интеллекта и Организации.

— Я чувствую, что я тут главный, – клиентка на это кивает, соглашается.

— Ты так сказала «главный», а при этом руки опустила. И и О хотят тебя забрать, как ты к этому относишься?

Дух раздумывает. Интеллект и Организация шушукаются неразборчиво.

Дух подошёл к Интеллекту и Организации, те его радостно поприветствовали.

Н.С. группе: «Видите, целостности нет.

(Эмоциям) Что происходит?».

— Что Дух главный – не верю.

— Скажи – я здесь главная.

— Нет, не я.

— А кто главный?

Тело: «Я главное, – Э, Ф и Пр с ним соглашаются, улыбаются. – Я смотрю сверху на всё. Я очень высокий, сильная фигура, как мужчина какой-то».

Ф: «В ногах опять тяжело».

Э: «У меня аж мурашки пошли».

Ресурс

Н. С. группе: «Смотрите – классическая орграсстановка. Даже если мы не идём в семейную динамику, а только клиенту показываем, где причина – это уже очень много. И всё, что мы здесь видим – это об этом. В том числе и то, что меня сейчас раздирает в разные стороны».

Симптом: «Когда Д ушёл, мне стало очень грустно, как будто надежда ушла».

Н. С.: «Скажи Духу – когда ты ушла у меня ушла надежда.

(клиентке) Как только что-то ясно, мы это озвучиваем».

Симптом не успел договорить фразу, как Дух его зовёт: «А ты иди сюда».

О: «Кстати, да, он может быть ресурсом». И и Д согласны.

Н. С. клиентке: «Момент. Смотри, твоей компании нужен симптом обессиленности. Зачем?»

Вспомним, что Симптом возможно не Истощение, а Подкрепление, то есть скорее ресурс. И тогда всё становится на свои места: организации нужен ресурс. Но клиентке мы это не говорим. А высвечиваем противоречивый на первый взгляд факт, при этом не отвечая на её закономерный вопрос:

— Может быть, как ресурс? Вторичная выгода какая-то?

— Не знаю, я просто тебе высвечиваю. Это симптом твоей организации.

Таким образом мы передаём клиентке ответственность за её жизнь, не даём уйти в детскую позицию. И сразу появляется движение в расстановке. Наконец появляется возможность ввести в расстановку фигуру Ресурса, который должен показать направление к долгожданному решению.

Это движение первым чувствует Тело и просит слова.

Тело: «Когда Дух позвал Симптом к себе, я понял что могу помочь его туда допинать. Вернее, могу Симптом тихонечко туда подтолкнуть».

От этих слов у Прибыли появляется агрессия к Телу.

Н. С. вводит фигуру Ресурса (Р), который клиентка может получить, если проработает семейную проблему с дедушкой и прабабушкой.

Организация подходит к Эмоциям, обходит со спины Ресурс. Э смотрят на ботинки Р.

Н. С. клиентке: «Смотри, как только ввели Ресурс, Организация сошла с места, задвигалась».

О: «Ищу выход», – она встаёт рядом с Т, они смотрят друг на друга.

Т: «Я сдуваюсь. И у меня сразу ноги подкашиваются. Я была крепкая, а теперь могу упасть».

Организация возвращается к Интеллекту и Духу. Они противостоят остальным.

Дух: «Ко мне всё это не имеет отношения. Ко мне имеет отношение Интеллект…».

Н. С. клиентке: «Твоя личная работа для получения этого ресурса будет не по Интеллекту и Духу организации, она пойдёт по Телу и Эмоциям, что и понятно. Но Эмоции у тебя достаточно сильные, я правильно понимаю?».

Э соглашаются.

Миссия организации

Н. С.: «Но Эмоции и Прибыль не смотрят на И, Д, О и Волю Божью. Вопрос в том, какие у твоего предприятия ценности, какая миссия?»

Клиентка: «Дать потребителю продукт, который можно адаптировать под нужные ему цели».

Н. С.: «Это всё я понимаю, но смотри, у тебя есть своя миссия в жизни. Ты для чего-то пришла сюда и что-то важное делаешь, производишь люстры творчески. Какой цели, высокой цели должны служить твои люстры? »

Мы видим, что вопрос миссии компании для клиентки тяжёлый, скорее всего касается внутреннего конфликта. И как следствие – в этот момент что-то происходит: заместители начинают говорить одновременно, у Тела закладывает уши, горло, оно садится; Эмоции и Фокус чувствуют радость.

