«Цепная передача» в групповой экспресс-терапии травмы

Статья в журнал «Психическое здоровье общества в постсовременном мире»

Автор: Спокойная Наталья Вадимовнадиректор IIS-Berlin, Интернационального Института Системных Расстановок, Берлин. 

Сертифицированный психотерапевт WCP и EAP, сертифицированный тренер Немецкого Общества Системных Расстановщиков (DGfS), преподаватель международного уровня и действительный член ОППЛ, системный сексуальный терапевт, специалист по Методу Мэрилин Мюррей, теолог (ученица о. Александра Меня и о. Георгия Чистякова)

В этой статье показывается возможность и особая эффективность применения нового формата духовно-ориентированной психотерапии в сочетании с системной расстановкой для групповой работы с серьезными травмами. Приводится конкретный пример работы одновременно с двумя клиентками, где в первой части работы В. участвует заместителем в расстановке А. Травма А. вызывает у В. как бы цепную реакцию — поднимается волна чувств, которая связана с её собственным травматическим опытом. Принимая активное участие как заместитель клиентки А., В., сама того не подозревая, начинает работу с собственной травмой. К концу сессии А. состояние В. становится настолько острым, что требует немедленной терапии, которая оказывается в этом случае как очень эффективной, так и сверхбыстрой. При этом незадолго до завершения терапии А. становится заместителем В. То есть они как бы меняются ролями. Одна помогает другой, потом наоборот. Данный вид терапии можно применять на нескольких членах группы. Работа с одним клиентом вызывает «цепную реакцию» у других участников группы, помогая им найти ресурсы для работы со своими травмами. Таким образом, очень результативно и оперативно терапию проходят все участники данной группы (2-7 человек).

В случае тяжёлых травм клиенту часто рекомендуют не расстановку, а различные формы травмотерапии, проводить которые необходимо очень медленно, шаг за шагом, гомеопатическими дозами излечивая травму [1]. В моих статьях многократно обосновывалась возможность краткосрочной терапии тяжёлой травмы с использованием системной расстановки [2,3,4]. Приводились многочисленные примеры подобной работы с травмами рода, травмами детства (в т.ч. сексуального насилия в детстве), с травмами войны и различных репрессий, потери близких и т.д. [5]. В настоящей статье на конкретном примере описывается новый формат – групповая экпресс-терапия тяжёлой травмы.

Многолетний опыт работы с тяжёлыми клиентами показал особую эффективность сочетания групповой и индивидуальной терапии. Работа с одним из членов группы оказывает сильное влияние на других её членов, что можно использовать для последующей работы с ними. Одним из наиболее эффективных элементов интегральной терапии является системная расстановка. В нашей работе я, мои студенты и сотрудники Института IIS-Berlin заметили, что почти всегда у заместителя клиента во время расстановки происходит конфронтация с собственной травмой, что можно использовать для терапии. Известно, что в большинстве методов трамотерапии много сессий, как правило, полгода, уходит на поиск безопасного места. И только после этого этапа можно начинать процесс конфронтирования клиента с травмой.

В данном формате член группы (N), являющийся заместителем, конфронтирует с травмой клиента, что позволяет N мягко прикоснуться к собственной травме. N как бы находится в метапозиции по отношению к самому себе. Или можно говорить о зеркальном эффекте: N., являющийся как бы зеркалом клиента в свете поставленной перед терапевтом проблемы, в определённый момент начинает видеть самого себя в зеркале клиента, которому он помогает. Далее N входит в резонанс с собственной травмой, но хорошее решение для клиента даёт его заместителю N много положительной энергии и ресурсов для собственной работы, что позволяет гораздо легче, с одной стороны, перенести самый тяжёлый этап терапии – конфронтацию со своей травмой, а с другой – найти ресурсы для положительных изменений в жизни.

Таким же образом мы включаем в работу остальных членов группы. Причём работа со вторым клиентом, как правило, проходит быстрее, чем с первым. С третьим ещё легче и быстрее. И так далее. Если с первым клиентом терапия занимает порой 1,5 — 2, иногда даже 3 часа, то с последним клиентам в группе часто достаточно 15-20 минут. Со сравнимым результатом. Таким образом, можно говорить о том, что мы имеем практически мгновенный эффект сразу для всей группы (в сравнении с терапией сроком в месяцы и даже в годы, несколько часов работы в группе можно считать мгновением).

Пример «цепной передачи» в расстановке для двух клиентов.

Рассмотрим частный случай «цепной передачи» для двух клиентов, находящихся в разных регионах РФ. Работа проводилась в онлайн-группе, участвовали в том числе студенты IIS-Berlin, проходящие обучение системным расстановкам, проводимым в онлайн-формате [6].

Клиентами были А. и В. До этого я уже делала для А. несколько расстановок, после которых она чувствовала значительное облегчение. Но тема взаимоотношений с отцом оставалась для нее по-прежнему очень тяжелой, папа вызывал сильное раздражение, периодами даже ярость.