Н. С. клиентке: «Миссия предприятия, высокая, это о чём?»

Тело трёт глаза, садится.

Клиентка: «Высокая – это давать миру вот…». Тут Д перебивает клиентку: «У меня есть что сказать. Короче так, дайте мне Прибыль, где Прибыль? – берёт за руку Ресурс (не Прибыль!!!) и тянет его за собой. – Все эти эмоции, красота – это всё не про меня».

Ресурс не даёт себя увести далеко, начинает слабо сопротивляться.

Ф: «Не нравится мне Дух этого предприятия… Что делать без эмоций положительных?».

Н. С. останавливает движение заместителей, обращается к Ресурсу: «Она может тебя забрать?»

Ресурс не хочет уходить, сопротивляется. Все заместители снова начинают говорить одновременно каждый о своём.

Опять возникает переломный момент в расстановке, где важно выйти в метапозицию и навести немецкий порядок, что и делает Н.С.

Н. С.: «Когда я делаю так (поднимает руки, как дирижёр), это означает метапозицию, все заместители замолкают. Хозяин расстановки командует процессом, и это очень важно, чтобы был хозяин. И вы должны быть хозяевами, если вы работаете, особенно в формате орграсстановки.

(клиентке) Смотри, как только заговорили о миссии компании появилось много движения, энергия. Это очень серьёзный разговор – о миссии. Усиливается конфронтация и путаница: Дух говорит, что хочет забрать Прибыль, а забирает Ресурс.

(Духу) Что ты с ним сделаешь?».

Дух: «Мы тут будем функционировать, нам всем хорошо, у нас всё понятно. Ресурс даёт нам целостность: Интеллекту, Организации, мне. У нас есть перспективы развития. К остальным фигурам я не хочу вообще. Это не ко мне. Я вдохновляю бизнес и деньги, а вот это вот, – показывает на Э, Пр, С, – мне мешает».

Клиентка, заинтересовано: «Вот это во мне – ключевое».

Н. С. клиентке: «Это твой Дух. Значит это у тебя внутри такое противоречие: с одной стороны, нужно посмотреть на проблему, а с другой – не нужно.

(Ресурсу) Ты туда, – показывает на Д и И, – не хочешь идти?».

Ресурс: «Нет, и мне некомфортно от слов Д».

Н. С. Духу: «Ты забираешь Ресурс, который, между прочим, имеет отношение к семейной системе. Хотя говоришь, что Симптом тебе не важен. И это противоречие я сейчас озвучиваю.

(Эмоциям) У вас что? Вы бы пошли к Д и И?»

Дух и Эмоции заговорили одновременно.

Э возмущаются: «Нет, нет, нет – идти куда-то?, – машет руками. – Мне здесь нравится (справа от Пр, рядом с С, спиной к Д и И)».

Д: «Мне нужна фигура денег. Это же деньги?» – пытается взять за руку Ресурс.

Н. С. поднимает руки: «Секундочку, стоп. Что сейчас происходит?

(группе) Дух говорит, что хочет забрать деньги. Он из головы говорит или как заместитель?

(клиентке) И опять, то что они говорят, это у тебя. Это не они не сами по себе.

(Духу) Какую фигуру здесь ты хочешь забрать?».

Д, глядя в пол: «Я хочу забрать фигуру Прибыли».

Н. С.: «Так. В данном случае, это из головы. Физически, какую фигуру из присутствующих ты хочешь забрать?

(группе) Все молчите, пожалуйста».

Д показывает на Ресурс: «Вот эту».

Н. С.: «Но это не Прибыль, это Ресурс – от семейной системы.

(группе) Видите?

(клиентке) И опять это не у заместителей, это у тебя. Я просто показываю, что у тебя там происходит. И во всём этом ты должна навести порядок. Иначе нет целостности. Дух и Интеллект в том углу, Эмоции отдельно, а Тело где у нас?».

Тело всё ещё сидит отдельно, за спиной Ф лицом к Пр, Э и Р. Говорит, что ему очень плохо и что «что-то не то с миссией».

В данном случае ясно видно, что заместитель Духа говорит «из головы». Очень важно, чтобы фигуры чувствовали друг друга. В этом смысл замещающего восприятия. Бывают закрытые расстановки, где заместители не знают ни запрос, ни даже имён друг друга. Иначе информация из поля искажается. Дух думает, что забирает деньги, а забирает ресурс семейной системы. Именно это важно очень чётко донести до клиентки. И на этом срочно завершать работу. Иначе она станет небезопасной для заместителей и присутствующих.

Завершение работы

Н. С.: «Последнее и я хочу уже завершать.

(Прибыли) Что здесь?»

Пр не чувствует связь с И, Д и О, стоит к ним спиной, обнявшись с Эмоциями и чувствуя сильную связь с Ресурсом и слабую с Симптомом.

Пр: «Но от Ф я не чувствую ресурса, а что-то такое закукленное…».

Пр обращает внимание на красивый кулон Р – с птицей, он её радует, напоминает о чём-то светлом, о полёте. Р обнимает Пр и Э, чувствует родство с ними. Ему важно, чтобы Д стоял за спиной.

Ф стоит напротив Прибыли, Эмоций и Ресурса, чувствует связь с ними, улыбается.

С: «При разговоре про миссию показалось – что-то летает, какие-то птицы. Она так хочет от меня улететь, и мне опять кажется, что не дойдёт очередь, снова не увидят что я тут…»

Н. С.: «Прерванная миссия какая-то была».

Клиентка: «Прабабушка».

Н. С.: «Прабабушка».

Прибыль чувствует поток энергии.

Н. С.: «Подытоживаю. То, что я вижу. Прибыль связана с Эмоциями очень сильно. И с работой по семейной системе, с прабабушкой, с Ресурсом. И тут две части. Но при этом отрываются Интеллект, Дух и Организация – предприятие и его части. То есть, может быть, Организация и Прибыль тоже могут быть в каком-то конфликте. – все заместители и клиентка кивают. – То есть здесь нужна одна работа. – указывает на симптом. – А здесь, – указывает на Д, О, И, – другая, по воссоединению. Какая – пока не знаю, потому что слишком много. Это уже запрос на хорошую интегральную орграсстановку, очень серьёзную. Это совсем другой формат, чем здесь. Я просто хотела показать примерно, как можно с этим работать.

(группе) В бизнесе, если крупный бизнесмен приходит, то часто он не допускает до семьи. Но реально те проблемы, что у него на предприятии, они же у него в семье. И иногда нужно очень тактично ему это показать, а иногда – оставить за кадром, потому что решив свои проблемы на предприятии, он решит их частично и в семье. В систему можно с любого конца входить, и в этом – большое преимущество, потому что мужчины часто не хотят работать с семьёй, но зато работают с бизнесом. И этим самым они реально работают с семьёй.

(клиентке) Поэтому с семейной системой здесь одна работа, а здесь (показывает в сторону Д, И, О), а здесь ещё… не знаю сколько. Очень много заблокированной энергии везде, напряжённости, агрессии.

(Организации) Что у тебя сейчас?»

О: «Заскучала».

Н. С.: «А у Интеллекта?»

И: «Неинтересно. Другая история».

На эту фразу среди заместителей поднимается шум.

Н. С. обводит руками пространство между двумя группами заместителей и говорит клиентке: «Как пропасть между ними, видишь? И Дух между ними.

(Духу, который встал между двумя группами) Ты здесь стоишь?».

Д: «Вроде между ними, но больше имею отношение к Интеллекту и Организации. – показывает за спину. – Но на Ресурс и Прибыль с Эмоциями с интересом поглядываю».

Н. С.: «Тут какая-то такая травма была… Уж не знаю организации или семейной системы. Но расщепление… прям вообще. Но здесь (у Э, Пр, Р) на сейчас фигуры хотя бы соединились. И Дух уже посередине…».

Клиентка: «Во мне тоже внутренний конфликт: к чему я стремлюсь умом и сердцем там (И и О), а это (С, Э, Пр, Р) то, что реальная жизнь».

Н. С.: «С этим надо разбираться. Короче, ты понимаешь, что твоя первая задача – здесь (с Симптомом) в любом случае?».

Клиентка: «Да».

Н. С.: «Здесь какой-то будет ресурс и с ним нужно пожить, посмотреть, что дальше. Значит, я могу на этом остановиться?».

Клиентка: «Да.

(Духу) Что-то… что?». Дух качает головой.

Н. С.: «Понимаю, что очень много всего, но эту работу надо завершать и всех отпустить из ролей».

Все выходят из ролей.