В ходе интервью я обратила внимание на интересный факт: клиентка рассказывала, что болезненно реагирует (испытывает сильный страх) даже на скрип двери из комнаты отца, что является сигналом о том, что отец, возможно, направляется в сторону ее комнаты.

А. сказала, что находится настолько в резонансе с отцом, что по скрипу двери может определить его настроение и намерения. Мне стало ясно, что в этом случае папа не играет роль отца. Но в чьей роли он находится? Это предстояло выяснить.

А. утверждала, что в детстве болезненной реакции на скрип двери у нее не было. На вопрос, когда она стала так реагировать на скрип двери, клиентка ответила: после смерти мамы.

В том случае, когда мы имеем дело с тяжелой травмой, важно предельно аккуратно подвести клиента к его боли и провести через неё так, чтобы открылся путь к новым озарениям. Для А. ответ «после смерти мамы» означал только определенный временной промежуток, но нам необходимо было узнать, был ли как-то связан скрип двери со смертью ее мамы.

На вопрос: «Как ты думаешь, этот скрип двери имеет какое-то отношение к маме?» – А. ответила: «Точно не знаю, но если бы мама была жива, то такой реакции скорее всего у меня бы не возникло».

В этот момент произошло нечто удивительное. Одна из студенток сказала: «Я тоже знаю, что такое реакция на скрип двери. В детстве у меня были очень тяжелые отношения с папой, и когда я слышала скрип калитки, то вздрагивала. Когда я слышала этот звук, то понимала, что мне надо как-то выжить». Это было для меня сигналом для того, чтобы поставить эту студентку заместителем скрипа, так как этот звук, очевидно, был тем триггером, в котором для клиентки было очень много энергии.

В этот же момент пришла дочь клиентки и присоединилась к расстановке.

Заместитель скрипа отметил, что чувствует сильное напряжение, состояние тотальной мобилизованности: «У меня напряглась грудная клетка. Сильное напряжение, не могу выдохнуть. Мне надо принимать решение: то ли бежать, то ли прятаться». После этого заместитель скрипа сказал, что чувствует себя женщиной, мамой А., умершей от рака лёгких. При этих словах дочка клиентки заплакала.

Я предложила А. сказать: «Дорогой скрип двери, я сейчас вижу, что ты чувствуешь себя женщиной, моей мамой». Дочка клиентки почувствовала себя плохо, она стала жаловаться на то, что по ее лицу пошли, по ее словам, странные волны. Для меня было очевидно, что девочка перенимает ощущения бабушки перед смертью. Я поставила ее фигурой смерти, что дало ей возможность не чувствовать боли и отстраниться от ситуации [7].

Заместительница скрипа двери (и одновременно мамы А.) отметила, что ей страшно даже смотреть на дверь, она старается отвернуться от пугающей ее двери. Я предположила, что речь идет о страхе в момент перехода, в момент смерти и предложила клиентке сказать следующее: «Дорогая мама, может быть, я взяла твой страх. Мне страшно вместо тебя. Но ты уже там, где не страшно, а я все еще боюсь вместо тебя. Дорогая мама, наверное, когда я слышу скрип двери, это мне напоминает твои последние дни».

После этих слов клиентке стало легче, а заместительница мамы ощутила, что у нее задышали легкие.

После этого мы обсудили стратегию поведения А. с отцом. Ей было предложено представлять себя во время общения с ним 5-летней девочкой .

Расстановку можно было заканчивать. Однако В. сказала, что в тот момент, когда А. было предложено «быть для папы маленькой 5-летней девочкой», В. «накрыли свои переживания от общения с мамой». Для меня это был сигнал, что надо продолжить работу. И я решила сделать эксперимент – не выводя заместителей из ролей, мы пошли в следующую расстановку. В первой работе было так много энергии, что зацепило В. Как раз об этом эффекте написано выше.

В. сказала, что у нее тяжелые отношения с мамой, которая все время учит ее жить. У неё возникло внутреннее противоречие: как взаимодействовать со своей мамой, чтобы с одной стороны, быть взрослой женщиной, а с другой – разговаривать с мамой из позиции 5-летней девочки (мы учим наших клиентов быть детьми для родителей, занимая своё правильное место в иерархии системы). Больше всего в ситуации общения с мамой В. задевало то, что «её учат жить те, кто не мог сам правильно простроить свою жизнь».

Здесь нам предстояло понять, что плохого для В. было в том, что мама учит ее жить. Но я видела, что здесь речь шла об очень большой травме – у клиентки обнаружился очень высокий уровень защиты. Здесь нам было очень сложно определить симптом. Поэтому я пошла по другому пути, задав вопрос: «Кто из твоего рода мог так говорить – сам ничего не умеет, а меня учит?»