Клиентка: «У меня начало болеть сердце, голова…»

Н. С.: «Скажи себе: я сейчас понимаю, что, наверное, мне нужно работать с моей семейной системой: посмотреть на дедушку и прабабушку и получить там ресурс. Там, наверное, что-то очень тяжёлое, и это у меня в теле. И мне дают знаки через моё предприятие, что нужно туда посмотреть. Я этот знак услышала, и когда придёт моё время, я это сделаю».

Клиентка повторяет фразы.

— Если сможешь, скажи – «я обещаю».

— Я обещаю. Я как раз хотела ехать к моей двоюродной бабушке, которая про всё это знает. Получается, я к этому уже готова.

— Как ты себя сейчас чувствуешь, когда это сказала?

— Ну какой-то трепет, надежда. Самое интересное, что когда это закончили, у меня очень зачесалась левая рука. А она у меня всегда чешется к деньгам.

— Хороший знак. После таких работ всегда очень много всего. Но что-то ты получила?

— Да, однозначно. Я чётко вижу внутренний конфликт: от ума хочу одно, много работаю в этом направлении, но его невозможно сдвинуть и… Очень похоже на то.

На этой позитивной ноте мы завершили эту очень непростую работу. Речь была о скрытой травме, с которой очень тяжело работать. Расстановка высветила много пластов, с несколькими из них мы поработали, остальные высветили как предстоящие задачи. В работе было очень много обучающих моментов.

20161014_MK3_134804

Демонстрационная расстановка 2 – «Психологический центр: стагнация, зависание в детстве»

Конгресс по Психотерапии. Москва 2016. Мастер класс проводит Наталья Спокойная

Во второй части мастер-класса сделали тестовую симптомную расстановку с симптомом предприятия «Зависание в детстве». Несмотря на краткость, расстановка показала существенные для клиентки динамики. В том числе и духовную. Появилось представление, в какую сторону двигаться дальше.

Запрос: увеличить прибыль психологического центра в 2 раза.

Симптом центра – стагнация, зависание в детстве.

Поставили фигуру Симптома, и тот сразу сказал, что ему примерно 6 лет. Он девочка и хочет прилепиться к клиентке.

Когда ввели фигуру Организации Симптом сел, ему стало плохо и грустно.

Клиентка рассказала, что детство поделено на 2 части – счастливое до 6 лет и всё остальное до тех пор, пока она не встала на ноги. Поставили 4 фигуры по BEMS-Model – Тело, Эмоции, Интеллект и Дух организации, и сразу увидели важные динамики.

Дух смотрит на что-то красивое, но не на Волю Божью. Эмоции говорят, что они не прожитые, сильная связь с Симптомом; что они чувствуют себя мамой, которая не проявляла эмоции. Клиентка сразу сказала, что в 8 лет мама отправила её на год очень далеко к чужой тётке. Клиентке там было настолько плохо, что она серьёзно планировала самоубийство (в 8 лет!!!). А мама стала для неё человеком, который предал, бросил… Это ключевой момент расстановки, в который важно перевести взгляд клиентки с тяжёлого на ресурсы. Была предложена разрешающая фраза:

«Дорогая мама, когда ты отдала меня чужой тётке, для меня это было как предательство. Но ты меня родила и дала мне жизнь. И хотя бы своим умом я понимаю, что у тебя были самые добрые намерения. что на самом деле это я так выбрала, когда выбирала жизнь, и зачем-то мне это было нужно».

Н.С.: «Что хорошего ты получила из этой ситуации?»

Кл.: «Я получила колоссальную силу. В 8 лет я шла подряд трое суток одна по дороге, и никто не беспокоился».

Н.С.: «Это связано с прибылью центра. Важно принять маму такую как есть, а также маленькую брошенную девочку, согреть её, приласкать… И возможно эта история отдалила тебя от Бога. Потому что «где Бог, когда мне так плохо?». И задача снова наладить с Ним связь. И показывать Его своим клиентам».

Смысл работы в том, чтобы принять себя-маленькую и брошенную, исцелиться, повзрослеть. И вместе с этой маленькой девочкой клиентке начать чувствовать живого Бога и подняться на другой уровень. И с этого уровня нести духовность своим клиентам и сотрудникам. Тогда организация сможет выйти из застоя, «зависания в детстве», повзрослеть вместе с клиенткой, выйти на другой уровень, в том числе и по доходам.

На вопрос, что в теле, клиентка сказала, что ощущения расслабленности и тепла. Пара уточняющих замечаний, домашнее задание, и мы завершили работу.

Описание секции, мастер-класса и пленарных докладов

Поделитесь страницей в соцсетях:

Комментарии Facebook