В. вспомнила о бабушке по маме, которая часто говорила: «Яйца курицу не учат». Но я чувствовала, что в этой линии нет энергии, надо было искать дальше. Пошли по линии второй бабушки, по отцу. По словам В., бабушка была очень отрешенной от жизни, странной, как бы «не от мира сего», к ней серьезно никто не относился, ее называли блаженной. «Бабушка была верующая и мне часто говорили, что я по характеру очень на неё похожа — вылитая бабушка», — рассказала В. Таким образом, бабушка была частично исключена из системы, а В. собой её замещала и тянула на себя «тяжёлое» бабушки.

После этого мы поставили А. на роль бабушки. И стало ясно, что мои предположения соответствуют действительности. Я предложила В. сказать своей бабушке следующие слова: «Ты была очень верующим человеком и не показывала свою обиду, когда тебя не принимали всерьёз. Теперь во мне поднимаются те чувства, которые ты себе не позволяла выражать».

После этого заместители отметили, что стали чувствовать себя намного лучше, и мы завершили работу.

Через неделю после работы А. написала мне, что уже не так сильно реагирует на скрип двери, отношения с папой стали более ровными. Ее дочка, которая также всегда очень сильно реагировала на скрип двери из комнаты деда, отметила, что этот звук ее больше не раздражает, она стала лучше относиться к деду.

У В. после расстановки пришло осознание, что на её жизнь очень повлияла судьба бабушки, она продолжает благодарить бабушку и делает ей поклоны. С мамой отношения стали более спокойными, причем некоторые слова мамы, которые ранее вызывали бурные эмоции, перестали задевать. Кроме того, она начала замечать взаимосвязи между отношениями с мамой и своими финансами, захотела выйти на новый уровень в своих доходах, профессии и т.д. Процесс изменений был инициирован, В. поняла, в какую сторону предстоит двигаться для получения серьёзных результатов.

Похожие работы можно делать в небольших группах. При этом алгоритм примерно такой. Когда заместитель первого клиента обнаруживает, что выходит из роли и погружается в собственные динамики, мы ставим первого клиента его заместителем. И делаем следующую расстановку. Как правило, один или несколько участников группы, находясь в той или иной роли, также попадают в свои динамики. Тогда в третьей расстановке мы работаем с тем, у кого собственная динамика отзывается сильнее. И так далее. Пока не сделаем работу для всех участников группы. Опыт показывает, что быстрые положительные результаты обнаруживаются у всех её участников.

Если у кого-то из участников в вышеописанном процессе собственные проблемы не поднялись, их личную работу можно или отложить на следующий раз, или сделать расстановку в её классическом варианте.

Таким образом, мы включаем в работу всех членов группы. Причём работа со вторым клиентом, как правило, проходит быстрее, чем с первым. С третьим ещё легче и быстрее. И так далее. Если с первым клиентом терапия занимает порой 1,5 — 2, иногда даже 3 часа, то с последним клиентом в группе часто достаточно 15-20 минут. Со сравнимым результатом. Таким образом, можно говорить о том, что мы имеем практически мгновенный эффект сразу для всей группы (в сравнении с терапией сроком в месяцы и даже годы, несколько часов работы в группе можно считать мгновением). Отзывы о работе по принципу «цепной передачи» можно посмотреть здесь. Буду благодарна за отзывы, замечания и обмен опытом.

Список публикаций:

  1. Спокойная Н. Четырёхчастная модель Тело-Эмоции-Интеллект-Дух. Преимущества и особенности применения для восстановления целостности личности в случае тяжёлой травмы. Интегральный подход (старое название: Об особенностях расстановочной работы в случаях сильной травматизации // Психотерапия. – 2013. №11 (131). – С. 44-49.
  2. Спокойная Н.В., Симонова Т.И. Духовно-ориентированная психотерапия и системные расстановки: миссия и задачи // Психотерапия. – 2015. №5 (149). – С. 78-81.
  3. Спокойная Н.В. Расстановочная работа в свете христианской психотерапии // Психотерапия. – 2014. №11 (143), выпуск №3. – С. 88-89.
  4. Спокойная Н.В., Симонова Т.И. Системные расстановки как духовно-ориентированная психотерапия // Психотерапия. – 2015. №12 (156). – С. 96.
  5. Спокойная Н.В. Четырехчастная модель Дух-Интеллект-Эмоции-Тело для обнаружения скрытой травмы детства и работы с ней // Психотерапия. – 2015. №11 (155). – С. 75-77.
  6. Спокойная Н.В., Симонова Т.И. Системные расстановки в онлайн-формате // Психотерапия. – 2015. №9 (153). – С. 60-66.
  7. Спокойная Н.В. Интегральный подход в системной расстановке // Психотерапия. – 2014. №11 (143), выпуск №3. – С. 89.

 

Поделитесь страницей в соцсетях:

Комментарии Facebook

Оставьте комментарий